С. Воложин.

Комментарии к книге Бенуа.

Учитесь не верить

XXXVIII.

А. М. Васнецов, М. В. Якунчикова-Вебер, А. П. Остроумова, С. И. Светославский

"…есть нечто близкое к Нестерову — какая-то, иногда очаровательно разрешенная, гармония. Первобытной, таинственной свежестью дышат его далекие тайги, тонущие в щемяще грустном вечернем зареве или в сырых, холодных фантастических туманах. Далекие полчища сосновых лесов, широкие, могучие, холодные сибирские реки, плавно протекающие между ними, тяжелые очертания Уральских гор объяты широким эпическим духом. Аполлинарий Васнецов, подобно скандинавам, с которыми он имеет много общего, разрешил очень трудную задачу, дав такие панорамические виды “живописных” местностей и не впав притом в “каламистость”, в слащавый трафарет”.

Ап. Васнецов. Горное озеро. Урал. 1892.

Ап. Васнецов. Баллада. Урал. 1897.

Ап. Васнецов. Сибирь. 1894.

Ап. Васнецов. Северный край. 1899.

Опять: велеречив ли Бенуа? – Ну да, если нет репродукций перед глазами. А в то же время – как-то и нет. Потому что я, например, что-то подобное и представлял. Видел, наверно что-то, где-то, когда-то. И можно было б не комментировать. Но тут негативно упомянут Калам. И я не мог пройти мимо.

Я уже давно понял, что ницшеанцу Бенуа претит радостное мировосприятие, свойственное преуспевающему мещанину.

Наверно же Урал и Сибирь можно рисовать и как Калам – как счастье жить. Что-нибудь в таком роде:

Фотография.

Миросозерцание мещанина и ницшеанца, вообще говоря, равны как миросозерцания. И говорить уничижительно об одном так, будто это общепринято, - говорить велеречиво.

А интересно было б от искусствоведа услышать, как выражено одно и другое, и чем выражение отличается.

И ведь не холодными ж и тёплыми тонами. Вот, в холодном тоне фотография, а – шик… Услада скачущей половине мира.

А в чём разница?

Мне очень жаль и что ницшеанство у художников не выявлено почти всегда, и что как оно выражено – замалчивается. А я не ахти как умею.

Одно предполагаю. – Дали. – Мещане и счастливые ими не интересуются. Вот и в этой фотографии - разве это ТАКАЯ даль, как дали у Апполинария Васнецова? - Вон, и у Бенуа мелькнуло слово с корнем “дал”: "далекие”.

*

"Ему единственно удался Кавказ, а между тем, сколько русских художников писали его, начиная от Виллевальде, Лагорио, кончая Киселевым. Все они превращали эту дивную, мрачную и грандиозную природу в какое-то розово-лиловое, кондитерское Сорренто. Даже фотограф Верещагин не сумел обойти этот камень преткновения. Кавказ Аполлинария Васнецова единственно приближается к Кавказу Лермонтова — чудовищно огромный, давящий, широкий, страшный, безумно красивый в своем серо-зеленом, однообразном колорите. Краска и техника А. Васнецова вполне способствуют цельности впечатления от его картин: несколько грубые, здоровые краски, очень упрощенный, но типичный рисунок, жесткая, простая живопись”.

Виллевальде. Вид Владикавказа. 1860.

Лагорио. Вид на Тифлис. 1871.

Киселёв. Горный пейзаж (Кавказские вершины).

Верещагин. Кавказ. Гора Казбек. 1897.

Удостоверился.

А вот Апполинарий Васнецов. Единственная его кавказская вещь, найденная мною.

Ап. Васнецов. Церковь Смида Самеба. Кавказ. 1895.

По-моему, не надо было Ап. Васнецову тратить время на Кавказ.

Да и на Крым.

Ап. Васнецов. Вид из Ласточкиного гнезда. Крым. 1924.

Впрочем, это уже за временными рамками книги Бенуа.

Но зато понятны слова про чисто живопись:

"…несколько грубые, здоровые краски, очень упрощенный, но типичный рисунок, жесткая, простая живопись. Лишь иногда, и то за самое последнее время, стал он впадать в приторность”.

С этим Крымом как в воду глядел Бенуа (я картинку поставил до того, как эту цитату прочёл).

*

"Точно сказка выглядит этот дикий город, служивший такой чудной оправой грандиозным Кремлевским памятникам. Жаль только, что увлечение археологией заставляет А. Васнецова так комкать композицию с целью воспроизвести как можно больше всякой всячины, жаль также, что как раз в этих вещах технические его недостатки особенно заметны: краски слишком “аппетитны”, рисунок сбит и не характерен, живопись дряблая”.

Ап. Васнецов. Улица в Китай-городе. Начало XVII века. 1900.

Если б в “Крыму” были "краски слишком “аппетитны””, я б согласился. Разве что я не ту репродукцию взял.

Во всё остальное тоже не врубаюсь. И не могу найти средства врубиться.

*

Бенуа уже несколько глав как принялся хвалить художников пересказом картин, но без анализа. Хвалит без выхода на идеал. Хоть это и велеречивость, я прекращаю такую обсуждать. Если какую похвалу и процитирую, то с уклоном в технику (что вероятнее всего не смогу прокомментировать).

*

"…свежей, благородной палитрой, таким широким, бодрым мастерством”.

Якунчикова. С колокольни Саввино-Сторожевского монастыря. 1891.

Широкое и бодрое мастерство я вижу в широких мазках на колонне, баллюстраде, колоколах, балке. Но не в кустарнике, далях и облаках. Там всё более скрупулёзно.

А за свежую палитру, получается, надо считать применение голубо-зелёного цвета для изображения белого цвета (ну не зелёные ж они) колонны и баллюстрады.

То же самое, - только вместо голубо-зелёного – фиолетовое, - можно сказать о следующей картине.

Якунчикова. Из окна старого дома. Введенское. 1897.

*

"…стилизовать свою работу, оградить ее от случайностей росчерка, от мишурного блеска, от лишних и потому безвкусных подробностей. С этой целью она одно время прибегала к выжиганию на дереве, и ей удалось превратить этот опошленный, в сущности безотрадный, способ в прекрасное орудие для своих высокохудожественных намерений. Еще лучше удалось ей достичь той же цели: упростить и тем синтезировать свою технику в цветном офорте”.

Якунчикова. Пейзаж. 1893-1895. Б., цв. офорт

Тут и комментировать нечего. Стилизация, декоративность… – Красяво. То, что Бенуа не переносил, когда это был натурализм, как у Айвазовского.

Почему одно нужно ругать, а другое хвалить?

И то, и другое есть прикладное искусство, приложенное к украшению стен или книг.

То же относится к А.П. Остроумовой.

Остроумова. Адмиралтейство под снегом. 1901г. Цветная ксилография.
*

"Незатейливые, тихие, но изумительные по мастерству, по правдивости эффектов и по своему благородному стилю пейзажи обеих художниц должны в истории русской гравюры занять место рядом с великолепными портретами Чемесова, Скородумова и Уткина, а также со скромными, но милыми литографиями Галактионова, Мартынова и Александра Брюллова”.

Чемесов. Портрет Петра I

Скородумов. Павел I

Уткин. Пушкин

     

Галактионов. В.Л. Пушкин

Мартынов. Вид Каменного острова

Александр Бенуа. Сенная площадь

Усвоил.

*

"…этюды, зачастую поражающие свежестью своих красок, своей насыщенностью светом”.

Ционглинский. Пустыня у Мёртвого моря. 1901. Холст на картоне.

Свидетельствую: нет там такого марева. Наоборот, всё очень резкое. А зелень - поразительно тёмная. Само же море пронзительно синее. Так что это не насыщенность, а перенасыщенность светом. И этюды про те места все такого рода. Не то, чтоб я выбрал плохой.

*

"Архипову вредит его чрезмерная ловкость, вечно совращающая его в сторону щегольства и шикарства <…> сценки исполнены с той же бравурой, с тем же шиком, с которым Невиль или Иосиф Брандт рисуют патриотические баталии и парады”.

Архипов. По реке Оке. 1889.

Согласен. Всматривание в лица ничего не изменяет, в общем, впечатлении довольства.


Больше и лиц-то нет. Это при общем числе присутствующих в лодке – 10.

Невиль. Защита направления Рок. 1880.

Брандт. Битва под Хотином в 1621 году. 1865.

Прав Бенуа.

*

"…у Светославского. За последнее время этот истинный художник почему-то стал сбиваться с толку и кидаться на совершенно неподходящие для него сюжеты; в то же время он забросил совершенно заботы об исполнении, стал писать грубо, небрежно, необдуманно".

Если б можно было думать, что вот это

Светославский. Вечерний пейзаж. І четверть ХХ в.

написано до 1902 года (времени выхода книги Бенуа), то оно б годилось к иллюстрации писания "грубо, небрежно, необдуманно". Хоть вода выполнена старательно и похожа на воду. Правда, за "необдуманно" я не уверен, исходя из слов Бенуа же: "в начале 90-х годов, он был одним из лучших товарищей Левитана”.

Объяснюсь.

Левитан – ницшеанец (см. тут и мн. др. у меня о Левитане). Ницшеанство, в частности, - порыв в иномирие от катастрофично (как у Чехова) переживаемой скуки серой жизни. Образом такой скуки может быть вот это Ничего, которое нарисовано у Светославского. А образом иномирия – несколько необычный, фиолетовый оттенок зари. Она красная обычно.

То же относится к такой картине.

Светославский. В саду. 1900-е.

Что если 1901-й, и Бенуа её видел?

Ко всему можно отнести слово "небрежно". Всё нарисовано без старательности. И это можно трактовать как без любви.

Но тут тоже не "необдуманно". Ибо та же колоссальная скука изображена. Гляньте на позу мучения этой женщины, она не в силах аж сидеть от отчаяния.

И уж совершенно ницшеанская (левитановская) такая картина (опять без даты).

Светославский. Догорающий день.

Можно не комментировать, чтоб не повторяться.

Что плохо с моей стороны. Не понял, значит, зачем художник всё же и эту картину написал. Наверно ж, чтоб что-то иначе “сказать”.

Конец 27-й интернет-части книги.

Перейти к другим интернет-частям:

0, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 28, 29, 30, 31

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)