Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Ройтбурд. Картины.

Нехудожественный смысл.

Караваджо. Поцелуй иуды.

Коржев. Поднимающий знамя.

Художественный смысл.

В “триумф” же вы не ткнёте указкой. Потому что он существует только в вашей душе, ошарашенной этим поразительным контрастом света и тени.

 

Выморочное.

Надо начать с признания. Тогда, может, оно не будет надо мной довлеть и не повлияет на мою объективность.

Признание вот в чём.

На днях я допустил безответственность. Возразил довольно эрудированному человеку суждением по вероятности. Он назвал с сарказмом некого Ройтбурда политическим украинцем (тогда как тот так себя называет без сарказма). А я оспорил сарказм, не зная этого Ройтбурда, предполагая, что тот простой обыватель, прислоняющийся к силе (нацистской), раз та на Украине сейчас в силе (близко к власти стоит). – Эрудированный мне ответил цитатами из этого Ройтбурда. И они такие, что видно, что тот не прислонился, а, - сломя голову и будь, что будет, - выражает нацистские идеи, а не помалкивает дипломатично. – И мне пришлось извиняться за то, что я, не проверив, высказал мнение, что Ройтбурд простой обыватель.

А тот, оказывается, считает себя художником. И я подумал, что будет честно с моей стороны (ведь гений и злодейство совместны, в том числе и словесное злодейство), если я проверю, действительно ли он художник (по моим меркам). А моя мерка – чтоб был в картине след подсознательного идеала. Именно подсознательного.

До чрезвычайности сомнительная задача, надо признаться.

Но всё-таки.

Начинать с рассматривания репродукций – смысла нет. Там так отвязано всё нарисовано, что опупеешь.

А есть подозрение, что человек проколется, если станет говорить о своём творчестве. Не зная, что, "если художник способен вербализовать… он… выявляет (если произведение уже создано) его [произведения] фальшивую "псевдо-художественную" природу" (Frоhlich, Aesthetic Paradoxes of Abstract Expressionism and Pop Art, BJA, 1966, vol. 6. № 1, p.p. 17-25).

И я стал читать, что он изрекает. И наткнулся на уважительное упоминание о Савадове. А я о том Савадове писал (см. тут). И там так и не решил окончательно, от подсознания у того его постмодернизм или нет. То есть художник он или притворщик.

Что Ройтбурд по идее нацист, раз считает 2 мая 2014, когда спалили 48 человек в Одессе, за “День перемоги над руською весною” (временная метка 8:36 https://www.youtube.com/watch?v=4wNTp4R7ELA), заставляет подумать, что такой человек, имеющий осознанный идеал, не может иметь в подсознании идеал постмодернизма, т.е. что нет ничего, достойного быть идеалом. Но, с другой стороны, почему бы и нет. Почему б и не вдохновляться ему в глубине души отсутствием в мире идеалов (и оттого как раз и говорить вслух такое, что у иного уши вянут слушать). И вдохновение должно ж выдавать в “текст” произведения неожиданное.

Не поискать ли всё же неожиданного у него в репродукциях?

Однако, как я отличу неожиданное от выморочно надуманного? Плюс в Одессе, когдатошнем городе смеха, как-то развелись художники-шутники (см. тут о Дульфане).

Вот чего можно ждать в виде отклика на то, что в Одессе из музея украли картину Караваджо “Поцелуй Иуды”?

Вот сама картина.

Караваджо. Поцелуй Иуды. Ок. 1602. Холст, масло.

А вот, как откликнулся Ройтбурд.

Ройтбурд. Прощай, Караваджо. 2008. Холст, масло.

И если это – хохот, то что такое его слова о краже: “Когда из одесского музея украли Караваджо, у меня было ощущение, что умер кто-то из близких. Или что отрезали кусок меня” (http://xn----7sbbhnalk3aocq1b4e.xn--p1ai/hudozhnik-kotoryj-sporit-s-karavadzho-i-evrejami)? Где он врёт?

Если считать, что в произведении искренний художник высказался весь, то слов его можно не слушать. Но искренний ли он изо-шутник?

Факт репортёрски быстрого отклика не говорит ни за искренность, ни за неискренность. Но наименее вероятно, что он говорит нам о подсознательном постмодернизме.

Неожиданны ли каляки-маляки? – Не совсем. Так как и словно бы повторенные караваджевские куски выглядят нарочито грубой халтурой.*

Да и возможна ли подсознательность постмодернизма через многие десятки лет после возникновения его в мире?

Так что слова “художник-затейник", применённые для этого человека, достаточно адекватны.

Он, возможно, этим занимается поневоле, так как не умеет копировать. Разве он не сделал бы всех Битлз одинаково узнаваемыми, если б умел.*

Ройтбурд. The Beatles (из серии “Если в кране нет воды”). 2011.

Пушкин, правда, получился.

Ройтбурд. Пушкин (из серии “Если в кране нет воды”). 2011.

Но Пушкин уж очень характерен, его легко нарисовать.

С Шевченко, по-моему, то же.

Ройтбурд. Шевченко (из серии “Если в кране нет воды”). 2011.

Кто не знает – на голове Шевченко хасидский (такая секта в иудаизме) головной убор.

И потом – это ж типичное прикладное искусство. Приложено в данном случае к усилению смеха над крайними антисемитами. "…эти орлы разжалуют в евреи любого, кто им не угодил. “Горбачёв со своей Хайкой”, “Борис Элькин”” (Мелихов). – Для смеха берутся Ройтбудолм для изображения те, кто угодил.

Поймают меня: характерный для рисовальщиков Ленин не угодил же теперь?

Ройтбурд. "И Ленин такой молодой...". 2009.

Тут тоже знаемые переживания он усиливает. Ведь при украинском националисте мэре Одессы Гурвице были переименованы все улицы, называвшиеся именами, связанными с коммунизмом, все соответствующие памятники сняты. Задолго до нынешней декоммунизации.

Так что и тут – прикладное искусство.

Впрочем, он слишком много написал. Так что я могу только констатировать, что из того, к чему я присмотрелся, я художественности (подсознательности) у него не увидел.

 

Для контраста надо дать пример обнаружения нецитирируемого идеала. Великий Караваджо поможет. Мне безразлично, что специалисты в итоге (после того, как украденную картину нашли) обнаружили, что это не авторское повторение подлинника, находящегося в Дублине.

Я стану цитировать Якимовича, глубокого специалиста по барокко, к которому и принаждежит Караваджо.

"Поднимаясь на борьбу с бесконечным и безмерно превосходящим его миром, человек уже велик… Не так уж велика трудность охватить мироздание, обладая всеведением и всесилием бога; но отважиться на это смертному, слабому, ничтожному существу - это беспримерный подвиг и величайший трагический триумф” (Советское искусствознание '76. М., 1977. С. 101).

Я вижу в этой жуткой темноте, что в картине, то самое, с чем поднимаются на борьбу, "с бесконечным и безмерно превосходящим миром”. Для протестантов таким миром был тогда развратный католический мир, продажа индульгенций и т.д.. Для католиков же таким страшным миром был мир протестантов, посмевших снизить сакральное до земного (избирать себе пасторов и т.п.) А "смертному, слабому, ничтожному существу”, по-моему, в картине соответствует второй слева человек. Он тут самый некрасивый, самый слабый (как страдальчески руки сложил!). В картине специально всё заземлено, лишено божественного.

В "триумф” же вы не ткнёте указкой. Потому что он существует только в вашей душе, ошарашенной этим поразительным контрастом света и тени.

"…барокко… видит человека через “принижение”… Ту же антиномию мы встретим… у Караваджо…” (Там же).

6 августа 2017 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/502.html#502

*- Это может быть не халтура, а “Демонстрация дистанции по отношению к современной культуре” (http://www.gif.ru/people/sinie-nosy). Под современной культурой, может, Ройтбурд понимает благоговение общественности перед тем фактом, что такой заштатный музей имеет картину такого знаменитого художника. То же, может быть и с Битлами. Ройтбурд, может, насмехается над непреходящей знаменитостью Битлов. То есть он настоящий постмодернист. И не боится смеяться над чем угодно уважаемым. Например, он поиздевался над трагическими событиями непосредственно перед переворотом на Украине. Убитых протестантов на Майдане теперь на Украине уважительно называют Небесной сотней. Хоть, собственно, не известно, кто стрелял. Может, и провокаторы по своим, как при штурме безоружными советскими солдатами вильнюсского телецентра в 1991 году, захваченного литовскими националистами.

Ройтбурд. Поднимающий знамя. 2014, 20-21 февраля.

Коржев. Поднимающий знамя. 1960.

""В произведениях Коржева постоянно звучит тема героизма, во многом дискредитированная сусальной трактовкой в работах соцреалистов, но возобновленная у Коржева в ее истинном значении”, — пишет известный искусствовед В.С. Манин” (http://www.stoletie.ru/fotoreportazh/velikij_gelij_korzhev_913.htm).

Картина Коржева очень известна. И Коржев, шестидесятник там, - за истинный социализм, который по сути предали коммунисты.

Чтоб надсмеяться над настоящими коммунистами, не предателями, дальними (цивилизационными, прорусскими) наследниками которых украинские националисты, заправлявшие на Майдане, считали Януковича, Ройтбурду, чтоб националистам подпеть, имело смысл взять объектом издевательства именно коржевскую картину. Что он и сделал. И надсмеялся. Ноги вместо рук у коммуниста и руки вместо ног. И гол он. – Беркутовец, мол, это проклятый (майдановцами).

Но.

Что за знамя он поднимает? Разве России? У России красное внизу, а тут синее. Если над синим не красное, а жёлтое, то это и не флаг Украины (на том синее вверху). Если всё же красное, то это и не флаг УПА (Украинской Повстанческой Армии, профашистской), потому что вместо синего должно быть чёрное.

Над кем тогда смеётся Ройтбурд? – Не над захватившими ли власть в результате переворота? (А те не замечает.)

Если и над ними, то чем не постмодернист: надо всем смеётся.

- Даже если так, то это чисто из головы смех. И ничего – из подсознания. То есть настаиваю, что художником Ройтбурда назвать нельзя.

9.08.2017.

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)