Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Домье. Ван Гог. Картины.

Художественный смысл.

Кловращение мазков Ван Гога – как улыбающийся в нескончаемых бедах герой Чарли Чаплина.

 

Бедный, бедный Ван Гог.

Прислала мне хорошая знакомая видео подборку репродукций с произведений живописи. Ровно через один и тот же временной интервал там кадр меняется и предстаёт очередное изображение. Под чудную музыку. – Приятно, конечно, смотреть под такую музыку. Но.

Обидно стало за искусство.

Составитель, стало быть, не представляет даже, что эта чудо-музыка может прямо противоречить художественному смыслу какого-нибудь произведения. А может, и каждому из всех, что там демонстрировались.

И потом… эти несколько секунд для просмотра каждой вещи…

Нет, правда, там можно было найти остановку кадра. Но всё равно. Там очень разные и разновремённые произведения демонстрировались. Даже и остановка кадра разве давала гарантию, что зритель “поймёт” произведение? – Нет, конечно. Разве что смотрит какой-то супер-образованный и эрудированный зритель. То есть вероятнее всего, что пропагандируется этакое квазиэстетическое отношение к музею, как, например, к посещению модного дорогого кафе. Такой видеоряд с музыкой составил пустой человек для пустых людей, считающий себя и этих людей культурными.

Я считаю, что смотрение картин нужно обязательно предварять чтением.

Многие тоже так считают и предваряют. Но каким?! - Не относящимся к художественному смыслу.

В этом видеоряде тоже была попытка кое-что о каждой картине написать, чтоб повысить её для нас значимость. - Стоимость картины. (И там всё стояли потрясающие числа.) Но это - позор нашего времени: живопись стала резервной валютой.

Другие пишут биографию художника. Но это тоже зачастую работает только как предложение желающим запомнить кое-что, чтоб пустить пыль в глаза мало знакомым о своей, мол, культурности.

Я считаю, что биографизм оперирует слишком малым, чтоб оно стало в рост с идеологической огромностью, которую представляет собою каждое произведение идеологического искусства, особенно произведение крупного художника. Тот обязательно крупен не только своим мастерством (это дело тонкое и мало кому доступно и интересно из неспециалистов). Крупность великого художника в его великой душе, обуреваемой идеалом, жизнь которого, идеала, вечна. Вечна потому, что всё на свете неким образом повторяется. Повторяются в жизни идей и типы идеалов. И прежние то и дело становятся актуальными сегодня: то по сходству, то по противоположности.

(Сверхценность личности - тоже огромного масштаба идеал. И, казалось бы, биографизм для приобщения к такому годится. Но это заблуждение. Все идеалы - продукты общества. И личная биография художника может сослужить лишь подсобную службу для открытия художественного смысла его произведения имярек.)

Среди репродукций в упомянутом видео было несколько произведений Ван Гога, про которого я когда-то что-то читал. И кое-что даже помню. Мол, существует широко понимаемая экспрессионистская тенденция, рождённая Домье. В XIX веке, мол, началась эпоха увядания капитализма, что было чревато колоссальным катаклизмом перехода из эры эксплуатации в эру без эксплуатации. Что и потребовало повышенной выразительности. Так касательно Домье, пожалуй, и правда. Капитализм того времени был ужасен. И можно было – из того времени глядя – думать, что такой ужас не продержится долго из-за одного того, что слишком уж он непереносим. Но глупая советская пропаганда то время длила на сто лет дольше: вот-вот, мол, плохой капитализм рухнет. Что по бездумию или из карьеристских соображений искусствоведы принялись поддерживать. И родилось понятие экспрессионистской тенденции в широком смысле слова, которое должно было провести эволюционную линию от критического реализма Домье к экспрессионизму рубежа XIX-XX веков и продлить её дальше к авангардизму и ещё дальше.

Домье. Бремя (Прачка). 1853.

Попадал в эту экспрессионистскую тенденцию и Ван Гог. Этот, мол, предчувствовал ужасы уже империализма, потрясшие весь ХХ век. Так что после Ван Гога, мол, художникам стало стыдно писать гладко. А Ван Гог стал применять крайние средства выразительности, и у него даже неподвижные предметы движутся.

Ван Гог. Пшеничное поле с кипарисами. 1889.

И экспрессионизм в узком смысле слова таки действительно сохранил коллективистскую направленность.

Но Ван Гог-то не был коллективист!

Коллективизм предполагает тенденцию революционности. А в Западной Европе революционность к концу XIX века слабела и сошла на-нет. Капитализм переставал быть таким ужасным (как факт, он до сих пор жив). Средний класс помаленьку становился удовлетворённым. Оставалась, правда, ещё и крайняя бедность. И художники как раз таковыми были. Но. Они, видно, понимали, что публике в художественных салонах интересна не социальная революция. Само рождение империализма, кого-то дополнительно разорявшее, интересно было самой своей бурностью. И импрессионисты, несмотря на личную бедность, выражали не бедность, а ценность самого мига этой всеобщей индивидуалистской бурности. А когда наступила всё же реакция (постимпрессионизм), то и она приобрела индивидуалистские черты. Гоген, например, лично устав от суеты, убежал от общества – и его мазок стал широким (сохраняя импрессионистское несмешивание красок). Ван Гог же не убежал, но выносить стало невмочь – так он ударился в эту “живую” аж неподвижность. Яркую – из мазков чистого цвета. Как улыбающийся в нескончаемых бедах герой Чарли Чаплина. Не дай Бог – такое веселье…

Что это так – убедитесь, посмотрев на выражение лица на "Портрете доктора Гаше" (1890) в той же серии слайд-шоу.

Это коловращение мазков тоже ни радости, ни спокойствия не внушает. Хоть они и светлые. А эта желтизна – так просто ассоциации с ядом вызывает, хоть ядовитой фольклор зелень называет.

Так самый перец в том, что теперь можно усмотреть некую актуальность в трагическом искусстве Ван Гога. По противоположности актуальность.

Сосредоточенные на себе, мы опускаем из виду где-то реющие разговоры, что нам всем сравнительно скоро конец из-за этого процветающего в своих лучших образцах капитализма. Из-за его принципа максимальной выгоды. Она опирается на неограниченность прогресса. Тогда как он уже рисует перспективу глобальной экологической катастрофы из-за перепроизводства и вызывающего его перепотребления.

Вот такое, словесное, предварение смотрению репродукций – это да. Оно что-то может-таки дать.

14 марта 2012 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://blogproart.ru/%D0%B1%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B1%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B2%D0%B0%D0%BD-%D0%B3%D0%BE%D0%B3.html

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)