Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Высоцкий. Тот, который не стрелял. Цой. Время есть, а денег нет. Летов. Харакири.

Художественный смысл.

Высоцкий – за коллектив коллективистов, Цой – за коллектив индивидуалистов (богему), Летов – за виртуальный коллектив индивидуалистов.

 

 

Песни победы.

Канун дня рождения Высоцкого…

Наверно, со мною согласятся, что он пел песни победы. Грядущей. Как солнце накануне восхода: вот-вот и взойдёт.

Чтоб не повторяться… Последние разобранные мною песни: “Тот, который не стрелял” (1973, см. тут, слушать тут) и “Бег иноходца” (1970, см. тут, слушать тут), - ну чем не песни победы?

А Цой? Чем у него – через 10 лет – не песни победы (см. тут)? Вот послушайте, как одна из них, “Время есть, а денег нет” звучала на квартирнике в 1982 году (слушать тут). Если и не победа, то тоже ж что-то оптимистическое.

А ещё через несколько лет, у Летова, “Харакири” (1988, см. тут, слушать тут)? – Вот у этого, что-то победа мало чувствуется.

А между тем, если все трое выражали своё время, а оно, как мы теперь знаем, работало на тихое (без крови) поражение так называемого социализма и тихую (без крови же) победу реставрации так называемого капитализма, то почему градус победительности падает от одного автора-исполнителя к другому, а от другого к третьему?

Дикая постановка вопроса… Люди-то – разные не только в силу изменяющейся исторической обстановки. Они ж по мировоззрению могут быть разными. Да и сама историческая обстановка ж волнами изменяется. Скажем, Высоцкий как автор-исполнитель рождён хрущёвской оттепелью и, предположим, что и при брежневском застое мог по инерции ещё махать какое-то время оттепельными кулаками. И думать, что социализм ещё можно спасти от перерождения в капитализм. Но Цой-то уж точно дитя застоя. А Летов, казалось бы, - перестройки… Или катастройки? Когда всё в какие-то тартарары летело… И какая, к чёрту, победа! И ведь точно, вроде. Летов же нацболом стал после реставрации. Идейным лишенцем, так сказать.

Но у меня ж в этом перечислении перемешалось внутреннее с внешним. А что если с ходом просто времени всё же плавно менялось внутреннее: всё дальше от, скажем так, социалистичности отходили товарищи? Нельзя ли по элементам их сочинения-исполнения разобраться в подробностях картины изменения?

Если честно признаться, мне интересно проверить сравнительно новую для меня мысль, что левизна измеряется материальным самоограничением и оттенками отвращения к материальному же потребительству. И как так понятая левизна соотносится с изменяющейся победительностью в экстремстских авторских песнях.

Предположим, что Высоцкий – последний из могикан левизны-самоограничения, что последующая генерация, рок-музыканты, - уже правые диссиденты, то есть они за престижное потребление, а не за простое. И все – коллективисты. Только Высоцкий – за коллектив коллективистов, Цой – за коллектив индивидуалистов (богему), Летов – за виртуальный коллектив индивидуалистов.

И проверим это на песнях.

Составим таблицу.

Элемент

Высоцкий

Цой

Летов

Тема: очень плохое – с точки зрения лирического я – в окружающей действительности.

Почти полная – душой и телом – включённость народа СССР в потребительскую вещистскую гонку.

Престижно-потребительское презрение молодёжи, не включившейся в простую потреби-тельскую гонку взрослых в СССР.

Невозможность – из-за дефицита в СССР на необхо-димое – потреби-тельскую гонку презирать престиж-но-потребительски.

Художественная действительность о норме плохого.

Нерадивое голосо-вание-расстрел сослуживцев-одно-полчан против “я”-повествователя за его нерадивое отно-шение к ценной ве-щи-языку-пленному

немцу.

Обычное, биологи-ческое потребление не удовлетворено: “Дождь… карман пуст… ”, любимая пропала, нечего “пить… есть”, негде “сесть”.

Ну умерли от пре-дельного опыта звёзды западного рока, а ты (я), в СССР, не потянул: не перед кем было?

Художественная действительность о крайности плохого.

Престижно- потре-бительское соблазнение-убийство немцем того, который не голосовал-стрелял.

“куда-то все подевались вдруг”

А теперь и подавно не перед кем (пример харакири друга) – равенство непробиваемое.

Художественное опровергание плохого.

Яростное пение, соответствующее войне-победе-всех против немцев-това-ров.

Залихватское, как ни в чём не бывало, весёлое пение в богемной компании.

Просто звериный рёв-протест теперь.

По какой причине опровергание.

Из-за нерадивости от потребительства есть надежда зара-зить отказом от него.

Из-за немотивиро-ванности невзгод, т.е. инфантильность: будет, как “я” хочу, и - не просто биологическое.

Из-за полного тупика-равенства теперь.

Итог опровергания. Катарсис.

Вот-вот и заражу отказом от потребительства.

Будет, как “я” хочу, и - не просто биологическое.

Значит, мыслимо расслоение, пусть чёрт знает когда.

Характер победы.

Вот-вот и для всех.

Вот-вот и для богемы.

Чёрт знает когда и не для “меня”, а для таких, как “я”.

Анализ и синтез показывает, что предположение о динамике победы и её причинах подтверждается.

Но, конечно, это может быть натяжкой на заявленное выше предположенное о том, почему понижается градус победы во времени. И всё-таки.

24 января 2011 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/75.html#75

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)