С. Воложин

Коллекция интерпретаций художественных деталей

Художественный смысл (единство произведения) виден в каждой детали произведения.

Кто в коллекции в первой интерфейс-части книги.

Первая интерфейс-часть книги “Как я научился понимать искусство”

 

КНИГИ ПРОШЛОГО. ПЕРВАЯ КНИГА

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

С. Воложин

Как я научился понимать искусство

и как могут это повторить другие

 

Одесса 2000

 

 

 

 

ББК 85

В 68

УДК 7.03

Воложин С. И.

Как я научился понимать искусство. - Одесса: Студия “Негоциант”, 2000. - 102 с. - (Книги прошлого. Кн.1.)

ISBN 966-7423-47-6

 

В книге собраны и в доходчивой форме представлены примеры так называемого синтезирующего анализа многих десятков произведений литературы, пластического искусства, кино, музыки и т. д., а также примеры возведения деятельности художников в ранг художественного открытия.

В 4905000000 ББК 85
  2000 УДК 7.03

 

ISBN 966-7423-47-6 O Воложин С. И., 2000
O Студия “Негоциант”, 2000
 

 

 

Содержание

Предисловие.............................................................................. 3

Коллекция интерпретаций

художественных деталей................................................................4

Коллекция возведений в ранг

художественного открытия...........................................................84

Литература............................................................................... 99

 

 

 

Предисловие

Я начинаю серию “Книги прошлого”. Пусть с их помощью кто-нибудь когда-нибудь проживет такую же счастливую жизнь, как я. А прожил я ее, едва ли не бо`льшую часть времени постигая художественный смысл разных произведений искусства, т. е. почти что на небесах.

Начинал я с эстетического самообразования. Мне повезло: я вскоре наткнулся на книгу, которая дала мне уникальную отмычку от обычно скрытого смысла художественных творений. Отмычка эта - задаваться вопросом, зачем,- с точки зрения идеи целого произведения,- художник осознанно или бессознательно применил тот или иной (в идеале - любой) элемент этого произведения.

Такой подход в явном виде очень редок - даже среди знатоков и специалистов. И я принялся их неявное проявлять и записывать: втискивать их текст в свою таблицу. В первом столбце ее - наименование элемента, во втором - пример этого элемента, в третьем - из какого он произведения, в четвертом - ответ на вопрос, почему он применен с точки зрения идеи целого, в пятом - откуда я этот ответ выписал.

Я это назвал коллекцией интерпретаций художественных деталей и принялся ее наращивать. Постепенно количество ее экспонатов перешло в качество: там стали появляться мои собственные слова (их я в этой книге выделяю курсивом).

Вы, читатель,- я так надеюсь,- сначала будете читать страницы этой коллекции пассивно (более или менее соглашаясь с написанным), а потом - активно: вас настолько заденет, что вы доберетесь до обсуждаемого произведения, чтобы проверить на нем, целом, мысли прочитанные (раз) и возникшие у вас (два).

Если этой книги не хватит, чтоб вас раскачать,- в вашем распоряжении будут другие “Книги прошлого”. В них я демонстрирую собственную пробудившуюся активность во всей полноте. Их принцип - делайте со мной, делайте сами, делайте лучше меня; не святые горшки лепят.

В этой же книге - есть еще одно небесполезное собрание - коллекция возведений в ранг художественного открытия. Тоже в виде таблицы. С такими столбцами: кто открыл, что открыл, как было до открытия, откуда выписано.

Чтоб меньше занимать места в таблицах, источники напечатаны в конце книги в алфавитном порядке и пронумерованы. Цифры этих номеров и вклю-.

 

чены в таблицы. Следующие числа, отделенные запятыми, это том или номер и год периодического издания, или - страницы.

Сейчас, издавая эти коллекции, не все “экспонаты” мне кажутся хорошими. Далеко не со всем я теперь согласен. Но я не стал делать отбор. Читатель и сам разберется, как к чему относиться. Главное - принцип: за мелочью - огромное.

Остается объяснить название серии - “Книги прошлого”.

И в прошлом искусство- и литературоведческие книги были не в ходу у широкого круга читателей, а с реставрацией капитализма - и подавно. И не только потому, что большинство стало нищими, и им не до искусства. Даже те, кому теперь “до искусства”, почти всегда интересуются им (есть такой термин) квазихудожественно, в отвлечении от того, чтоб задуматься, зачем это художник создал. И с прежней публикой было подобное. Но не до такой, как теперь, степени. Потому они - книги прошлого. Они будут ждать, когда наступит аллергия к мерзкому настоящему и тяга к духовно в чем-то чуть лучшему прошлому.

Затем. Они написаны при прошлом строе. А я их не стесняюсь и теперь. По-моему, в них есть что-то вневременно`е (хоть я теперь кое о чем думаю иначе).

Наконец, меня спонсирует человек из прошлого, Семен Сегаль, соученик, более 40 лет назад уехавший из Советской Литвы в Израиль и нашедший меня, уехавшего оттуда же перед наступлением “настоящего” времени. Пусть его деньги пойдут на книги, написанные там, где мы жили оба.

А так как денег - немного, а читателей - еще меньше,- пусть и тираж будет маленький: только для библиотек, для Будущего.

Коллекция интерпретаций художественных деталей

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Артикуляцион-ная затрудненность стиха: на 10 согласных 3

гласных.

Во свет рабства тьму претвори

Радищев. Вольность

Идея революции, ее трудности, суровости

13, 105

Лексическая и синтаксичес-кая привычка: деепричастные обороты в ремарках, т.е. в словах, сопровождающих прямую речь.

“Да, да - широко раскрывая глаза, сказала Наташа, смутно вспоминая, что тогда Соня сказала что-то о князе Андрее...”

Толстой. Война и мир

Идея единства психической жизни, физических проявлений и действий человека (один деепричастный оборот дает ремарку внешнюю, указывает на сопровождающий слово жест, мимику, позу, а второй - ремарку психологическую, указывает на сопровождающие слово чувства, мысли, ощущения, воспоминания и т. п.)

13, 107, 116

Варваризмы: смесь лексики из разных западных

языков

Madame, Monsieur, бульвар, котлеты - французские; roast-beef, beef-steak, Child-Harold - английские; “васисдас” - немецкое; гений, анекдоты, эпиграммы - общеевропейские.

Пушкин. Евгений Онегин. Гл. I

Иноземность этой культуры, культуры Онегина и его окружения,- это не столько импортированность ее, сколько вненародность. Если бы культура Онегина была подменена не русской, а скажем французской, она не была бы опустошена, обессмыслена. Она опиралась бы на творческую жизнь чужого народа, т. е. исторически законной реальности. А так это культура “общеевропейского света” и повсюду губительна, пуста, то плодит лишних людей: и в Мадриде, и в Париже, и в Лондоне.

13, 148, 149

Не всякие иностранные, а слова салонной, верхушечной цивилизации

Наряд: туалет, панталоны, фрак, жилет, боливар

Предметы роскоши

Театральные утехи: балет, актрисы, ложи, театр, entrechat, лорнет

Моды: dandy

Ресторанно-гастрономические тонкости: beef-steak, roast-beef, ананас

[нет слов-терминов интернациональной науки - кроме терминов поэзии (ее приемлют светские гостиные) и слов, относящихся к салонной моде на экономическую болтовню; нет слов техники, политики]

- “ -

 

 

 

 

Народность определяет нравственную полноту и здоровье духовной жизни человека. А нравственная болезнь Онегина - от воздействия сформировавшей его среды “высшего света”, блистательного, изящного, но оторванного всем бытием своим от жизни народа, ничего общего не имеющего со своей страной. А страна живет, трудится, страдает, побеждает, творит свою историю [техника, наука, политика и т. д., не употребленные в виде иностранных слов].

13,

150,

151

 

 

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР-

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Нарочитое скопление варваризмов, и часто они стоят не в середине, а в рифме и в иноземном написании

И возбуждал улыбку дам

Огнем нежданных эпиграмм...

В хронологической пыли...

Но дней минувших анекдоты...

Сердца кокеток записных...

Надев широкий боливар,

Онегин едет на бульвар

И там гуляет на просторе,

Пока недремлющий брегет

Не прозвонит ему обед.

Madame, Monsieur, l`Abbе`, dandy

- “ -

 

 

 

 

Это - чтобы выделялось. Первая глава по преимуществу посвящена характеристике Онегина, поэтому именно в ней больше всего варваризмов - речевых элементов, определяющих онегинскую среду так же чуждую народности и национальности, как противостоят варваризмы русскому языку.

13,

143-

146

Вводный эпизод: такая большая вставка, останавливающая действие

Сон Татьяны

Пушкин. Евгений Онегин.

Сон - это произвольное, тайное тайных человеческой души. В этом сне Пушкин раскрыл самую глубокую суть души Татьяны: не романтические мечтания, прочитанные по-французски в романах, а глубочайшие национально-народные мечтания в образах русского народного искусства: Онегин - “суженый”, сама она - невеста суженого, весь сон очень похож на уставную свадебную песню невесты утром перед венчанием. А народность - подспудная нравственность.

13,

153

Образ няни, родители Татьяны не занимают большого места

Она в семье своей родной

Казалась девочкой чужой

- ” -

Не для того, чтобы передать письмо и двинуть вперед сюжет, а для того, чтобы объяснить характер Татьяны. Не мать и ее помещичий быт влияют на Татьяну, а няня с ее народной речью, обычаями, задушевностью. И в решающий момент (любовь, письмо) возле Татьяны не мать, а няня.

13,

152

Вводные эпизоды: народная песня, пространное описание народных поверий, обрядов, Татьяна принимает участие в обрядах

Девушки, красавицы,

Душеньки, подруженьки,

Разыграйтесь, девицы,

Разгуляйтесь, милые!

Татьяна верила преданьям

Простонародной старины,

И снам, и карточным гаданьям,

И предсказаниям луны.

Ее тревожили приметы...

- “ -

В отличие от Онегина Татьяна вскормлена, воспитана, духовно сформирована настоящей, подлинной народной Русью, жизнью страны и народа, окружавшей ее с колыбели. И все переломные моменты жизни Татьяны (выведенные в романе), как и вся жизнь, сопровождены мотивами народной жизни и фольклора.

13,

152

Образ Татьяны

 

- “ -

Чтобы воплотить и внушить читателям глубокие идеи народной нравственности

13,

210

 

 

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

У Евгения нет фамилии

Прозванья нам его не нужно

Пушкин, Медный всадник

Имя - это знак личности, домашнего, узкого в человеке. Фамилия - это социальное обозначение человека, его место среди других, социальная связь с другими. И т. к. главная идея поэмы - противопоставление общего, государственного узколичному, то Евгению, представителю узколичного, фамилии не нужно.

13,

156

Такой облик Петра: памятник, а не могучая личность

 

- “ -

Памятник - это символ, идея, бессмертье дела Петра, как дела государства в целом. Именно этому делу, общегосударственному противостоит Евгений, а не личности.

13,

155

Сближены отличные друг от друга предметы:

метонимия [флаги] в которой атрибут замещает явление целиком [корабли разных стран]

Все флаги в гости будут к нам

- “ -

Великое дело Петра: выход России к морю, строительство Петербурга, выведенное в поэме, требует выделения этого великого, чему и служит метонимия, намекающая, к тому же, на выход России на арену международных отношений, ее широкие экономические и культурные связи.

1,

171

Сюжетный ход: Евгений сходит с ума, гибнет, гибнет и многое другое, но не Памятник

 

- “ -

Петр во вступлении тоже столкнулся один на один со стихией, но он победил. Т. к. историческое движение вперед целого государства всепобеждающая сила. Пусть даже место, выбранное для города, для столицы - гиблое. Оно гиблое для личности. Но не для государства. Личность должна уступить стихии; уступить государственному делу.

13,

155

Похожесть на оду русского классицизма в темах Петра и Медного всадника

 

- “ -

Величие и победа бронзового кумира как государственной идеи над личностью - эта идея сближает темы Петра с культом отвлеченного разумного общего и именно государственного, подчиняющего личность, что характерно классицизму и его одам.

13,

156

Стилистический образ: житейская манера речи в изображении Евгения, интимные ноты

Была ужасная пора...

Об ней свежо воспоминанье...

Об ней, друзья мои, для вас

Начну свое повествованье.

- “ -

Характеризует мелочность Евгения в сравнении с государственным и по противопоставлению с победой Петра предвещает и описывает поражение Евгения.

13,

157

Риторическое обращение: друзья мои

 

- “ -

Оно усиливает интимность и, следовательно, мелкость в отношении к Евгению в противоположность чувству огромности в отношении к Петру и его делу

 

Настойчиво повторяющиеся переносы, спотыкающийся ритм, сбивчивая, ритмически задыхающаяся речь, оговаривающаяся, нетвердая, неуверенная

Мы будем нашего героя

Звать этим именем. Оно

Звучит приятно; с ним давно

Но ныне светом и молвой

Оно забыто. Наш герой

- “ -

- “ -

Трагедия личности в ее столкновении с государственностью

13,

158

 

 

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Рубящий стих, не только точки в конце строк, но и восклицательные и вопросительные знаки, уравновешивающий ритм

Ужасен он в окрестной мгле!

Какая дума на челе!

Какая сила в нем сокрыта!

А в сем коне какой огонь!

Куда ты скачешь, гордый конь,

И где опустишь ты копыта?

О мощный властелин судьбы!

Не так ли ты над самой бездной

На высоте уздой железной

Россию поднял на дыбы?

- “ -

Победа государственности, сила, мощь, необоримость в столкновении с личностью (отдельной) и ее интересами.

13,

158

Переносы в стихах о государственности, а не только в стихах о Ев гении (в самом конце поэмы)

Утра луч

Из-за усталых, бледных туч

Блеснул над тихою столицей

И не нашел уже следов

Беды вчерашней; багряницей

Уже прикрыто было зло.

В порядок прежний все вошло.

Уже по улицам свободным

С своим бесчувствием холодным

Ходил народ. Чиновный люд,

Покинув свой ночной приют,

На службу шел. Торгаш отважный,

Не унывая открывал

Невой ограбленный подвал,

Сбираясь свой убыток важный

На ближнем выместить.

- “ -

Государственность побеждала маленькую личность лишь в идее, в больших масштабах, а реально в каждодневном бытии побеждал не Медный всадник, а иное, тоже мелкое, пошлое, дурное рабство, подлость, угнетение, бездарность, режим бюрократов, торгашей. И эту мелочность, трагедию самой государственности выражают переносы. Это - противоречие идеи государственности и реальности государства той эпохи.

13,

159

Нарушено историческое правдоподобие: Меньшиков с детьми помещен в тесную, холодную избушку

Тесная, низкая комната, давящий потолок, сидеть там приходится в шубах

Суриков. Меньшиков в Березове

Это, чтобы выразить: “Лев в клетке!” Опальный князь жил на самом деле не так бедственно, занимая целые хоромы. Да и избы на севере рубят большими, а не такими, как банька. Не понимал ли Суриков, что могло “грызть” его сердце и мозг: неужели русская история состояла в безумном, страшном уничтожении и расточении этих прекрасных лиц, характеров, воль, “соков земли”? Вот жесточайшее уничтожение стрельцов. Вот нелепость страшного преследования раскола. Вот безумный, никому не нужный подвиг в Альпах. Вот - загнали в Сибирь волевого кряжистого человека, мужественную властную личность: ведь Меньшиков мог бы еще даровито работать, справлялся же с его недостатками, видя в нем ценное, Петр? Суриков показал острое противоречие: между буйной красочной цветистостью народных характеров, видимого их облика и гибельным расточением этих творческих сил в жестоком становлении русской былой государственности.

48,

123

4,

182

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Фигура царя преувеличена в пропорциях; ошибка в изо-бражении ветра

Ветер дует в лицо Петру и его спутникам. Резко отброшены назад волосы царя и фалды расстегнутого кафтана. Но плюмаж у третьего спутника сдуло вперед, навстречу ветру и туда же полощутся паруса и вымпелы кораблей.

Серов.

Петр I

Бешеная энергия, неуемная страсть Петра. “Вихрь” его движения, а не ветра. Плюмаж подхлестывает движение. Если бы вымпелы и паруса надулись навстречу Петру, а не “убегали” от него, вихрь его шага запнулся бы.

48,

123

Выбор такой точки зрения

Снизу: “лягушачья перспектива” - фигуры над горизонтом.

- “ -

Фигуры при этом как бы вырастают. Особенно Петр. Этой точкой зрения подчеркивается величие Петра.

- “ -

135

Выбор момента таков,

выбор места таков,

выбор предметов таков

что все трое одни, хотя дело было на пиру.

что вокруг полутьма, хотя пир был, видимо, в освещенном зале.

что блюдо пусто, хотя на пиру можно ожидать яств.

Рембрандт. Есфирь, Амман и Артаксеркс

Внимание обращено не на обстоятельства, а на внутреннее действие. Когда задумываешься о чем-то очень важном, забываешь об окружающем. Осуществляется нравственный суд.

- “ -

117

Красочное однообразие картины

Золотисто-пламенный тон, хотя на пире можно было ожидать разноцветных одежд.

- “ -

Красочное многообразие радовало бы глаз. А так угнетает. Золотисто-красный же тон сообщает тревожность.

- “ -

117

Зрительно-пластический элемент такой

Амман в тени и отделен от царя и царицы. Он в осевшей позе.

- “ -

Создает предчувствие решения царя не в пользу Аммана.

- “ -

118

- “ -

Парча Эсфири широко откинута назад и теряется за пределами картины.

- “ -

Это - порывистость Эсфири: напряженно-встрепенувшийся корпус преодолевает тяжелую парчу.

- “ -

118

- “ -

Ковер между Амманом и царем.

- “ -

Дополнительное отрезание Аммана от царя и царицы.

- “ -

- “ -

Царь точно в центре картины. Фигура его напоминает пирамиду.

- “ -

Устойчивость. Неподвижность лишь внешняя: идет невидимый процесс нравственного осуждения.

- “ -

- “ -

Руки царицы вытянуты над столом. Это неоконченный жест.

- “ -

Она, видимо, только что говорила. Изображено молчание трех. Мысли, которые текут у всех во время этого молчания.

- “ -

Линия света замыкается

Она скользит по парче Эсфири, по ней самой, к голове, потом к голове царя, его руке и скипетру, отвернутому от Аммана.

- “ -

Линия света - правды - отвращается от Аммана.

- “ -

114

Пластика такова

Хотя рабочий сидит, казалось бы, совершенно свободно, но ноги поставлены резким неудобным “зигзагом”. Верхняя часть туловища сжалась в комок

Р. Гуттузо. Воскресенье у калабрийского рабочего в Риме (Рокко с патефоном)

В пластике такая утрированная напряженность, что это уже не отдых, а что-то неуютное, беспокойное.

- “ -

121 -

122

Композиция скомкана

Несколько разнонаправленных диагоналей.

- “ -

Его (рабочего) жизнь так же скошена, как все вокруг.

- “ -

 

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Перспектива такова

Она отступает от школьной правильности и не только не чувствуется, но чувствуется, что она нарушена.

- “ -

Перспективы, видно, нет и в жизни.

- “ -

Выражение лица таково

Затравленное, хотя, слушая патефон, отдыхая в воскресенье, выражение противоречит сюжету.

- “ -

Сюжету - отдыху, слушанию музыки - противоречит все; затравленность в момент слушания, наверное, характерна для парня с юга (Калабрии) в Риме.

- “ -

Линии извивающиеся, дребезжащие, нерв-ные, ни одной прочно устойчивой

Патефон - вкось, горизонталь подоконника прорезана дугой стола, рубашка вся в извивах, дома - почти хаос.

- “ -

Каждая линия создает напряжение, нервность - это трагедия рабочего в современной Италии.

- “ -

Платье скромное.

Фон нейтральный

Темное, едва обозначенное, хотя актрису можно было изобразить в бальном, с украшениями.

Репин. Актриса П. А. Стрепетова

Изображается дух трагической актрисы, а не ее внешность. Ничто не должно отвлекать внимание зрителя от лица. Можно было поместить ее, например, в резное кресло. Но красивость, помпа только повредят.

48,

13

Прическа отсутствует

Волосы распущены

- “ -

Даже если бы она была красивая - это повредило бы замыслу: изобразить дух, страсть, мысль трагической актрисы. Этому помешала бы даже прическа.

- “ -

Колорит тревожный

Красный

- “ -

Тревога, сквозящая в колорите, глазах это то, что в любую минуту готово вспыхнуть в сердце трагической актрисы.

- “ -

Столкновение тонов

Красного и тяжелого зеленого в фоне и в лице.

- “ -

Тревога, борьба страстей.

48,

120

Пластика позы

Медлительная, усталая.

- “ -

Контрастирует и подчеркивает неспокойную душу.

- “ -

Волнообразная линеарность (мелодическая линия), динамика, волнообразное метроритмическое развитие

Восхождение к ре и спад: си -- до-диез -- ре -- до-диез.

 

Крещендо (увеличение громкости силы звука) к первому до-диез и диминуэндо (уменьшение громкости) ко второму до-диез.

2 короткие (1,5/8) -- длинная (1/4) -- короткая (1/8)

Сильная доля в середине мелодии.

Чайковский. 6-я симфония, I часть, начальный мотив главной темы

Многие средства здесь служат созданию небольшой волны нараста- ния и спада, передающей впечатление трепетного порыва, незавершенного усилия.

43,

31

Тембр струнных

Трепетный

- “ -

Не участвуя в создании волны создает общий трепетный характер музыки.

43,

32

Лейттембр струнных

Трепетный

Чайковский. 6-я с. Часть I.

Образная сфера человеческих чувств.

43,

321

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Лейттембр медных и низкий их регистр

 

Чайковский. 6-я симфония. Часть I

Образная сфера сил рока.

43,

321

Фактура медных и струнных такая

Диалогическая

- “ -

Без различия в тембрах мотивы рока и чувств не могли бы восприниматься именно как рок и чувства.

- “ -

Композиция такова, что хотя в первой и последней строфе - об одном и том же, переставить их местами нельзя

1. Без слез их взор, печальный и грубый.

Сидят у станка и скалят зубы:

“Германия, ткем мы саван твой,

Проклятье трехцветное ведем каймой,-

Мы ткем, мы ткем!

5. Станок скрипит, челноку не лень!

Мы ткем неустанно ночь и день,

Германия старая, ткем саван твой,

Тройное проклятье ведем каймой,-

Мы ткем, мы ткем!

Гейне.

Силезские ткачи.

Это только внешне кажется, что об одном и том же. Интонации другие: в 1-ом пессимистические, в 5-м оптимистические. Помещение оптимистических интонаций в конце показывает, что хотя сейчас поражение, но борьба не кончена. Вера в окончательную победу рабочего класса. Предвестие социализма.

27,

82

Настойчивое повторение разными словами одного: “покой”. Движение “покоя” от большого к малому, от неодушевленно-го к одушевленному, а не наоборот.

На всех вершинах,

Покой.

В листве, в долинах

Ни одной

Не дрогнет черты:

Птицы спят в молчании бора,

Подожди только: скоро

Уснешь и ты.

От вершин - к деревьям, птицам...

От вершин и деревьев - к птицам...

Гете. Ночная песнь странника.

Предчувствие невозвратимости жизни. Покой становится все глубже, приближается все ближе, проникает во все.

27,

78

Подзаголовок (“Отрывок”) в то время как стихотворение явно не отрывок, а законченное произведение.

Имеет эффектную концовку, подготовленную нагнетанием лирической мелодии и смысловым подъемом предшествующих стихов.

Жуковский Невырази-мое

Его искусство призвано передавать лишь то невыразимое душевное волнение, те зыбкие оттенки настроений, которые составляют суть внутренней жизни сознания и для которых внешняя природа является лишь условным возбудителем, поводом. А душевная жизнь это единый поток, в котором нельзя отделить одной грани, не нарушив единства целого. Поток душевной жизни не имеет начал и концов, а течет сплошь, переливаясь из одного сложного состояния в другое, и всякая попытка схватить, уловить мгновение этого текучего единства - это лишь отрывок того, что нельзя разрывать.

15,

47-48

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Слово величественный такой объективный факт, как вечер, не характеризует (объективно), но применено.

Не часто ли в величественный час

Вечернего земли преображенья

Жуковский Невырази-мое

Вечер переживается как величественный, величественно переживание прекраснодушного мечтателя, а не сам вечер. Изображается то, что смутно переживается, а не сама природа. То, что не имеет логической формы, и не может быть выражено образами внешнего мира. Слово и понятие мертвы, душевное движение - живо; слово должно преодолеть свою рациональную функцию, чтобы вызвать ответное душевное движение. Тогда невыразимое окажется выраженным и принятым другими. Величественный надо понимать ассоциативно.

15,

49

Зыбкие синтаксические связи, логически почти непонятно, что к чему

Но то, что слито с сей блестящей красотою,-

Сей...

Сей миновавшего привет

(Как прилетевшее незапно дуновенье

От луга родины, где был когда-то цвет,

Святая молодость, где жило упованье),

Сей... -

Какой для них язык?..

- “ -

Невыразимое (душевная жизнь прекраснодушного мечтателя Жуковского) должно быть навеяно на душу читателя рационально, логически, прямо; для этого поэзия должна перестать быть точным называнием понятий, ибо нельзя точно назвать сложное, смутное, противоречивое состояние души, а должна стать условным ключом, открывающим тайники духа в восприятии самого читателя.

Дуновенье, родина, цвет, святая, упованье - это словесные ноты, организованные музыкально, а не синтаксически: Родное здесь - не Россия или др., а, может быть, небо, молодость, чистота помыслов и т. п., а значит и луч - это цветение души.

Это не иносказания, не аллегории, где простое и конкретное заменяется таким же простым и конкретным. Слова вызывают эмоцию своими вторыми и третьими значениями, своим субъективным ореолом.

15,

51

Метонимия пламень вместо пламенный цвет. Слово пламень не характеризует облака, но применено

Что видимо очам - сей пламень облаков

- “ -

Слово пламень поэтического склада, включенное в привычный ряд психологических ассоциаций: пламень души - любовь, энтузиазм. А изображается в произведении душа прекраснодушного мечтателя Жуковского.

- “ -

50

Натянутый метафорический эпитет тихому по отношению к небу мог бы значить не грозовое небо (в смысле беззвучное)

По небу тихому летящий

- “ -

В эпитете тихий преодолены его первичные терминологические “объективные” смыслы. А вторичные смыслы относятся уже не к небу (тихая душа, человек, характер) - а к чувству умиления поэта в момент “земли преображенья” - вечера. А это как раз и изображается: чувство меланхолии прекраснодушного мечтателя, несчастливого в любви.

- “ -

50

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Оксюморон (алогизм) о старине: радостная она или скорбная?

Сие шепнувшее душе воспоминанье

О милом, радостном и скорбном старины

Жуковский Невырази-мое

Логика есть, если только начинаешь вдумываться: речь идет не о старине, а о восприятии, для которого мила любая старина. Но в восприятии логика стушевывается. Алогичное прямо навевает невыразимое - чувство. Что и изображается - чувство пессимизма и меланхолии прекраснодушного мечтателя.

- “ -

51

Подбор слов: все больше меланхолических

Невыразимое, молчание, вздох, сходящая, скорбном, шепнувшее, жило, воспоминанье, миновавшего

- “ -

Когда Жуковский описывает меланхолию вечера в природе - это отзвук его тоски, его любви, его пессимизм прекраснодушного мечтателя, несчастливого в любви.

- “ -

140

Вопросительные и восклицательные конструкции стихотворной фразы, когда описывается такое нейтральное явление как спокойный вечерний пейзаж

Уж вечер... облаков померкнули края,

Последний луч зари на башнях умирает;

Последняя в реке блестящая струя

С потухшим небом угасает.

Все тихо: рощи спят; в окрестности покой;

Простершись на траве под ивой наклоненной,

Внимаю, как журчит, сливаяся с рекой,

Поток, кустами осененный.

Как слит с прохладою растений фимиам!

Как сладко в тишине у брега струй плесканье!

Как тихо веянье зефира по водам

И гибкой ивы трепетанье!

Жуковский Вечер.

Вопросительные и восклицательные фразы (интонационно близкие до неразличимости) выпадают из типа обычной фразы суждения. Это не синтаксическое предложение в узком смысле, а внесинтаксический комплекс, объединяющий группу слов в одном звучании. Логика здесь не нужна. Она преодолевается. Побеждает эмоциональное звучание. А изображаются в стихе именно эмоции прекраснодушного мечтателя Жуковского, несчастного в любви, а не пейзаж. “Красота не в природе, а в душе человека” - слова самого Жуковского.

Жуковский, закрыв глаза на объективный мир, видел только свою душу, свое Я,- и это была единственная для него реальность. Солипсизм, к которому тяготело его мировоззрение, обусловил это включение всего мира в Я.

- “ -

56

 

 

 

 

 

- “ -

138

Словесные лейтмотивы однотонных, однообразных слов

Вечер, померкнули, последний, умирает, последняя, потухшим, угасает...

Жуковский Вечер.

Однотонные слова преодолевают логику, объективное, навязывают субъективное, эмоцию, что и изображается. Звучит, как музыка, которая тоже, главным образом, будит чувства мечтательного прекраснодушия, каким был Жуковский, несчастливый в любви.

- “ -

57

Преобладание качественных слов: прилагательных, причастий непред-метного значения - притом оценивающих, а не рисующих и определяющих

Последний, последняя, блестящая, наклоненной, осененный, гибкой...

- “ -

Выделяя прилагательное, теряется его связь с существительным и приобретается самостоятельность, придавая тем самым тексту характер беспредметности, оторванности от реальной наполненности, интроспекции. А ведь и изображается-то такая нематериальная вещь, как душа прекраснодушного мечтателя.

- “ -

58

Стилистич. образ: слова сдвинуты с привычных мест.

Не “фимиам растений слит с прохладою”, а “слит с прохладою растений фимиам”.

- “ -

Это не для ритма и рифмы, а для того, чтобы затушевать логику и тем дать дорогу эмоции прекраснодушного мечтателя, которые изображаются.

- “ -

59

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Метонимия: свойство вместо предмета

прохлада вместо прохладный воздух

Жуковский Вечер.

Метонимия хороша не сама по себе, а потому что предметность - воздух - заменена беспредметностью. Объективный воздух отодвинут, а выдвинуто субъективное переживание этого воздуха, некое конкретное отвлечение от него. А кроме того прохлада - это семантически состояние духа, легкое свободное переживание природы.

- “ -

60

Звуковая орга-низация ударных гласных стиха: и- и-е-а

И гибкой ивы трепетанье

- “ -

Перелив гласных, преодолевающих “материальность” согласных, движение всех ударных гласных стиха от узких и-и через открытое е к открытому полному звуку а, - как бы вздох облегченья, освобождение волны звука, голоса человека, эмоция прекраснодушного мечтателя.

- “ -

61

Заглавные бук-вы в словах, находящихся не после точки и не в начале строки.

С толпой видений Страх,

Унылое Молчанье,

И мрачное Мечтанье

Жуковский Уединение

Выделяет слово-символ, выпавшее из обычных связей речи, значащее больше, чем оно может значить просто в контексте. Показывает, что это слово не слово, а целая тема, что оно - знак огромных смыслов. В сущности, все слова такие или стремятся быть такими, но некоторые особо важны. И все это вместе нарушает синтаксис и освобождает эмоцию прекраснодушного мечтателя.

- “ -

67

Стилистичес-кий образ: нарушение грамматически обязательных связей

Наречие немыслимым образом становится чем-то вроде подлежащего, к наречию приложено прилагательное-определение:

О милый гость, святое Прежде...

Жуковский

Песня.

Слово вызывает в сознании целый мир эмоций, если оно всеми способами отделено от других. Каждое слово подчинено не схеме слов в предложении, а миру эмоций в душе читателя. И поэтому неважны ошибки грамматические. Они даже нужны, чтобы разорвать привычную логическую и даже грамматическую связь и впустить эмоцию - в данном случае грусть прекраснодушного мечтателя.

- “ -

66

Дон-Кихот - су-масшедший, а, прекратив войну со злом, перестает быть безумным.

 

Сервантес

Дон-Кихот

Только безумец может поступать столь возвышенно в этом мире (мире после испанского Возрождения) - видеть свое “назначение” в том, чтобы “помогать слабым, мстить за угнетенных и карать низость”. Но и этот мир тоже безумен, погружен во мрак, низость, зло и ложь, а высокая, светлая, добрая и истинная жизнь заключена в герое, над которым смеются и издеваются люди.

Кроме того, Сервантес откровенно смеется над тем, что Дон-Кихот хочет быть рыцарем в нерыцарский век (над его отсутствием чувства действительности).

33,

160

 

 

 

33,

175

Фабула такова, что заканчива-ется на рассказанной притче.

Нуждаясь в деньгах, султан призвал богатого еврея и спросил, чья вера лучше, рассуждая так: “Если он скажет иудейская, я скажу, что он хулит мою, если скажет сарацинская, скажу, зачем придерживается иудейской”. Еврей вывернулся, рассказав притчу об отце, имевшем перстень с лучшим

(см. след. стр.)

Новеллино, или Сто древних новелл

Фабула такова, чтоб подразумевалась мораль: слава уму и находчивости.

33,

20

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

 

в мире камнем. Он сделал два во всем подобных камня и тайно отдал каждое кольцо трем сыновьям. Все три думают, что его собственный камень самый лучший. Отец всевышний знает, чья вера лучше. Мы же каждый полагаем, что обладаем лучшей верой.

     

Фабула такова, что заканчивается не на рассказанной притче

Солдат решил рассказать еврею свои нужды и посмотреть, не захочет ли он услужить ему. И открылся, рассказав, что он против него замышлял. Еврей с готовностью услужил. Солдат впоследствии сумму вернул и еще дал дары и держал с ним дружбу и сделал ему почетное положение.

Боккаччо

Декамерон. 3 новелла 1 дня.

Утверждение силы одаренной индивидуальности - силы, которая пробивает стену официальных отношений, устанавливает действительно человеческие отношения. “Хотение” - идеальный стимул поступков человека. Простые человеческие отношения дают наибольшую пользу. Но новый поворот фабулы гораздо тусклее старой, т. к. новое содержание не может проявиться во всей полноте в старой фабуле, традиционной.

- “ -

20

Одинаковая фабула 2-х стихотворений одного писателя

Девушка, испытывая любовь своего рыцаря, дает ему такое задание, от которого он погибает

Лермонтов

Баллада. Незабудка

Любви не свойственно испытывание самое себя, ей свойственно доверие. Поэтому испытание кончается трагически в обоих случаях. Смерть не только любви, но и самих героев, нужна для подчеркивания неизбежности смерти любви, если ее испытывают. Одинаковая тема сделала одинаковой фабулу.

23,

96

Сюжетный ход такое простое испытание любви, как достать цветок

Подалее, как ты унылый,

Чуть виден голубой цветок...

Сорви же мне его, мой милый:

Он для любви не так далек!

Лермонтов

Незабудка

Не важна мера испытания любви. Важно, что любовь вообще нельзя испытывать. Контраст незначительности (внешней) испытания и его результата подчеркивает эту мысль.

23,

96

Сюжетный ход такое сложное испытание любви:

достать сначала ожерелье, затем коралл со дна моря у скалы.

Лермонтов

Баллада

Это уже скорее не испытание любви, а использование любви с помощью коварства в корыстных целях. Это только видимость испытания любви. А если и любовь, то подорванная корыстолюбием, и тем самым уже не любовь.

23,

93

Характер героини такой: корыстная и хитрая

И к другу ласкаяся, так говорит:

“Достань ожерелье, спустися на дно;

Сегодня в пучину упало оно!

Ты этим докажешь свою мне любовь!”

- “ -

Не любви свойственно подвергать жизнь человека смертельной опасности.

- “ -

Характер героини: бескорыстная, ласковая, нежная, любящая, но не чистосердечно

Чуть виден голубой цветок...

Сорви же мне его, мой милый!

(Цветок, а не ожерелье)

Тихонько ручкой молодою

Она красавца обняла.

Полна невинной простотою

Беседа мирная текла. (см. след. стр.)

Лермонтов

Незабудка

Даже такие положительные качества не страхуют любовь от гибели. Даже сама любовь не спасает, если она не чистосердечная и требует испытания.

23,

94

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

 

Своей красавицы безгласной

(От ужаса она потеряла дар речи, т. к. любила его.)

Но как она (любовь юноши) в тебе сильна,

Еще не знаю

     

Такая концовка сказки

А виновата ли девица -

Сказала, верно, совесть ей!

Лермонтов

Незабудка

Если бы она не слала юношу, он бы не погиб. Если бы не пришло ей в голову испытывать силу его любви, если бы она чистосердечно и простодушно любила его и верила...

23,

96

Такой зачин сказки

В старинны годы люди были

Совсем не то, что в наши дни;

(Коль в мире есть любовь) любили

Чистосердечнее они.

О древней верности, конечно,

Слыхали как-нибудь и вы,

Но как сказания молвы

Все дело перепортят вечно,

То я вам точный образец

Хочу представить наконец.

- “ -

Любви чистосердечной и простодушной нет и никогда не было.

- “ -

95

Фамилия героя Печорин похожа на Онегин по ассоциации: северные реки, озера.

 

Лермонтов

Герой нашего времени.

Была поставлена та же проблема, что и в “Евгении Онегине”, та же тема: “современный человек в конфликте с современным обществом”, тема лишнего человека. И важнее всего, что решалась эта проблема таким же методом, как и в “Евгении Онегине”, методом устранения разрыва между европеизированной Россией и Россией национальной (этот разрыв особо резко был виден, когда народ остался равнодушен во время декабрьского восстания), методом объяснения характера героя через время, события, условия, которые его окружают. И выражала эта тема идею народности.

6,

299,

306

Повествование ведется от имени простого солдата.

Скажи-ка, дядя...

Не смеют, что ли командиры...

Полковник наш...

Лермонтов

Бородино

Спасение от недостатков современного общества в преодолении пропасти между европеизированной и национальной Россией. И спасение это только в народе. Как и в Отечественной войне и кульминации ее - Бородинской битве - спасение также было в народе. Поэтому от имени рядового солдата, т. е. самого народа дано повествование.

6,

300

Образ самого себя (поэта) и подчеркивание отличия от Онегина

Строфы XLV - LI гл. I;

Всегда я рад заметить разность

Между Онегиным и мной...

Пушкин.

Евгений Онегин.

Образ самого себя рядом с образом Онегина введен Пушкиным для того, чтобы не было мысли у читателя, что Онегин - это портрет автора. Чтобы было ясно, что Онегин такой, а не другой по тем причинам, которые указаны в романе (светская ненародная обстановка), а не по причинам, формировавшим самого автора.

6, 303

Рисунок

изображающий самого Пушкина рядом с Онегиным на набережной Невы, перед I гл. романа.

- “ -

Рисунок введен для того, чтобы даже чисто зрительно отделить себя от Онегина.

- “ -

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Лирическое отступление, в котором Пушкин противопоставляет себя Байрону.

Что намарал я свой портрет,

Как Байрон, гордости поэт,-

Как будто нам уж невозможно

Писать поэмы о другом,

Как только о себе самом.

Пушкин.

Евгений Онегин.

Методом Байрона (автопроекции себя на мир героя) невозможно вывести характер Онегина из окружающей действительности (ненародности его окружения).

- “ -

Образ Максима Максимыча

 

Лермонтов. Герой нашего времени.

Образ Максим Максимыча поставлен между автором и Печориным [Печорин впервые описан с точки зрения М. М.] для того, чтобы он был критерием и оценкой Печорина, представителя современного человека, представителем народа, выходцем из народа. Для того чтобы показать отношение народа к современному человеку “с его безнравственной душой, себялюбивой и сухой”.

6,

312

Образ автора

 

- “ -

Нужен для того, чтобы отделить Печорина от себя и тем резче выразить реалистический метод объективного описания и объяснения героя через внешние обстоятельства в противовес романтическому методу типизации, которым Лермонтов работал до этого.

Чтоб было ясней, что Печорин такой (сухой, себялюбивый и т. д.) из-за своего окружения и времени, в которое он живет, а не из-за того, что сам автор такой и описал в нем себя.

- “ -

Ахронологичес-кая композиция

1-“Бэла” (хронологически 3-я), 2-”Максим Максимыч” (хрон-ки 4-я), 3-”Тамань” (1), 4-”Княжна Мери” (2), 5-”Фаталист”.

- “ -

По принятой Лермонтовым композиции автор-рассказчик сначала слышит о Печорине от 3-го лица, от М. М. Во втором звене герой становится рядом с автором, чтобы автор стал над ним. И только потом, когда в сознании читателя Печорин совершенно объективировался и отделился от автора, Лермонтов приступает к главному - самораскрытию героя, которое уже не воспринимается как самораскрытие автора, а как реалистически (а не субъективно) обоснованная исповедь - история души человеческой. Без такой композиции и отделения героя от себя не удалось бы объяснить Печорина обстоятельствами (людям, не привыкшим к только возникшему реализму).

6,

308

Трагический конец.

Бориса все время преследуют неудачи.

Гибель Бориса.

Пушкин.

Борис Годунов.

Не из-за карающей руки небесного правосудия и не из-за того, что народ - злобная стихия, враждебная всякой власти. Это объяснения самого Бориса себе. Но не объяснения Пушкина. Борис, стремящийся к власти, Борис-самодержец в принципе не может понять, что самодержавие само есть причина всех бед. Самодержавие противоположно народу, и ему народ всегда противостоит. Не смотря на то, что Борис искупил свою вину, спас много людей во время голода и пожара, все равно всё ставят ему в вину.

13,

165

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Характеристика Бориса Годунова такая: - передовые замыслы в политике, предвещающие Петра

-передовые взгляды в культуре

- обаятелен в частной жизни, любящий отец

- не простой честолюбец, а стремится к власти с искренним убеждением, что он лучше других сумеет дать народу счастье

- могучая воля,

- огромный ум,

- титан духа, романтическая греховная, но могучая индивидуальность.

Не рад, а уж поставлю в воеводы,

Пускай их спесь о местничестве тужит:

Пора презреть мне ропот знатной черни

И гибельный обычай уничтожить.

Учись, мой сын. Наука сокращает

Нам опыты быстротекущей жизни

Скорбит о горе дочери.

В речи при вступлении на престол, в искреннем монологе “Достиг я высшей власти”, где ему не перед кем лукавить и где он признается в преступлении.

Пушкин.

Борис Годунов.

Если бы пушкинский Борис был слаб, глуп, бездарен, лично по своему человеческому характеру плох и по своим взглядам тупо реакционен, тогда ненависть народа к царю могла бы быть объяснена именно тем, что этот царь - плохой царь. И общего вывода о самодержавии не получилось бы. Пушкину же нужен наилучший из возможных царей для полной убедительности его мысли о том, что народ не терпит царя уже потому, что он царь, что народ враждебен царской власти, органически чужд ей.

13,

162 -

167

Приглушение глубины прос-транства

Все движения - в плоскости картины. Даже рабочий, идущий из глубины расположен на фоне устоя моста, чтобы глаз упирался в этот устой и не проникал вглубь.

Дейнека. Оборона Петро-града.

Благодаря уплощению пространства в значительной мере отсутствует всякое ощущение бытовой повседневности. Подчеркивается необычность, историчность происходящего (поэтому такое применяют в монументальной живописи).

48,

135.

Произвольная масштабность, искаженная линейная перспектива, полный отказ от воздушной перспективы, вольное расположение фигур, предметов, условное, плоскостное изображение пространства, отказ от теней, бесфактурность изображаемого, кулисная немногоплановая манера, уравновешенность поз, плавные линии, четкие контуры, ритмический повтор.

Чистые цвета, светлый колорит, теплые тона, цветовые акценты

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Склоняющихся шесть фигур, вскинутых ладоней и 24-х гористых площадок условного пейзажа.

Обилие охры и золота. Яркие одежды, как у щеголей.

Гос. Третья-ковская галерея.

Положение во гроб. (XV век)

Все эти приемы использованы для создания впечатления необычайности, отделяющей и противопоставляющей райскую обитель земной юдоли: пространство - компактное, конечное, обжитое, фигуры - плавают, витают, а не стоят, предметы - равноплотные, бестелесные эманации духа идеального края мечты о лучшем, о безоблачном счастье как противопоставлении тяготам жизни; безмятежное спокойствие, отсутствие резкости и усилий, прочность, уют, безветрие, теплота, чистота, прозрачность, вольность движений, полет и парение вместо земных скитаний. Даже горе из-за этих приемов воспринимается скорее торжественно, чем безнадежно. Это подчеркивание мажорного начала обозначает, что тяготы жизни не могут сломить русских людей, а лишь рождают противопоставление им - мечту. Человечество вообще не может отрешиться от заветной мечты и изменить ей в угоду другой - достижимой в жизни. Пусть недостижима, но идеал... пусть религиозный, если нет других форм противопоставления.

29,

254-

255

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Антитеза в системе персонажных образов [“партии крестов и рублей” (светского общества) тем, кто с народом]

Кутузов - Наполеон

Пьер - Борис Друбецкой

Болконский - Василий Курагин

Наташа - Анатоль

Марья Болконская - Элен

Толс-той. Война и мир.

Только те люди, которые живут общими с народом надеждами и стремлениями, имеют большие нравственные богатства. И напротив: люди далекие от интересов и чувств народа, заботящиеся лишь о себе, своей карьере, комфорте и покое,- бесчеловечны и безобразны

1,

126

Антитеза в системе образов между русской и французской армиями

 

- “ -

Оскорбленное чувство национального достоинства дает русской армии общее народное чувство. А грабеж чужой страны не дает общей народной цели, чувства французской армии. И побеждает имеющий народное чувство - сильнейший духом.

- “ -

Образ Германна такой:

он немец среди всех других - русских;

разночинец среди всех других - дворян;

человек скромного достатка среди богачей; инженер, когда навешивали ярлыки типа: офицер, помещик, чиновник;

он терпелив, упорен, расчетлив, трудолюбив, умерен в расходах, обычно не пьет много;

не верит романтическим фантазиям.

Страстен,

отвергает все нормы добра и блага, дерзок, романтичен, аморален, эгоистичен, титаничен,

сходит с ума при неудаче.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Осада сердца Лизаветы Ивановны. Выписывает любовные письма из романа. “Нет! расчет, умеренность и трудолюбие: вот мои три верные карты”.

“”Сказки!” - заметил Германн”- по поводу трех карт.

“Германн писал их (письма) вдохновенный страстью...”

“Но ни слезы бедной девушки, ни удивительная прелесть ее горести не тревожили суровой души его. Он не чувствовал угрызений совести при мысли о мертвой старухе. Одно его ужасало: невозвратная потеря тайны, от которой он ожидал обогащения”.

Пуш-кин. Пико-вая дама.

Чтобы показать, что Германн - человек западного закваса, человек уже буржуазного мира. А именно такие люди были проводниками духа эпохи, и они-то и жили в духе эпохи: самоутверждение с помощью денег в войне всех против всех. А именно дух эпохи описывал Пушкин в “Пиковой даме”.

Только попавшие в дворянское общество разночинцы могли внести туда дух эпохи: что деньги - это основа самоутверждения в новое время, а не чины и титулы.

Только не имея денег можно было остро чувствовать в этот век, что основа самоутверждения - деньги.

Профессия инженер не случайна, т. к. связана с главной идеей века через проводника этой идеи, который был не аристократ, а аристократы в инженерных войсках не служили. Кроме того, инженер - это человек промышленного века, дух которого только и может проводить человек века.

Типичная житейская мудрость буржуа - проводника духа века в России. Филистерство накопителя, пока не представится возможность кого-нибудь ограбить.

 

 

 

 

Эгоизм - основа души Германна. В условиях реальности века восхождения капитализма - эгоизм приобретает черты маниакальной жажды денег. И это не характерно только для Германна, а для всего века. Это ясно исходя из его титаничности, страстности, из того, что он даже сходит с ума при поражении в деле самоутверждения с помощью денег.

В любых условиях максимальная для данных условий прибыль - это закон капитализма. И хотя это внешне противоречит терпеливости, расчетливости, но внутренне все едино: есть возможность огромной прибыли - дерзай, нет - копи по малой, но в любом случае продвигайся в богатстве, иначе другие обскачут.

13,

173

 

 

 

 

 

 

 

13,

181

 

 

13,

174

 

 

 

13,

174-175

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Портрет героя такой

Германн похож в профиль на Наполеона

Пушкин.

Пиковая дама.

Наполеон - символ эры индивидуализма с ее аморализмом, самоутверждением, легендами, пафосом и морями крови, это - гений века, рождающего безумие Германна. Наполеон - это воплощение карьеры человека, победившего в битве жизни,- это исторический символ и недосягаемый образец всех юношей, отравленных горячкой века алчности и личного восхождения. Наполеону - оружие, Германну - деньги.

13,

176,

173

Образ Жюльена Сореля таков, что

его кумиром является Наполеон.

Стендаль Красное и черное.

Жюльен бунтует против барского мира и этот бунт индивидуалистичен, как и подобает буржуа: он движим идеей личного преуспеяния, вознесения своего “я” над средой аристократов более, чем идеей отрицания этой среды. А Наполеон - символ жизненной победы и личного восхождения.

13,

172,

176

Имя героя - Германн

 

Пушкин. Пиковая дама.

Имя Германна, нарочито германское, привычно ассоциируется с представлениями о Западе, с его капитализмом, который в лице Германнов продвигается в Россию. А именно это продвижение и его дух изображает Пушкин.

13,

173

Антитеза Гер

манну мира Томских и мира графини (XVIII век) в системе персонажных образов

Германн

буржуа

прогрессивно-западный

небогат

отношение

- это опасное, страшное

- это сила успеха в жизни

- это деньги, ведущие к победе над людьми.

инженер (трудящийся)

скопидом

трезвенник

мрачный

разночинец

собранный, с сильной волей

отношение

у Германна

расчет

любовь приносится в жертву деньгам, выигрышу, картам

Томский и др.

аристократия

консервативно-русский

богатые

к картам

- это увлечение

- это дорогая забава

- это веселье азарта

офицеры (нетрудящиеся)

кутилы

прожигатели

веселые

дворяне

бездумные

к любви

у графини

услада

выигрыш, тайну карт отдает любви

Пушкин. Пиковая

дама.

Противопоставлено, чтобы показать, против чего бунтует Германн в своем самоутверждении, в борьбе с чем рождается его страсть и безумие: против духа прошлого века в XIX веке. Ведь не будь так близко к Германну его враг и враг века - аристократия, “наполеоновские” страсти его выразились бы только в расчете, выразились бы неполно. Неполно выразился бы дух века.

Чисто хронологическое противопоставление XVIII и XIX веков есть и социальное противопоставление: духа века XVIII - придворного, помещичьего, искусственного, лживого, распутного, но все-таки обаятельного, блистательного - духу века XIX, ничем не лучшему, но лишенному прелести, трезвому, мрачному. В сравнении познается истина - лучше видны оттенки и отличия духа нового века. А ведь дух века и изображается.

13,

171

Сюжетный ход такой

Графиня умирает из-за Германна

- “ -

Это симптом: дух алчности убивает барство XVIII века в XIX веке.

13,

179

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Графиня - красавица, и все ею увлекались

Она была там в большой моде. Народ бегал за нею, чтобы увидеть La venus moskovite.

Пушкин.

Пиковая дама.

Атмосфера любовного угара, поглощавшего жизнь людей XVIII века,- характерная черта духа XVIII века в противоположность трудному, трагическому тонусу жизни Германна и германнов, пробивающихся к победе в жизни. Та атмосфера оттеняет дух XIX века.

13,

177

Выбор места действия

Петербург

- “ -

В Петербурге концентрировались и обретали необычайную наглядность все противоречия общества. Энгельс, определяя характерные черты буржуазного общества, отмечал, что они наиболее отчетливо дают себя знать в жизни и быте крупных городов - этих центрах и опорных пунктах капиталистической цивилизации. “И хотя мы знаем, что эта обособленность каждого, этот ограниченный эгоизм есть основной и всеобщий принцип нашего современного общества, все же нигде эти черты не выступают так обнаженно и нагло, так самоуверенно, как именно здесь, в сутолоке большого города”.

65,

115

Такое “нечело-веческое” название произведения

Вишневый сад

Чехов. Вишневый сад.

Не отдельный человек: Раневская, Гаев, Фирс,- а вся жизнь в своем единстве, все они порознь и вместе обусловлены социальной судьбой того уклада жизни, который их породил и сформировал их психологический тип. Причем описываются не они в отдельности и не они в сумме, а именно целое (с ними и вокруг них) - жизнь, жизненный процесс, в который люди входят как высшая ценность, но и как элементы, неотделимые от целого. В этом названии отражается литературное мировоззрение, начавшееся со Льва Толстого и Достоевского: освободиться от остатков индивидуализма и романтического мировоззрения начала XIX века; стремление понять человека не как отдельную личность, лишь объясненную средой, а как часть среды, ее неотъемлемый элемент.

13,

215-

216

Персонифици-рованное название

Рудин, Обломов

Тургенев. Рудин.

Гончаров. Обломов.

В таких названиях отражается литературное мировоззрение во времена Тургенева, Гончарова, Островского, которые укрепили господство индивидуального характера, укрепили традицию понимания литературы как изображения отдельных людей, но окруженных, объясненных, обусловленных в своей типичности данной общественной средой, воспитавшей их и оказывающей на них давление. Герой не сливался со средой, хотя и объяснялся ею. При этом он стоял в центре внимания и писателя и читателя, как основа, цель и сущность всего произведения. В известном смысле понять роман - значит понять образ героя. Роман написан о герое.

13,

213-

214

 

 

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Предварение: во сне Татьяны Онегин убивает Ленского, что и случилось на самом деле позже.

Онегин тихо увлекает

Татьяну в угол и слагает

Ее на шаткую скамью

И клонит голову свою

К ней на плечо; вдруг Ольга входит,

За нею Ленский; свет блеснул;

Онегин руку замахнул

И дико он очами бродит,

И незванных гостей бранит;

Татьяна чуть жива лежит.

Спор громче, громче; вдруг Евгений

Хватает длинный нож, и вмиг

Повержен Ленский...

Пушкин. Евгений Онегин.

Предварение сделано для того, чтобы обратить внимание на мотивы убийства (и во сне и наяву мотив один: эгоизм вопиющий). Эгоизм - существенная черта Онегина, как безнравственного человека. Причем это существенная черта не только Онегина-человека (мало ли есть эгоистов), но она существенна для Пушкина, который взялся показать человека с двух точек зрения, с точки зрения великих возможностей и с точки зрения неосуществившихся их реальных проявлений. Кроме того, эта черта не из тех, которые приобретаются по наследству или является чертой случайной или замеченной по случайной причине. Нет! Эта черта лежит в русле главной идеи произведения: народность определяет нравственность; ненародность - безнравственность, например, эгоизм.

1,

142.

13,

201

Такой противоречивый образ Товстогубов: Афанасия Ивановича:

- идиотски шутит;

- сон и еду возвел в культ;

- любовь к жене и горе о ее смерти так велики, что победили время;

- даже последние слова его о любви;

- пfтриотическое чувство долга.

Пул. Ив.:

- скромное са-

моотвержение (см. след. стр.)

“А что, Пульхерия Ивановна, если бы вдруг загорелся дом наш, куда бы мы делись?”

“Ну, да положим, что дом наш сгорел, куда бы мы перешли тогда?”

“Ну а если бы сгорел?”

“А если бы и кухня сгорела?”

“А если бы и кладовая сгорела?”

 

Через 5 лет при воспоминании о покойнице: “он сидел, бесчувственно держал ложку, и слезы, как ручей, как немолчно текущий фонтан, лились, лились ливмя на застилавшую его салфетку”.

“Положите меня возле Пульхерии Ивановны”.

 

“Я сам думаю пойти на войну”.

 

 

Перед смертью она “не думала ни о той великой минуте, которая ее ожидает, ни о душе своей, ни о будущей своей жизни: она думала только о бедном

Гоголь. Старосветские помещики.

Изображено “прекрасное чувство человеческое в пустой, ничтожной жизни”. Реализована концепция двойного взгляда на человека: с точки зрения его возможностей и с точки зрения их реальных осуществлений.

Афанасий Иванович - не выдающееся явление, он совершенно рядовой человек, нимало не противостоящий пошлому строю жизни; наоборот, как и его супруга, он вполне слит с этим строем. Он во всем своем бытии - воплощение животного ничтожества этой жизни. Но он мог бы быть и другим, прекрасным и возвышенным, ибо в глубинах его души спрятаны начала всего прекрасного. Эти начала не осуществились в его жизни, они исказились в толстом слое ничтожества, засосавшем его; но они есть.

Афанасий Иванович прекрасен и поэтичен, ибо он - человек; ибо в человеке заложены поэзия, любовь, чистота, высокое благородство; но Афанасий Иванович ужасен в своем животном прозябании, ибо условия действительной жизни не только не развили в нем его прекрасных начал, но, наоборот, заглушили и обезобразили их до неузнаваемости. Среда губит и искажает то, что заложено изначально в каждом человеке и что сохранилось в старосветских помещиках более, чем в их наследнике, только потому, что они менее подверглись воздействию дурного, злого уклада жизни, потому что они ближе к природе, к здравым началам жизни.

13,

201

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

в любви;

- широкая человеческая доброта;

- жили, как в раю, по легенде о золотом веке

своем спутнике, с которым провела жизнь и которо-

го оставляла сирым и бесприютным...”

О пленной турчанке: “Такая была добрая туркеня”.

“им так мало было нужно, что они довольствовались тем, что земля производила”.

     

Вводный эпизод, не связанный сюжетно с историей Товстогубов

О страсти, отчаянии и успокоении городского молодого человека.

Гоголь. Старосветские помещики.

Этот эпизод введен для контраста. Причем ирония, и ирония жестокая, адресована романической страсти в окружении карет, зал, карт и прочей “онегинской” атмосферы, а по контрасту укрепляется нравственная значительность душевной глубины чувства старичка, чуждого этому ложноблистающему миру. А именно значительность душевной глубины является одной из двуединых целей (в смысле человеческих возможностей) повести. Поэтому этот вводный эпизод хотя и не связан сюжетно с историей Афанасия Ивановича, все же лежит в русле главной идеи повести.

13,

194-

195.

Товстогубы - старики и названы именами идеальных любовников мифологии

Филемон и Бавкида.

- “ -

Если молодым свойственна любовь, то как же велики возможности человека, если даже к старости он умеет сохранить это высокое чувство, да еще в такой мере, что любит после смерти подруги и даже горе неутешно, а последние в жизни мысли и слова - друг о друге. Это - так возможно в человеке, а именно возможности (наряду с их мизерным осуществлением) стремился Гоголь воспеть в повести.

13,

187.

Поэтические стилистичес-кие обороты окружения старичков

сад, наполненный яблоками и сливами;

избы, осененные вербами, бузиною и грушами;

душистая черемуха; ряды дерев; потопленных багрянцем вишен; яхонтовым морем слив; развесистый клен; двор с низенькою свежею травкою; нежными, как пух, гусятами; прекрасный дождь роскошно шумит, стекая журчащими ручьями; все двери в домике пели (а не скрипели).

- “ -

Всем оркестром красоты, поэзии, музыки говорит Гоголь о скрытом богатстве души своих героев. С другой стороны само поэтическое окружение объясняет, почему у стариков больше, чем у городских (далеких от жизни природы) больше сохранилось душевной высоты.

13,

186

 

 

 

 

 

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Сюжетный ход

Товстогубы умирают один за другим, а не вместе

Гоголь.

Старосветс-кие помещики

Чтобы показать соотношения любви и смерти, чтобы показать, что любовь сильнее смерти и чтоб показать любовь после смерти, т. е. самые сильные проявления человеческих чувств, а ведь максимально великие возможности человека и изображались в повести.

13,

189

Такое имя героя

Акакий Акакиевич

Гоголь.

Шинель.

Имя напоминает о малодушии и незначительности героя. А ведь вся повесть - о трагедии маленького человека.

47,

271.

Такие стилистические обороты как:

- поэтические фигуры, да еще так густо расположенные - усиления (расположение слов по принципу возрастающей силы);

- повтор;

-анафора: одинаковое начало фраз;

- инверсия;

- риторический вопрос ( читателю);

- описание похорон подробное: бытовое безразличие к смерти, окружающая жизнь вкруг, торжественность, страшная вещественая реальность смерти

Но когда возвратился он домой, когда увидел, что пусто в его комнате, что даже стул, на котором сидела Пульхерия Ивановна, был вынесен,- он рыдал, рыдал сильно, рыдал неутешно, и слезы, как река, лились из его тусклых очей.

 

- увидел, что пусто, что даже стул... вынесли

- рыдал, рыдал сильно, рыдал неутешно

 

- рыдал, рыдал сильно, рыдал неутешно

- но когда возвратился... когда увидел

- что пусто..., что даже...

- возвратился он, а не он возвратился

Какого горя не уносит время? Какая страсть уцелеет в неравной битве с ним?

длинные столы, кутья, наливки; “Гости говорили, плакали, глядели на покойницу, рассуждая о ее качествах...”

солнце светило... грудные младенцы плакали на руках матерей... жаворонки пели... дети в рубашонках бегали и резвились...

священники были в полном облачении... густой протяжный хор дьячка и двух пономарей пропел вечную память под чистым, безоблачным небом...

работники принялись за заступы, и земля уже покрыла и сравняла яму...

Гоголь. Старосветские помещики.

Мера поэтичности речи изображает и соответствует мере страдания, великости чувства. И хорошо именно то, что вся эта поэтика применена для изображения одной из двух главных вещей, которые изображаются в повести: великих возможностей человека. Было б совершенно недостойно, если бы такая поэтика была употреблена на описание сна или еды старосветских помещиков.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Это для подготовки разительной трагедии - сцены Афанасия Ивановича над гробом. А трагичность - высочайшее проявление человеческого духа. Имеет смысл подготовить такое великое дело, тем более что великое - предмет изображения в повести.

13,

192.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

13,

191.

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Конструктив-ный образ такой: нет завязки, кульминации, развязки.

Сюжет: человек приходит на реку, ставит палатку, готовит еду, готовится к рыбной ловле, выбирает место, ловит, перекусывает - и от всего этого получает массу удовольствия.

Хемингуэй.

На Биг-ри-вер.

Солдат вернулся с войны домой. Его потрясла такая “общественная деятельность” как война. Он теперь не хочет никакой общественной деятельности, он хочет покоя, он окунается в простые удовольствия жизни. Покой, покой... Этот уход от общественных бурь и изображает бессюжетный рассказ, и это же изображает бессюжетность сама.

 

Антитеза в системе персонажных образов, относящихся к Товстогубам, с одной стороны, и к городским, с другой.

Товстогубы

о т н о ш е н и е

“долгая, медленная, почти бесчувственная привычка”

о т н о ш е н и е к с м

“он был все время как бы бесчувствен. Он поднял глаза свои, посмотрел смутно и сказал: “Так вот это вы уж и погребли ее! зачем?”

А дома: “он рыдал, рыдал сильно, рыдал неутешно, и слезы, как река, лились из его тусклых очей”.

отношение к любимой

Через 5 лет: “он сидел, бесчувственно держал ложку, и слезы, как ручей, как немолчно текущий фонтан, лились, лились ливмя на застилавшую его салфетку”.

общий тонус

“жизнь их так тиха, так тиха, что на минуту забываешь и думаешь,

социальное

“старые национальные

фамилии”

Городские молодые люди

к л ю б в и

влюблен “нежно, страстно бешено, дерзко, скромно”

ер т и л ю б и м о й

“ужасные порывы душевного страдания, бешеная палящая тоска, пожирающее отчаяние; создал для себя ад, в котором нет ни тени, ни образа и ничего, чтобы сколько-нибудь походило на надежду”.

Дважды пытался застрелиться.

после смерти

Утешился и женился на другой через 1 год.

 

 

 

 

жизни

что страсти, желания и те неспокойные порождения злого духа, возмущающие мир...”

происхождение

те низкие малороссияне, которые выдираются из

Гоголь. Старосветские помещики.

Именно мир зла - Петербурга, искусственного уклада жизни рождает искусственные страсти искусственного романтизма, напряжение и перенапряжение ложной экзальтации.

Петербург, мир правителей государства, мир дельцов и чиновников, мир искусственной жизни, ложных страстей и страстишек - это центр зла, основной носитель его; но в повести дело вовсе не обстоит так, что этому миру и его средоточию противопоставлена идеализированная норма жизни Товстгубов. Наоборот, и их жизнь принадлежит, несмотря на любовь автора к старичкам, к миру зла не столь активного, как в среде чинуш и высшего света, но все же убийственного для человеческого достоинства.

Если в Товстогубах еще хоть осталось больше от человеческого (поэтичность, высокое чувство), чем у городских, то потому, что они - вдали от средоточия зла, что они - ближе к природе.

Тем более ясно, что Товстогубы не идеализируются, если вспомнить, что “Старосветские помещики” включена как часть в сборник “Миргород”, где разрабатывается тема товарищества в Русской земле и где описываемое время соотнесено в исторической перспективе как пошлое время. И Товстогубы часть этой пошлости.

13,

195

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1,

119-120.

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Антитеза в системе образов окружения

 

 

 

 

 

 

 

Антитеза в системе стилистических образов

(начало на

д е я т е

“естественная” (жи-

вотная) жизнь (еда, пи-

тье и спанье)

 

 

 

“радушие,

 

 

о б с т а н

“пол почти во всех комнатах был глиняный, но так чисто вымазаный и содержа-

щийся с такою опрят-

ностью,

о к р у

багрянец вишен, яхонтовое море слив...

поэтические “высокие” фигуры

 

предыдущей стр.)

дегтярей, торгашей.

л ь н о с т ь

наполняют, как саранча, палаты и присутственные места, дерут последнюю ко-

пейку со своих же земляков,

наводняют Петербург ябед-

никами, наживают, наконец, капитал.

но вовсе не то, с каким уго- щает вас чиновник, вышедший в люди вашими стараниями”.

о в к а

с какою не содержат паркет в богатом доме, лениво под- метаемый...”

 

 

ж е н и е

кареты, залы, карты - оне- гинская атмосфера...

ирония

     

Сознательные анахронизмы, несколько нарушено историческое прав-доподобие в описании Сечи, нет ни одного исторического факта.

“Это был один из тех характеров, которые могли возникнуть только в тяжелый XV век...” (а имена Никита Потоцкий и Остраница - относятся к XVIII веку).

Гоголь, Тарас Бульба.

Гоголь был историком Украины и кроме того два раза переделывал повесть, но анахронизмы оставил. Это не невнимательность, а специально. Не все ли равно, когда происходит действие? Такие люди как Тарас, Остап и другие были некогда, стало быть, они могут быть, а значит, и должно, чтоб они были, и для Гоголя важно именно последнее. Поэтому его повесть не столько исторична, сколько утопична.

13,

224-

225.

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Стилизовано как историческая повесть

 

Гоголь.

Тарас

Бульба.

Гоголь не любил историю, хотя был историком. Вот слова его: “Любви к прошедшему не получишь, как ни помогает поэту воображение. Любовь возгорается к тому, что видишь, и, стало быть, к предстоящему; прошедшее и отдаленное возлюбляются по мере надобности и потребности в настоящем”. А случилось так, что идеал Гоголя был осуществлен (в Сечи запорожцев) и может быть осуществлен (для этого и пишет он). Основанием и свидетельством этого является то, что идеал этот заключен в народном собрании, в душе, в складе мечты и песни (в легенде) народной, а ведь эта мечта и песня - факт народной жизни. Следовательно, и идеал (в данном случае случайно исторически бывший) реален и современен. Историческая форма повести соответствует историческому характеру идеала: героев рождает героический уклад народного общества свободы.

13,

223-

226

Так подробно о Сечи, хотя это останавливает действие

 

- “ -

Среда определяет человека.

13,

226.

Сюжетный ход Андрий стал изменником

 

- “ -

Чтобы показать, насколько в прежние времена были не такие, как сейчас, люди: если уж случилось быть страсти, так не остановит даже измена - не то, что пошленькие современники (Иван Иванычи и Иван Никифорычи).

13,

225.

Такое название сборника повестей

Миргород

Гоголь.

Мирго-род.

В одном и том же месте живут люди той же национальности, но какие разные: бывшие и теперешние. Но это из-за других условий. А люди такие же. Они могут когда-нибудь и должны в будущем быть именно такими же, как были.

13,

220.

Отрицательные черты эпохи, казачества, поляков, Тараса и др.: дикость, свирепость, грубость.

“Дыбом стал бы ныне волос от тех страшных знаков свирепости полудикого века, которые пронесли везде запорожцы...”

Тарас “начал колотить и швырять горшки и фляжки”

Гоголь, Тарас Бульба.

Гоголь не склонен идеализировать эпоху и черты характеров, порожденные ею; он идеализирует не то, что это XV или XVI век, а то, что это - жизнь свободы, героизма, битв за отчизну, жизнь без иерархии властей, сословий, имущества. Эпоха у него дикая, жестокая, грубая, но строй - велик.

Суть не в историческом идеале прошлого, а в гражданском идеале настоящего.

13,

228.

Не подробно описана свирепость Тараса

 

- “ -

Гоголь осуждает эпоху за жестокость, но не осуждает Тараса как личность.

13,

229.

Подробно описаны жестокие казни за кражу и убийство в Сечи.

 

- “ -

Гоголь был, видимо, убежден, как и просветители и утописты XVIII- нач. XIX в., в том, что в обществе, где нет неравенства, нет рабской покорности людям, нет и рабства имуществу, незачем воровать, плутовать, враждовать; там люди сразу должны стать идеально нравственными. Поэтому всякое нарушение закона мыслится здесь как беспричинное гнусное преступление выродка.

13,

237.

 

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Персонажный образ: Алеко - не цыган; сюжетный ход: Алеко появляется в таборе, а не находится там отроду; название: Цыганы; место действия табор.

 

Пушкин Цыганы

Прыжок из общества в самую-самую полную и безграничную свободу личности был органическим заданием романтизма. Пушкин сам был романтиком. Но романтический пафос становился помехой в поисках ужасной правды (в Португалии, Испании, Италии, Греции, Молдавии революционные вспышки потерпели поражение; наступало разочарование; мечты о близком взрыве начинали казаться фантастическими), помехой был и романтический субъективизм; выяснилось, что бурные стремления благородных личностей разбиваются о каменную стену какой-то железной необходимости, трезво объективной и более могучей, чем вся героика Риего, Ипсиланти... Стояла задача от романтизма отказаться. Нужно было показать, что романтическая мечта: прыжок в свободу - не возможен путем ухода из общества. Для этого надо было этот прыжок изобразить. Поэтому Алеко - появился. Причем не где-нибудь, а у цыган - кочующего народа, свободного от цивилизации, законов, ограничений, даже свободных от имущества и дома.

15,

329,

339.

Сюжетный ход: Алеко не уживается в таборе

 

- “ -

Индивидуальность не может выскочить из своего общественного предопределения никуда. Алеко поэтому остается там, откуда он пришел, в индивидуалистическом обществе, если считать, что среди цыган нет или почти не развит индивидуализм.

15,

329.

Вводный эпизод и предварение: песня Земфиры.

Современность возникновения этой песни.

Лирическое отступление такое

Старый муж, грозный муж,

Режь меня, жги меня:

Я тверда; не боюсь

Ни ножа, ни огня...

Старик

Так, помню, помню - песня эта

Во время наше сложена.

Но счастья нет и между вами,

Природы бедные сыны!..

И под издранными шатрами

Живут мучительные сны.

И ваши сени кочевые

В пустынях не спаслись от бед,

И всюду страсти роковые,

И от судеб защиты нет.

- “ -

С одной стороны, предваряет и тем самым обращает внимание на крайнее проявление эгоизма Алеко - убийство. С другой стороны, показывает, что и среди цыган появился индивидуализм и эгоизм. Он более или менее, но уже везде.

Пушкин гениально уловил в своей поэме, озаренной той высшей трезвостью взгляда на жизнь и людей, которая характерна для произведений подлинно реалистических,- новые черты и особенности, внесенные в сознание человека буржуазной природой общественного развития (сосредоточенность на себе; отъединенность от людей собственным частным интересом; противополагание людям своей эгоистической воли; посягание на свободу другого человека; неумение преодолеть в себе своекорыстия, собственного желания и воли; буржуазный индивидуализм). Поэма Пушкина наглядно показала разрушительность того строя мыслей (а не чувств, страстей, как это декларируется в отступлении), который становится в современном поэту обществе господствующим. Видимо, противоречие отступления всей поэме должно лишний раз обратить внимание на эгоистический строй мыслей как причину несчастий, а не просто: страсти и судьба - причина несчастий.

 

 

 

65,

102-

103.

 

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Стилистический образ такой: подбор слов, во вторых своих смыслах обозначающих одно и то же - неподвластность человеку.

И всюду страсти роковые,

И от судеб защиты нет.

И жил, не признавая власти

Судьбы коварной и слепой -

Но...

Пуш-кин. Цы-ганы

Эти слова вовсе не обозначают, что Пушкину было свойственно мистическое понимание судьбы... [Но эти неподвластные человеку мотивы (именно мотивы, ноты - музыкально организованные: всюду - человеку не дано найти убежища; страсти - то, что не подвластно человеческой воле и разуму, а скорее наоборот; роковые - от слова рок-судьба, т. е. надчеловеческое, не подвластное человеку; судеб - то же; защиты нет - не дано человеку)].Скорей судьба для Пушкина - объективный и внеположенный для личности закон реальности, бытия, общества. Индивидуальность не может выскочить из своего общественного предопределения. Это имеет политическую аналогию в том, что благие желания личностей приблизиться к абсолютной свободе путем поднятия восстаний были в 20-х годах подавлены. Вышеуказанный подбор слов тем и хорош и впечатляет, что подчеркивает главную мысль поэмы: индивид не может. Слова эти усиливают друг друга, нагнетают и притом - главную мысль.

15,

329.

Сюжетный ход: убийство Земфиры и ее любовника. Вводный эпизод: рассказ старика о Мариуле.

 

- “ -

Разрушительность того строя мыслей (индивидуализма).

Не только потому, что Алеко был страстен в любви. Страсть сама по себе еще не объясняет. Старик любил Мариулу не меньше и не убивал никого не только потому, что Мариула куда-то удрала. Он бы мог их догнать, найти. Но он уважал чужую волю. А Алеко чужую волю не уважал. Убийственна не страсть, а индивидуализм, крайний эгоизм. Убийство и рассказ исполняют одну функцию: подчеркнуть эгоизм выходца из цивилизации. А тот факт, что страсти получили возможность развиваться в таком разрушительном направлении, означает, что индивидуализм не гоним в цивилизованном обществе, хотя Алеко и удрал от общества.

65,

103

Такой пейзажный образ лучезарный; антитеза пейзажных образов утра и трупов у могилы.

Восток, денницей озаренный,

Сиял, Алеко за холмом,

С ножом в руках, окровавленный,

Сидел на камне гробовом.

Два трупа перед ним лежали...

- “ -

Насколько хороший день предвещает такое утро, настолько мрачно будущее Алеко; насколько перспективно утро, настолько бесперспективна его будущая жизнь. Такой пейзаж дан для контраста с душевным состоянием Алеко. Насколько живительно утро и свет, настолько разрушителен индивидуализм; он убил в самом Алеко самое лучшее, что могло быть у него: воспоминания о счастливой любви к Земфире. Становление дня контрастно душевному краху, трагедии Алеко. Такое утро, контрастное, предвещает, что Алеко не удовлетворился местью, а сам погиб душою.

 

Отношение Алеко к оставленному миру - руссоистское неприятие и бегство к природе.

О чем жалеть? Когда б ты знала,

Когда бы ты воображала

Неволю душных городов!

Там люди, в кучах за оградой,

Не дышат утренней прохладой,

Ни вешним запахом лугов;

Любви стыдятся, мысли гонят,

Торгуют волею своей,

Главы пред идолами клонят

И просят денег да цепей.

Пуш-кин. Цыга-ны.

Чтобы разбить такое мировоззрение, как иллюзорное, неверное и как недостаточный путь преодоления противоречий жизни. Чтобы разбить романтическое мироощущение.

65,

102.

 

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Сюжетный ход: цыгане прогоняют и осуждают Алеко, хотя такое у них, наверно, не впервой; прогоняют, но не мстят.

Слово высокого стиля.

Подробность: не сотня прогоняет одного, а сама уходит, да еще оставляет ему почти не его телегу.

Безмолвие от момента убий-ства до изгнания и потом опять, хотя мог бы быть плач...

 

Тогда старик, прибижась, рек:

“Оставь нас, гордый человек...”

 

 

 

 

 

рек

Сказал - и шумною толпою

Поднялся табор кочевой

С долины страшного ночлега,

И скоро все в дали степной

Сокрылось; лишь одна телега,

Убогим крытая ковром,

Стояла в поле роковом.

Цыганы робко окружали

В немом бездействии печали

Он молча, медленно склонился

Пушкин.

Цыганы.

Если бы ему мстили - это было бы торжество индивидуализма. Так же - индивидуализм морально осужден. Причем осужден тем сильнее, чем благороднее это сделано: Алеко даже оставили телегу, его даже не прогнали, а вся масса ушла, оставила его. Тем более, кто так благородно поступает? Дикие люди.

 

 

А какое высокое поэтическое слово “рек”. Это все означает, что сам Пушкин осуждает индивидуализм.

Романтический герой подвергался нравственному осуждению, почти впервые в мировой литературе.

 

 

 

 

Чем тише, тем величественнее печаль и грознее слова осуждения. Значит, осуждает и Пушкин.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

65,

102

Вводный эпизод: рассказ старика об Овидии; антитеза образа Алеко образу Овидия

Алеко

неприятие своей цивилизации;

нет стремления домой;

 

некоторое удовольствие от цыганского образа жизни

Овидий

“приятие” своей цивилизации;

стремление домой хоть после смерти (кости - на юг);

не обращает внимания на кочевой образ жизни, и о нем заботятся.

Пушкин.

Цыганы.

Этот эпизод оттеняет руссоистское неприятие цивилизации у Алеко “приятием” у древнего певца своей цивилизации. А развенчивание неприятия является одной из главных мыслей поэмы. Поэтому вводный эпизод оказывается не случайным, а в русле главной идеи.

 

Вводный эпизод о птичке

Птичка божия не знает

Ни заботы, ни труда...

- “ -

Эпизод оттеняет своим животным бездумием отяжеленность мыслями цивилизованного человека. А в поэме как раз анализируется возможность ухода от цивилизации, так что вводный эпизод как раз попадает в главное идейное русло.

 

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Риторические обращения, риторические восклицания

Но боже! как играют страсти

Его послушною душой!

С каким волнением кипели

В его измученной груди!

Давно ль, надолго ль усмирели?

Они проснутся: погоди!

Пушкин.

Цыганы

Эти вопросы и обращения не для того, чтобы получить ответ от читателя или слушателя, а для того, чтобы обратить внимание читателя на то, что является важным для поэта. И этим важным является мысль, что индивидуальность не может выскочить из своего общественного предопределения. От себя никуда не убежишь. Причем от себя такого, каким стал в современном тебе обществе. В пташку божию не превратишься, если ты человек. И не случайно Пушкин применяет поэтические фигуры для этой невозможности. Он уважает ее. Потому что он убедился, что романтическое игнорирование объективной реальности лишь мешает познанию объективных законов, без знания которых не двинешься вперед.

 

 

15,

329.

Антитеза образов табора и города;

 

 

Антитеза образов табора и войны.

табор

как вольность весел их ночлег;

ручной медведь лежит на воле;

в чистом поле.

И мирный сон под небесами;

телеги мирные цыганов;

смиренной вольности детей;

песен радостные гулы

город

неволя душных городов;

просят денег да цепей;

там люди в кучах за оградой не дышат утренней прохладой;

брани ужасный гул;

повелительные грани.

 

- “ -

Антитеза, причем с явной симпатией табору, создана для того, чтобы создать иллюзию спасительной (руссоистской) нецивилизованности. Причем именно иллюзию, а не действительную спасительность, но это уже непосредственно из антитезы не видно. Пушкину тем важнее было создать соблазнительный образ нецивилизованного табора, чем более необходимо было ему показать, что эти соблазнительные черты - только иллюзия.

65,

102.

Сюжетная фор-ма “нанизыва-ние”.

 

Забавное чтение о Тиле Уленшпигеле, уроженце Брауншвейга.

Изображается многогранный, открытый мир... Присоединение есть необходимый строительный принцип. Принцип присоединения, нанизывания, бесконечного продолжения сюжета прямо, обнаженно выражает смысл неограниченности и неудовлетворенности - иначе это становится пошло.

Новая буржуазная эпоха имеет, быть может, единственное, но неоценимое преимущество перед античностью и феодализмом - она снимает, разрушает “завершенность” и ограниченность и позволяет человеку ощутить, что он может развиваться беспредельно. Человек, живший в средневековом городе, занимавшийся изо дня в день одним и тем же искусным ремеслом, исполнявший неизменные обычаи и обряды и удовлетворенный всем этим,- мог быть возвышенным и прекрасным. Но не то - в новое время.

33,

325-329.

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Такой конец - смерть героя.

 

- “ -

Чтобы не стать пошлым, чтобы сохранить подлинно человеческую и эстетическую сущность, герой должен умереть.

- “ -

Такой конец - отшельничество героя.

 

Гриммельсгаузен. Приклю-чения нем-ца Сипли-циссиму-са, или история жизни удивительного бродяги.

Этот насильственный отказ от этого пестрого мира - чисто внешний конец, который может быть легко отменен. Оставить же героя в мире и остановить его где-нибудь в одном месте - это значит опошлить, лишить возможности бесконечного развития. А эта возможность бесконечного развития и есть мысль, выражаемая общими свойствами сюжета в форме “нанизывания”.

33,

328.

Такой конец - обрывающийся вдруг “на полуслове”.

Дул попутный ветер, чтобы ехать в город Кале; я тотчас записался на корабль с расчетом остановиться в нескольких лье от города у одного дворянина, моего родственника, где, как это видно из письма, будет ожидать меня брат.

Прево. История кавалера Дегрие и Манон Леско.

Историческая реальность романа - движение к счастью, к полноте любви и свободе. А это движение имеет беспредельную, неограниченную цель. Вместо завершенности старого эпоса, даваемой “эффектом конца”, который замыкает художественный мир, исчерпывает героев и оставляет их в нашей памяти в возвышенном самоудовлетворенном покое (причем безразлично - покое бытия или небытия, смерти), роман “доводит” только героев “естественными переходами до следующего периода их жизни” и оставляет их “незаконченными”, по-прежнему способными к движению и развитию.

33,

334,

336.

Сюжетный ход, в котором перейден рубеж от реальной ситуации к абстрактной

Партизан Анри, друг маленького Франсуа, душит его при безмолвном согласии сестры маленького, душит из опасения, что мальчик не выдержит допроса фашистов и выдаст командира отряда Сопротивления.

Сартр. Мертвые без погребения.

Сартр хочет доказать этим бессмысленность этой жертвы, как и всех принесенных вслед за ней, как бессмысленна сама жизнь (с точки зрения экзистенциализма). Попытки исправить недостатки жизни бесплодны, и, признав это, человеку надлежит наедине с самим собой приготовиться к гибели и освободиться от всех “условностей” действительности.

Состояние “национального унижения” в странах, испытавших военное поражение, обусловило рост экзистенциалистских влияний. А Франция - испытала поражение в 1940 году.

8.

 

 

26,

186.

Речь рассказчика сухая, протокольная.

 

Прево. История кавалера Дегрие и Манон Леско.

Нагнетание эстетически определенных речевых элементов и построений (героических, трагедийных, патетических, идиллических, элегических, сатирических, комедийных, саркастических, фарсовых и т. д.) - сделало бы попросту невозможным изображение тех незаметных переходов и оттенков, того неуловимого движения и изменчивости, того зыбкого трепета красок... изменчивой, зыбкой, неуловимой - и в то же время предметно встающей перед нами - стихии любви Дегрие и Манон, этих противоречивых поступков, столкновений, мыслей и чувств... Но схватить бытие и сознание в их тонких, незаметных переходах и оттенках и в их зыбком, мгновенно изменяющемся протекании, можно лишь с помощью точных, объективных и прозрачных образных средств. В романе тропов меньше, чем даже в разговорной речи.

33,

338,

335.

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Анахронизм: смешение эпох, но не слияние их в одну, а подчеркнутое разведение.

Антигона действует и в современном мире, и в мифе.

Жан Ануй. Антигона.

По существу действие искусно и незаметно выведено в “нигде”: мы ищем его то в античном, то в современном обществе. Современные мотивы и темы перемежаются с мифологическими. Ускользает от восприятия образ Антигоны и цельность идеи: подвиг во имя единства и бессмысленность борьбы за единство людей. Преднамеренное их несовпадение возбуждает чувство сомнения, неустойчивости. Неуловимость очертаний среды, времени, идей и есть заданность философии: автор выводит личность в нейтральную сферу (трансцедентную), в “ничто”. Здесь герой произведения руководствуется только движениями своего подсознания, он выбирает, и его выбор не детерминирован условиями конкретными. Он освобожден от “условностей” действительности.

8.

Название, поражающее своей необычностью

 

Папа, бедный папа, мама поставила тебя в шкаф,

чален.

Артур Копит.

и я так опе-

Это рассчитано на чувство отвращения к жизни. Это лежит в русле главной задачи писателя-демистификатора: обнажать страшную всеобщую истину бытия - его абсурдность. Причем абсурдность возведена в абсолют. С ней бороться бессмысленно и тщетно. Она - закон бытия (с точки зрения экзистенциалиста).

8.

Облик героя: человек-осел.

Образ героев: общественное положение - ра-бы; частная жизнь их - как нечто животное

Гротеск в облике героя

...подражали тому, что сдыхали, тому, что видали; слыша пение птиц, они сами пели, глядя, как прыгают овцы, сами они легко скакали и, как пчела, цветы собирали...

...можно б скорее увидеть, что овцы и козы, покинув друг друга, пасутся отдельно, чем встретить отдельно Дафниса и Хлою...

Это не столько человек, сколько его фалл.

Апулей. Метаморфозы (золотой осел); Лукиан

Лукий или осел. Лонг. Дафнис и Хлоя.

Петроний. Сатирикон.

Это не аллегория (иносказание): человек, как осел. Частная жизнь - это специфическое явление, оправданное лишь там, где нет подлинно общественной жизни,- в среде рабов, гетер или в условно-фантастическом мире - у человека, принявшего облик животного.

Само же общество следует изображать как бы с птичьего полета (с эпической дистанцией), освещая крупным планом деятельность выдающихся граждан государства и не задерживаясь на мелочах частного бытия.

33,

37.

Сюжетные ходы: - первая ссора;

- вторая ссора;

- герой остается жить, хотя вероятность гибели 50%;

Уход Наташи от Евдокимова, когда она обиделась на его “холодность” (он заснул), поняв это как проявление равнодушия к ней после того, как добился, в то время как он просто устал.

Уход Наташи, когда Евдокимов обидел ее своими подозрениями и допросами.

Опасный эксперимент с нарушением техники безопасности.

(см. след. стр.)

Еще раз про любовь.

Это подтверждает неспособность общества разрешить завязавшиеся конфликты сообразно естественным, а потому оправданным, влечениям человеческих натур и сердец, жаждущих счастья и стремящихся отстоять его в неравной схватке с противостоящим миром. И тот факт, что герои этих драм (конфликт двух любящих людей с жизнью) почти все гибнут (Ромео, Джульетта, Сорель, Каренина...), с очевидностью показывает, что в условиях не только собственнического мира разрешить этот, казалось бы, простой и социально не столь уж крупный конфликт невозможно. Не важно кого, но одного нужно было убить. Потому что иначе была бы убита любовь. Люди,- так испорченные этим обществом, что не верят друг другу даже любя

65,

337.

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

- смерть героини, хотя это редкая случайность.

Стюардесса обгорела, спасая пассажиров.

 

друг друга,- рано или поздно погубят свою любовь.

 

Настолько подробное изображение

рыбной ловли и всего, что с ней связано, что занимает целых два рассказа, и больше ни о чем там нет.

Хемингуэй. На Биг-ривер

Эрнест Хемингуэй пришел к стоическому мировосприятию. Чудовищный опыт мировой войны обесценил для него многие социальные и этические ценности буржуазного общества, обнажив лживость его идеалов, но опыт этот необычайно обострил в нем чувство жизни, приумножив способность ощущать полноту бытия. Власть простых радостей существования. Тугой полет попавшейся на крючок форели, легкий перезвон лесного ручья, запах сухой хвои и костра из можжевельника... - вот что Хемингуэй противопоставлял бытию в мире... опустошающем человека, лишающем его счастья. Окружающее общество, мир настолько плох, так резко сужает ту область получения удовольствий, наслаждений, где еще не теряешь добропорядочности, что когда в этой суженной области (например, на рыбаке) наконец окажешься - ощущаешь это как особое счастье. Значит, следует подробнейшим образом описывать рыбалку.

65,

420.

Такой персонажный образ: Ник - опытный рыболов; Ник - страстный рыболов.

Знает повадки кузнечиков, форели, выдры. Умеет определять по натяжению лески величину форели, зацепился ли крючок, как тянуть или отпускать...

“Ну конечно, поводок оборвался... Во рту у Ника пересохло, сердце упало... Руки у Ника тряслись... Он слишком переволновался. У него закружилась голова, слегка поташнивало, хотелось присесть отдохнуть... И постепенно его покинуло чувство разочарования, резко сменившее возбуждение, от которого у него даже заболели плечи”.

- “ -

Если бы это было ему впервой, то не могло бы предоставить так много удовольствия, ему было бы не дано прочувствовать прелесть целесообразности мельчайших действий, приемов, умения, наблюдений и т. д. А так это целый мир, достойный того, чтобы им заменили удовольствия общественной жизни, за которые надо расплачиваться моральным упадком, что нестерпимо для стоика.

 

Художествен-ная деталь: ловля форели - царской рыбы.

 

- “ -

Не приемля буржуазное общество, Хемингуэй все-таки остается его членом, да еще и членом, не ниспровергающим его. Поэтому он не избегает скрытой и рафинированной поддержки индивидуализма (альфы и омеги буржуазной морали). Не каждый труженик может позволить себе на досуге заняться царской ловлей - ловлей форели. Эта ловля - идеал сильной, опытной личности, в области рыбной ловли это знак качеств, исключительно важных для участия в конкурентной борьбе, высоко чтимых на рынке успеха - присутствие духа и мужество перед лицом обреченности и утраты перспектив.

36,

179,

180.

 

ЗАЧЕМ?

ПРИМЕР

ГДЕ

ОТВЕТ с точки зрения того, что образует единство произведения

ГДЕ

Подбор слов: грубых в стихотворе-нии о силь-ной, насто-ящей любви.

Сегодня вечером увижусь я с тобою -

Сегодня вечером решится жребий мой,

Сегодня получу желаемое мною -

Иль абшид на покой.

А завтра - черт возьми! как зюзя натянуся;

На тройке ухорской стрелою полечу;

Проспавшись до Твери, в Твери опять напьюся,

И пьяный в Петербург на пьянство прискачу.

Давыдов. Реши-тельный вечер гусара.

Слова и мотивы обусловлены здесь не только темой, но и задачей характеризовать гусара-поэта, и потому они “гусарские”.

15,

157.

Непечатные слова.

   

Для Давыдова нет слов “низких” или “высоких”, нет стиля неприличного для предмета; для него все слова хороши, если они характеризуют героя - носителя его лирики (субъекта ее). Задача стихотворения - создать образ не столько того, о чем идет речь в стихотворении, сколько того, кто это стихотворение создал (поэт-гусар), или, вернее, от лица кого оно написано.

15,

158,

156.

Античная термино-логия

 

 

Подбор красивых слов.

Архаизм.

Твой глас подобится амврозии небесной,

Что Геба юная сапфирной чашей льет.

Певец! в устах твоих поэзии прелестной

Сладчайший Ольмия благоухает мед.

 

прелестный, сладчайший, благоухает, небесной, сапфирный, мед.

глас.

Батюш-ков. Гезиод и Омир - соперни-ки.

Батюшков конструирует мир души и интеллекта идеального нормального человека. Все элементы поэтики призваны у него характеризовать субъект, а не объект поэзии; но сам этот субъект создан Батюшковым как идеал и потому тяготеет к объективированию. Поэтому античная терминология характеризует и античных героев античного стихотворения и идеал Батюшкова, т. к. в его представлении античность - символ и средоточие красоты и гармоничного развития. Архаизм подчеркивает особую торжественность, присущую соприкосновению с идеалом. Сознание Батюшкова упивается мечтой о красоте и полноте жизнеутверждения, отсюда и самая мелодия звуков Батюшкова, богатство звуков и напева поэтического синтаксиса.

15,

168.

Такое сравнение

Такая метафора

глас - амврозия небесная

поэзии мед

- “ -

Некоторые думают, что живость и яркость показываемых писателем сцен и лиц зависят исключительно от таких изобразительно-выразительных средств языка как эпитеты, сравнения, метафоры и т. п... На самом деле, создание живых, образных картин требует от писателя умелого, индивидуального использования всего огромного богатства языка. В данном случае умелость заключается в том, что сравнение и метафора - оценочные, а не изобразительные. Причем оценка очень красива и приятна. И это не только характеризует непосредственно изображаемое - поэзию, но (и это главное) характеризует идею стихотворения, заключенную между строк его - мир души и интеллекта идеального нормального человека (идеал самого Батюшкова). И именно то, что идея - между словами, а не в словах, делает сравнение и метафору тем лучше, что они оценочные, а не изобразительные.

1,

144,

145.

Конец первой интернет-части книги “Как я научился понимать искусство…”

К списку литературы Ко второй интернет-
части книги
К третьей интернет-
части книги
К четвертой интернет-
части книги
На главную
страницу сайта
 
Откликнуться   Отклики
в интернете