Единомышленник по словосочетанию “ницшеанство Чехова ”

Из сайта “Чеховский вестник. № 11. 2002”.

"Бикова, М.В.

Біля джерел модерністської концепції особистості в російській літературі кінця ХІХ – початку ХХ століть. (Ніцшеанські мотиви та “культурний герой”): Автореферат дисертації на здобуття наукового ступеня кандидата філологічних наук. – Київ: Інститут літератури ім.Т.Шевченка, 2000. – 16 с.

"Русское ницшеанство" как процесс и эволюция; творчество Чехова как его этап: освоение навыков мифологического сознания как способа мысли и жизни, отраженное в рассказах 90-х годов и поздних пьесах.

Быкова, М.В.

Философия Ницше в прочтении русских писателей конца ХІХ – начала ХХ веков. – Киев: Редакція “Бюлетня ВАК України”, 2000. – 196 с.

Глава о Ч.: “Русское ницшеанство" как процесс и эволюция; творчество Чехова как его этап: освоение навыков мифологического сознания как способа мысли и жизни, отраженное в рассказах 90-х годов и поздних пьесах”.

http://chekhoviana.narod.ru/Vest_11.htm

*

Из сайта “Для всех и ни для кого. Фридрих Ницше”.

"…особой социальной группы, продуцирующей ницшеанство как общественное движение, еще станет предметом нашего рассмотрения. Но Троцкий недвусмысленно указывает на паразитический характер этой группы разлагающейся старой аристократии, не способной найти себя в новом буржуазном мире. “Живя вне общества, хотя и на его территории и на счет его, она ищет оправдания своему существованию в сознании своего превосходства над членами организованного общества” [21, с. 319].

Эта чеховская тема потерявшей себя в новом буржуазном мире аристократии усиливается неожиданным сравнением ницшеанствующей социальной группы с “жалким люмпен-пролетариатом”, на фоне которого она выступает “паразитенпролетариатом высшего калибра””.

http://www.nietzsche.ru/look/zhukotsky.php

*

Из сайта “Для всех и ни для кого. Фридрих Ницше”.

"Для Толстого популярность учения Ницше знаменовала надвигающийся крах нравственности русского общества. Он наблюдал признаки шаткости моральных ценностей повсюду: в журналистике, в церкви, в литературе и даже в творчестве Чехова…”.

http://www.nietzsche.ru/around/a5_5.shtml

http://www.nietzsche.ru/around/russia/klust/?curPos=4

*

Из сайта “Сайт-путеводитель по философской Самаре”.

"об отрешенности Чехова от всего житейского, о его мышлении “под символом смерти” (М.К.Мамардашвили) говорят его произведения”.

http://www.phil63.ru/a-p-chekhov-kritika-byta-kak-prezentatsiya-bytiya

*

Из сайта “Записная книжка школьного библиотекаря”.

"Чехов, как и его современник Ницше, уже слишком хорошо знал, как ничтожны те средства, которыми обыкновенно располагает сострадание, как мало можно сделать в разных жизненных ситуациях этими средствами. Как великий Заратустра Ницше, Чехов пытается понять мир, найти осмысленность в обязательном господстве зла над добром.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Он, как и Ницше, понял, что в жизни есть зло, как и добро, и, вероятно, зло нужно так же, как и добро, что и то, и другое является необходимым условием человеческого существования.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Чехов в интерпретации Саяповой и с ее большого, судя по всему, одобрения, - “тайный ницшеанец””.

http://bibnout.ru/chehov/p136aa1.html

*

Из сайта “Электронная версия газеты “Столичные новости””.

"…книга англичанина Дональда Рейфилда “Жизнь Антона Чехова”… почти ницшеанец и слегка декадент, Чехов бросает свое окружение в качестве прототипов в печку своих рассказов”.

http://cn.com.ua/N368/culture/book/book.html

http://www.rulit.net/books/russkij-apokalipsis-read-206947-15.html

*

Из сайта “Электронная библиотека специальной филологической литературы”.

"Речь идет о становлении личности, о развитии духа: это темы русской литературы 1860-х годов, темы претензий Чернышевского и Добролюбова к тургеневским героям, у Чехова еще переосмысленные в новом, несколько ницшеанском ключе…”.

http://philology.ruslibrary.ru/default.asp?trID=384

*

Из сайта “Энциклопедия культур DЙJА VU".

"То же ощущение собственной творческой “единственности” среди обыденных людей, враждебных к “разоблачению ложного в вещах”, сопутствовало и исполнению роли Иоганнеса Фокерата в “Одиноких” Гауптмана, что было сразу же отмечено некоторыми театральными критиками: одни ставили Мейерхольду в упрек некоторую сухость игры и отсутствие “задушевности”, тогда как другие, напротив, считали, что только с такой подчеркнутой “отчужденностью” и можно давать этот образ из пьесы “писателя с закваской ницшеанца”. Создав на сцене особый тип “одиноких”, по мнению А. П. Чехова, полностью соответствовавший духовному складу самого Мейерхольда этих лет, он перенес этот “гауптмановско-ницшеанский” комплекс и на другие театральные образы: примером тому может служить его интерпретация образа Треплева в “Чайке”, в котором, как отмечали современники, происходило полное совпадение роли и “лирической темы” Мейерхольда-актера”.

http://ec-dejavu.ru/n/Nietzschismo.html

*

Из сайта “Журнал "Самиздат"”.

"Не знаю, как у вас, а у меня нет ни малейших сомнений в гениальности А.Чехова. А при чем здесь, собственно, Чехов? - скажете вы. Какое отношение имеет Ницше к Чехову, а Чехов к Ницше? Ну, Ницше к Чехову - никакого, а вот Чехов к Ницше – прямое…

- Воловьи Лужки - наши!

- Да помилуйте, что вы такое говорите?! Какие же они ваши?! Воловьи Лужки наши, а не ваши!

- Нет наши! И наш Разгуляй лучше вашего Откатая!

- Разгуляй лучше Откатая?! Да наш Откатай в сто раз лучше вашего Разгуляя!”.

Хоть сам Дмитрий Сокк так и не думает, а думает, что Чехов – это не есть его герой. Сокку невдомёк, что Чехов, издеваясь над опошлением ницшеанства, ратует за возвышение его. Но если Сока обкорнать, получится верное понимание.

http://samlib.ru/s/sokk_d/nietzsche.shtml

*

Из сайта “Библиотека "Полка букиниста"”

"Как показывают Франк и Шестов - и Ницше, и Чехов, в конечном счете, говорят об одном, и том же, о невозможности принять будущее, которое точно предсказано и предуказано, о невозможности отказаться от свободы страдания, от свободы последнего отчаяния - от той "последней" свободы, которая несовместима с проповедуемой Булгаковым верой”.

http://society.polbu.ru/evlampiev_metaphysics/ch77_v.html

*

Из сайта “bibnout.ru/chehov/Dswmedia/tvorcestvoantonachexovasegodnya.doc”.

"С его [В. Мильдона]точки зрения, Чехов не просто передал атмосферу заката конкретного времени, но ощущение неминуемой катастрофы жизни вообще. Жизнь страшна, пока человек таков, каков он есть сейчас, и пока он не изменится, жизнь будет прежней, существующий человеческий тип уже не годен, нужны другие люди, “великаны”, - так определил автор статьи важнейшую для Чехова мысль”.

"Выявленные в статье [А. Степанова] незаметные на первый взгляд явления и процессы, попадая в чеховский текст, оказываются знаками, непосредственно отсылающими к экзистенциальному трагизму существования человека”.

"По мнению Л. Димитрова, ближе всего к Чехову Хайдеггер, для которого страх - основное настроение существующего человека. Это объясняет и бездействие героев”.

“Чехов изображает основные настроения человека, значимые для философии экзистенциализма ХХ в [Х. Виллих-Ледербоген]".

"Чехов противостоит мифическим литературоведческим представлениям о якобы существующем прогрессе в литературе вообще и в творчестве отдельного писателя в частности [И.Н.Сухих]".

"А. Неминущий в статье “Чехов и Ницше (специфика рецепции)” обратился к проблеме пока малоизученной (хотя только в рецензируемом сборнике имя Ницше возникает несколько раз) и показал, что идеи философа занимали внимание Чехова по крайней мере последние 10 лет его жизни, хотя на русском языке писателю могли быть известны только ранние труды философа. В отличие от монологической позиции Толстого с его безусловным отрицанием Ницше, Чехов вступал с его учением в диалог, принимая идеи об ограниченности социальной морали и необходимости отринуть все идеологические клише. Статья интересна тем, что расширяет наши представления о философских исканиях самого Чехова (а не просто произвольно включает его творчество в контекст философских исканий эпохи)”.

http://bibnout.ru/chehov/DswMedia/tvorchestvoantonachexovasegodnya.doc

*

Из сайта “НИЦШЕВСКИЙ СЛОЙ В ПЬЕСАХ А.П. ЧЕХОВА”.

"Следы ницшевского влияния исследователи обнаруживают в повести 1893 года “Черный монах”, в которой автор “чуть ли не прямым цитированием” хотел дать читателю “подсказку” и “подчеркнуть безусловную связь” повести с “Рождением трагедии из духа музыки” и другими работами Ницше (Е. Себина). В монографии С.А. Комарова впервые аналитически представлено влияние философии немецкого гения на комедийное наследие Чехова 1890-х годов”.

“Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые выявлен и детально, системно проанализирован ницшевский слой в драмах “Дядя Ваня” и “Три сестры”, обозначена его динамика. В качестве опосредующих и усиливающих развитие ницшевского слоя источников впервые определены точки схождения чеховской драматургии с наследием Р. Вагнера и драматической сказкой Г. Гауптмана “Потонувший колокол””.

"за каждым образом драмы “Дядя Ваня” начинает мерцать другой, метафизический образ, отличный от повседневного, будничного. Вероятно, с этим связано то, что автор из текста убирает разговоры об “институтках” и “демократах” – искусственных, неприродных, а главное – временных и непостоянных обличиях человека. Герои словно “выхватываются” из определенного времени и помещаются в вечность, где работают законы природы, лишь относительно зависимые от времени и пространства”.

"…“Дядя Ваня””. В драме Чехов стремится найти в русском человеке духовные резервы, способные в определенных условиях вывести его на новый уровень “развития”. Такие резервы Фридрих Ницше видел в дионисийце, сверхчеловеке. Читателю дионисический потенциал Чехов открывает у Астрова, имеющего свою собственную “философскую систему” - программу, по которой он строит жизнь. Для того, чтобы создавать “организмы” (заниматься лесоводством), доктор отказывается от счастья в привычном, традиционном понимании. У героя нет дома, семьи, в его жизни нет покоя. От всего этого Астров отказывается ради решения собственной сверхзадачи – сохранять старые леса и сеять новые. В этом доктор находит личное счастье, видит свое предназначение. Дионисический потенциал обнаруживается и у Войницкого, всю жизнь живущего в усадьбе и работающего на счастье других. В кризисной ситуации, когда герой узнает о том, что у него намерены отобрать то, что он пытался сохранить всю свою жизнь, ради чего он не стал “Шопенгауэром, Достоевским”, Войницкий дионисически “преображается”. Он готов пойти на крайний для изначально аполлонически настроенного человека шаг. Дядя Ваня готов убить Серебрякова”.

"Убить человека, покушающегося на счастье семьи, дом, - не является грехом. С этим связано спокойствие, с которым воспринимают несвершившееся убийство живущие в усадьбе люди, этим обусловлено то, что Войницкий не останавливается после первого выстрела в Серебрякова и не раскаивается в содеянном позже. В драме дионисический потенциал сближает и даже объединяет Войницкого и Астрова, который настойчиво говорит об их некой внутренней похожести и закрывает глаза на очевидное внешнее различие. У обоих героев есть в жизни сверхзадачи (у одного это сохранение дома, у другого – лесов), которые они решают более или менее удачно, ради которых они готовы лишиться личного, бытового счастья”.

http://www.tmnlib.ru/DbFileHandler.axd?1617

*

Из сайта “Система уроков по творчеству А.П. Чехова”.

"4.При всей сюжетной разноплановости и кажущейся пестроте ситуация в чеховских рассказах сводима к следующему:

•жизнь алогична, следовательно, все попытки придать ей смысл ни к чему не ведут, а только усиливают ощущение абсурда;

•надежды, счастье, “идеалы” иллюзорны, беспомощны перед лицом необходимости смерти;

•“распалась связь времён”: все существуют отдельно, обособленно, никто не способен на сочувствие, сострадание, да и сами они потеряли смысл, – если нельзя понять жизнь, можно ли понять человека?

•привычная этика и мораль уже не способны регулировать отношения между людьми, следовательно, человек не имеет права осуждать кого-либо, требовать соблюдения норм – каждый сам несёт ответственность за поступки”.

http://cf17.hc.ru/~area7ru/metodic-material.php?2580

*

Из сайта “Ю.И. Айхенвальд. Чехов”.

"Нам кажется, что лишних людей Чехова и его самого в конечном основании удручал, безотносительно к особенностям русской жизни, закон вечного повторения, этот кошмар, который преследовал и Ницше. Все в мире уже было, и многое в мире, несмотря на истекшие века, осталось неизменным. Остались неизменными горе и неправда, и в спокойное зеркало вселенной как бы смотрится все та же тоскующая мировая и человеческая душа”.

http://dugward.ru/library/chehov/aihenv_chehov.html

*

Из сайта “Михаил Быков. жизнь, работа, творчество”.

"все теории Ницше, теории Дарвина, которые увлекали Чехова в своё время достаточно серьёзно”.

http://www.mbykov.ru/job/finam/antonchehov/

*

Из сайта “Содержание // ДАРЬЯЛ 2012-4”.

"И здесь [в финале рассказа “Гусев”] картины мира автора и его героя совпадают, располагая своих носителей вне морали – по ту сторону добра и зла”.

http://www.darial-online.ru/2012_4/besolova.shtml

*

Из сайта “Евгений Петрович Барышников. Семейный сайт”.

"В современном литературоведении принято недоумевать: о каком ницшеанском грехопадении Чехова говорит Толстой? Между тем много данных свидетельствовало о том, что чеховское творчество как бы мимоходом, но очень последовательно переворачивает важнейшие правила морали, истины, обычаи. В произведениях Чехова идет непрекращающийся суд над современностью, глубокая переоценка этических ценностей. Вот пример. В рассказе “О любви” гуманный помещик Алехин всю жизнь загубил, обуздывая свое непобедимое чувство к жене близкого друга. Исходя из общепринятых принципов жизнь прожита правильно и даже с мрачным величием. Послушаем теперь, что говорит сам Алехин, подводя итоги пережитого: “Как ненужно, мелко и как обманчиво было все то, что нам мешало любить. Я понял, когда любишь, то в своих рассуждениях об этой любви нужно исходить из высшего, от более важного, чем счастье или несчастье, грех или добродетель в их ходячем смысле”. Итак, общепринятые моральные нормы решительно отвергаются как безнравственные, не отвечающие более широкому и ответственному пониманию жизни, а также инстинктивному миро-чувствию современного человека. Такая постановка вопроса была решительным пересмотром традиционных критериев. Творчество Чехова возвещало начало человеческого суда над господствующими моральными нормами, и это был суд “воли”. Ходячее “добро” теперь должно само оправдаться перед человеком. Подобный поворот нравственного творчества явился столь неожиданно, что поневоле понимаешь растерянность современников. Русским литераторам, включая и Толстого, в голову не приходило отрицать мораль как ценность, как особую форму сознания, которую общество создает для обслуживания своих нужд. Обратимся наугад к любому примеру: можно выбрать хотя бы Достоевского. В речи о Пушкине он так оценивает психологическую коллизию Татьяны Лариной: “Пусть я одна лишусь счастья..., пусть, наконец, никто и никогда, и этот старик (муж Татьяны — Е. Б.) тоже, не узнает моей жертвы и не оценит ее, но не хочу быть счастливой, загубив другого. И вот из недр чеховского творчества раздается ироническая реплика дяди Вани, словно предназначенная Достоевскому: “Изменить старому мужу, которого терпеть не можешь,— это безнравственно; стараться же заглушить в себе бедную молодость и живое чувство — это не безнравственно!” Наивно-провинциальный “дядя”, как видим, бросает вызов моральным устоям русского быта. Причем критике подвергается бытовое добро как таковое, а не его мещански-ханжеское искажение — обстоятельство, которое необходимо отчетливо осознавать”. (Бердников)

http://www.litbar.ru/Documents/Tolstoy%20&%20Tchekhov.html

http://www.litbar.ru/Documents/Tolstoy%20&%20Tchekhov.html#note2

*

Из сайта “Чехов “ Дневник. “ Щоденники “ RC-SVIT.com”.

"Скорее экзистенциализм. Астров говорит: "Как-то странно... Были знакомы и вдруг почему-то... никогда уже больше не увидимся. Так и все на свете...". Вот что это значит? Или в "Дуэли": "Никто не знает настоящей правды". Главное в Чехове - и в прозе, и в драме - несостоявшееся событие”.

http://weblog.rc-svit.com/weblog.5464.12743.html

*

Из сайта “ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ”.

"В. Н. Чубарова “СКУЧНАЯ ИСТОРИЯ” А.П.ЧЕХОВА: ОПЫТ ИНТЕРПРЕТАЦИИ”. Предпринята попытка прочитать повесть А.П. Чехова в контексте современных ему философских интуиций, в частности, в свете эстетической метафизики Ф. Ницше, предложенной им в работе “Рождение трагедии из духа музыки”.

"можно говорить о сближении интуиций философа и художника только в силу принадлежности их к культурному пространству, питаемому общими художественно-эстетическими инстинктами, о которых пишет и Ницше и которые, в свою очередь, оказываются способными питать и творческое чувство Чехова”.

http://quintura.ru/?request=%D0%A7%D0%B5%D1%85%D0%BE%D0%B2+%D0%9D%D0%B8%D1%86%D1%88%D0%B5&tab=0&page=9&tabid=

*

Из сайта “Долженков Петр Николаевич Чехов и позитивизм”.

"Чехов не идет вслед за В.С.Соловьевым и символистами или за Д.С.Мережковским. В эпоху русского религиозно-философского ренессанса он, испытывая различные влияния, прокладывает свой путь самостоятельно. Вопрос о том, каков же был этот путь, во многом остается не решенным, хотя и обнаруживаются несомненные схождения между творчеством и мировоззрением писателя и философией Шопенгауэра, оказавшей влияние на Чехова, экзистенциализмом, В.С.Соловьевым и символистами”.

http://www.liter-lib.ru/d/dolzhenkow_p_n/chekhov.shtml

*

Из сайта “Ницше – Михайловский – Чехов ...”

"Сходство Чехова с Ницше можно усмотреть в их отношении к пессимизму как установившейся доминанте социального поведения…”.

Впрочем, во всей остальной статья мы с автором не совпадаем.

http://in.yhs4.search.yahoo.com/yhs/search?p=Чехов+Ницше&fr=altavista&fr2=sfp&iscqry=

*

Из сайта “Журнальный зал”

"Я иногда думаю, что было в Чехове нечто сверхчеловеческое — не зря жил он и работал одновременно с Ницше”.

http://magazines.russ.ru/druzhba/2010/1/by15.html

*

Из сайта “Сайт Валерия Сурикова”

"им [Чеховым] обобщаются не особенности характеров, поведения и прочее из этого ряда, а какое-то фундаментальное свойство бытия”.

То есть у Сурикова нет сил додуматься до метафизичности идеала Чехова. Вот он и говорит обиняками.

"Теперь остается понять, о каком фундаментальном свойстве бытия может идти речь. Для меня это свойство стало очевидным при работе над статьей (http://vsurikov.ru/clicks/clicks.php?uri=Poljanskaja.htm), посвященной роману И. Полянской “Горизонт событий”— у нее есть там чеховская тема, она не главная, но и далеко не случайная. Разрабатывая ее, И. Полянская и обнаруживает, как мне показалось, эту удивительную способность Чехова: быть художественно равным реальности— не усиливать в ней зла, но и не уменьшать добра”.

Так для меня Полянская является ницшеанкой. То есть, по-моему, для неё Зло в мире попирает Добро. И идеальным для неё является именно такое их соотношение. И если хочешь не прозябать, надо быть со Злом. Поскольку для Чехова – тоже, постольку она и говорит о равности реальности Чехова.

Впрочем, по Сурикову соотношение Зла и Добра для равности реальности = 5/8 (золотое сечение). Добра больше.

http://www.vsurikov.ru/2010l0324chehov.htm

*

Из сайта “А.В.Кубасов. Русский ницшеанец у Боборыкина и Чехова”

"Невольным союзником для автора “Студента” мог выступить немецкий философ. “Уже в первом сочинении Ницше, “Die Geburt der Tragцdie aus dem Geiste der Musik”, имеющем характерное подзаглавие – oder Griechenthum und Pessimismus, заключается мысль, что трагический исход борьбы с роковыми силами не обязывает к мрачному взгляду на жизнь”.

князь Д.Н. Цертелев посвящает разбору современной европейской философской мысли большую работу. Находится место в ней и для анализа идей Ницше. В частности, критик замечает: “У него (Ницше – А.К.) перемена мыслей зависит не от ясного сознания безошибочности новых, а от чувства смутной неудовлетворенности старыми, от какого-то юношеского, но болезненного брожения, заставляющего его искать в области мысли не истины, а свободы” . Последние слова особенно значимы, так как их можно признать точкой соприкосновения Ницше с Чеховым.

…“Кому живётся весело, вольготно на Руси?”. Ответ Некрасова, с которым вполне был солидарен Чехов, прост и одновременно драматичен – “никому”. Напомним, что одной из отличительных особенностей взглядов немецкого философа является признание двух типов морали, противопоставленных друг другу – морали рабов и господ. В рассказе [“По делам службы”] “мораль рабов” связана с образом “цоцкого” Лошадина, а “мораль господ” – с молодым самоубийцей Лесницким и его семейством. Чехов фактически полемизирует с Ницше: вместо резкого противопоставления двух моралей в рассказе показана их конвергенция, приводящая к сближению судеб. Недаром в сне Лыжина Лесницкий и Лошадин идут “бок о бок, поддерживая друг друга”. Если Ницше устанавливает своего рода закон, согласно которому “господа” по природе своей счастливы, а “рабы” – нет, то у Чехова те и другие несчастны, при этом границы между социумами оказываются стертыми. Молодой барин Лесницкий не слишком отличается от мужиков, среди которых он вынужден жить.

Есть смысл сопоставить в свете ницшеанских идей двух героев из разных произведений Чехова: Костю Треплева и Сергея Сергеича Лесницкого. Основание для их сравнения очевидно – оба самоубийцы. Более спорно другое их сходство – декадентство. Если в случае с Треплевым можно опереться на реплику Аркадиной, обзывающей своего сына “декадентом” и “киевским мещанином”, то в случае с Лесницким такой опоры нет. Однако и второго героя можно признать “декадентом”, вкладывая в слово тот смысл, который придавал ему Ницше. Вновь обратимся к статье Михайловского, где представлена апология декадента и декадентства, по Ницше: “Преданным ученикам нет надобности протестовать и против слова "декадент" – учитель сам себя так называл” . Суть декадентства немецкого философа Михайловский усматривает в самоизоляции человека и в его индифферентизме к окружающей жизни.

Слово “индифферентизм” к середине девяностых годов Х1Х века стало знаковым, недаром Чехов употребил его в “Чайке”, где оно носит отчасти объектный характер, то есть является не только изображающим, но и изображаемым (в кругозоре автора), своеобразным словом-вещью. Медведенко говорит Маше: “Я люблю вас <…> и встречаю один лишь индифферентизм с вашей стороны”. Про индифферентную Машу, влюбленную в “декадента” Треплева, можно сказать, что она “стихийная ницшеанка”, чувствующая в нем родственную душу.”.

http://www.newruslit.ru/for_classics/chekhov/a.v.kubasov.-russkii-nicsheanec-u-boborykina-i-chehova/view

*

Из сайта “ИМХОНЕТ”.

"…не могу его читать, его сарказм просто раздражает, его насмешки над людьми отталкивают”.

“Читая его, у меня постоянно возникает мысль, что он очень не любил людей”.

“И Чехов, и Ницше одинаково отринули некоторые его [Шопенгауэра] идеи наподобие буддистского пути уничтожения страстей и страданий. Оба приняли путь сверхчеловека, Чехов немного неосознанно”

http://imhonet.ru/person/68745/

К объектам единомыслия: файлам Чехов. Степь и др., Чехов. В овраге,

Чехов. Гусев, Чехов. Жалобная книга, Чехов. По делам службы,

Чехов. Смерть чиновника. Палата № 6, Чехов. Три сестры,

Чехов. Налим, Чехов. Письмо к учёному соседу. Психопаты

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)