Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

Сезанн. Дорога у горы св. Виктории.

Акведук. Кухонный стол.

Художественный смысл.

Отчаяние от невозможности победить капитализм не пессимизм от пошлости капитализма.

 

Сезанн.

Проделаем несколько манипуляций.

Вот "Дорога у горы св. Виктории" (1898- 1902) Сезанна.

Теперь выделим из неё контур собственно горы.

А теперь сравним этот контур с картиной "Акведук" (1898-1900).

Для определённости наметим на ней белым пунктиром контур Виктории.

Видим, что гора, находящаяся вдали, несколько раз заслоняет собою ветку и ствол дерева, находящегося вблизи. Пониже тот же ствол ещё раз заслонён чем-то светлым (помечено белыми точками), что является тоном той же дальней горы, а не ближней листвы, которая тёмно-зелёная.

Ещё ниже тот же ствол заслонён дальней яркой зеленью, что под домиками на горе, к которым, собственно и проведён акведук.

Что это? Абсурд? Издевательство над здравым смыслом?

Что если таки действительно это тихий бунт против здравого смысла… Тихий: не так уж и заметно в этом законном хаосе буйства зелени нечто от дозаконного хаоса. И что если по Сезанну и законное и дозаконное есть одно и то же - Единое. Он не первый в те годы стал улетать душою куда-то… Во что-то метафизическое, не от мира сего (плохого мира, из которого хочется убежать). Бежать, как знакомые Гоген (см. тут), Ван Гог (см. тут). Как незнакомые Гамсун (см. тут), Чехов и Левитан (см. тут).

Этот акведук… сработанный ещё рабами Рима… а вот – стоит. И такая же вечнозелёная средиземноморская растительность чуть не топит его в себе, как и тогда. И не потому ли невнятна архитектура домов? – Чтоб отвлечься от конкретного времени…

Да и пространство… Его, собственно, нет. Не отделены планы друг от друга, передний – от заднего. Даже небо – от земли. Какого-то они одного тона. На первой репродукции – то же. Всё – Единое. Вплоть до упомянутого абсурда.

А вот похожие наблюдения с сайта http://blogs.privet.ru/community/impress/97375322 .

Кухонный стол. 1888-1890.

Корзина, большой кувшин и столешница стола в разных плоскостях. Справа всего как-то больше, зато влево наклонены оси сосудов, ножки одного стола, другого, спинка стула (или что там?). На переднем плане правый и левый край столешницы под скатертью не сходятся. И что? Если б всё было по законам перспективы, то это б утверждало банальность? В то время, как он чует, что есть нечто сверх её… Он – чует, а обычные люди – нет. Так не подчиняться ж им!.. Ему, сверхчеловеку…

Здоровый ли это взгляд на мир? Не был я прав когда-то, пессимистом и потому больным назвав его, встав на точку зрения оптимиста (аж с фашистами я тогда солидаризировался, запрещавшими экспрессионизм)… (А в интернете обозвали меня динозавром…)

Да. Я был не прав. Меня сбила усвоенная мною ошибочная идея наличия экспрессионистской тенденции в широком смысле слова, начавшаяся от Домье и продолжившаяся до второй половины ХХ века. Она, мол, отражала кризис капитализма, страшное напряжение в мире, переходящем от эксплуататорской эры к неэксплуататорской. Когда эта идея была выдвинута, наоборот, начинался кризис так называемого социализма, капитализм же демонстрировал феноменальную устойчивость. А на самом деле конец реализма в конце XIX века породил не только экспрессионизм, искусство отчаяния от невозможности победить капитализм, коллективизмом движимое искусство, и потому ненавидимое фашистами. Ещё тогда же родилось искусство других пессимистов, недовольных пошлостью капитализма, индивидуалистское, ницшеанское направление. Движущий его идеал в перспективе и принципе аж фашизм породил.

И нужно мужественно признать, что постимпрессионизм ту, противоэкспрессионистскую, тенденцию начинал.

21 марта 2012 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/105.html

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)