Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Сомов. Портреты.

Художественный смысл.

Ницшеанство.

 

Есть шанс понять.

Есть шанс понять, зачем Константин Сомов лица портретов в своей графике выполнял натуралистически, а остальное – "бестелесностью контуров” (https://www.83147.ru/article/3980).

 

Портрет Александра Бенуа. 1895.

Портрет Михаила Кузмина. 1906.

Портрет М.В. Добужинского. 1910

Слово “бестелесность”, применённое в близком соседстве со словом “модерн”, навело на мысль обратиться к Александрову, подробно рассмотревшему модерн:

"Временной отрезок от становления до выхода из моды модерна относится к концу цикла Нового времени, следовательно, в формационном смысле это – стиль, имевший место в конце рационалистического менталитета. Нового времени” (http://alexnn.trinitas.pro/files/2011/12/Stil-modern-ar-nuvo-4.pdf).

Знакомая мука от скуки рационализма к концу XIX века естественно приводит к идеалу ницшеанства.

"На первом месте здесь стоит свобода, воли человека, отталкивающая любые формы общественного диктата” (Там же).

При рационализме всё рисовали натуроподобно. – Как против этого бунтовать? – Очень просто: половину рисовать натуроподобно, половину – нет.

Но я-то считаю, что радикальный (не меньше) “бунт против” имеет под собой мотив – подсознательный идеал, позитив – метафизическое принципиально недостижимое иномирие, радость от которого – в способности творца дать иномирия образ. – Вот в этих портретах натурность с бестелесностью, столкнувшись в нашей (подготовленной) душе, как раз и даёт образ этого иномирия. – Чему Сомов бы очень удивился, если б ему сказали. Оно и естественно – в подсознании ж идеал. Более того, как-то не принято в России договаривать о ницшеанстве до конца – до подсознательного иномирия.

Вот если спросить всезнающий интернет: “Константин Сомов иномирие”, - то единственное, что выдаёт Гугл (не Яндекс) – сайт https://www.tg-m.ru/articles/%E2%84%962-2013-39/simvolizm-v-rossii “Символизм в России” Аллы Гусаровой (я шрифтом выделил это слово):

"Во многом под воздействием В. Васнецова сложилось творчество Михаила Нестерова (1862-1942). Вслед за Александром Ивановым он мечтал написать явление Христа народу. Но несколько работ с образом Христа оказались не столь глубокими, как этого хотелось бы автору. Повлияли на творчество Нестерова также европейские мастера, художники раннего Возрождения, прерафаэлиты, французские мастера второй половины XIX века - символист П. Пюви де Шаванн и представитель натуральной школы живописи Ж. Бастьен-Лепаж. Однако главным в возникновении его символизма был личный мистический опыт, связанный с ранней смертью любимой молодой жены. Самая художественно совершенная и глубокая в его творчестве картина “Видение отроку Варфоломею” (1889-1890) органически соединяла лирический образ русской земли с образом иной, высшей реальности и открывала мистические свойства отечественной природы. "Иномирие” особенно ощутимо в картине “Дмитрий-царевич убиенный”. В своих полотнах, изображающих пустынников, странников, монахов, отшельников на фоне пейзажа, ставшего символом национальной красоты, Нестеров создал образ России, страны Святых чудес, где человек и природа проникнуты единым молитвенным созерцанием. “...на земли мир в человецех благоволение”. В картинах и церковных росписях художник мечтал сказать русскому народу “заветное слово о нем самом”. Одна из его программных работ называется “На Руси (Душа народа)” (1914-1916).

На свой, национальный, лад Нестеров воплощал одну из сокровенных тем символизма - поиски “земли обетованной”. Это основной объект живописи Пюви де Шаванна: счастливое человечество среди умиротворенной природы. Во имя одухотворения природы и человека Нестеров преображал действительность, делал ее бесплотной, прибегая к разбеленным, словно затуманенным краскам, упрощая и утончая, ритмизируя формы и линии, используя говорящие сопоставления или контрасты. Любимый прием - изображение хрупких молодых деревьев, вносящее ноты трогательности, чистоты, задушевности”.

Гусарова-то “иномирие” применила верно для символизма. Но. Символизм свой идеал же считает принципиально достижимым, не как ницшеанство. Когда-то, немыслимо далеко, в сверхбудущем, но принципиально достижимым. Как и христианство.

Ницшеанство же устало не только от рационализма, но и от христианства. И против него столь же рьяно направлено, как и против мещан, обыденности и рациональности.

Гусарова права, вспоминая Пюви де Шаванна.

Пюви де Шаванн. Сон. 1967.

Принципиальная достижимость тут аж кричит.

А сравните (тут) с картиной Нестерова и моими словами: “Вечно Россия была страдательная: от степняков, от татаро-монголов, от крепостничества…

Через эту Вечность не есть ли и упомянутый Нестеров кем-то из ницшеанцев, как бы он тему святости ни эксплуатировал?”.

Надо для честности показать картину, на которую ссылается Гусарова.

Нестеров. Дмитрий-царевич убиенный. 1899.

Но она не отличается от оспоренной. Да и тут многократно доказано ницшеанство Нестерова.

Гусарова натягивает символизм на него (из-за темы). Но то, что видят глаза на картине, не есть же то, во имя чего она создана. Иначе не было б общения подсознаний автора и восприемников.

Верно Гусарова сказала и о влиянии Васнецов. Так зато Васнецов-то и есть ницшеанец (см. тут).

С другой стороны (см. тут) ницшеанство Сомова доказано.

25 июня 2020 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/est-shans-poniat-5ef480a2fa6dea50d9c2cf1e

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)