Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Зуев. Парк Победы.

Художественный смысл.

Идеал благого для всех сверхбудущего.

 

Какая-то заноза.

Сумев что-то внятное и доброе написать о рассказе Зуева “Хорей” (тут), мне стало как-то не по себе: чего ж первое, у него прочитанное (“Парк Победы”, 2017), у меня вызвало такое мерзопакостное переживание. Я перечитал рассказ ещё раз, и меня поразила мысль…

Там есть эпиграф. Такой:

"Число в себе не существует и не может существовать. Существует несколько миров чисел, потому что существует несколько культур. О. Шпенглер”.

Он настолько поразителен, что я – по своей, может, дурацкой привычке – проверил, Шпенглера ли это слова. – Шпенглера.

Я-то, в своей разнузданности безответственного размышлизма, считаю что считать могут даже и не люди. Я даже думаю, что счёт соответствует той вселенной, нашей, которая породила нас (для познания породивших числа). Отдельности есть в нашей вселенной при неком угле зрения на неё, вот это и определило появление чисел в арсенале живых существ. Была б другая вселенная, с другими параметрами, случившимися при Большом взрыве 13 млрд. лет назад – может, там именно чисел было б не нужно.

Наверно, подумал я, Шпенглер, как артист, через наоборот выразился, ибо различение чисел нас, людей, роднит по культуре даже и с иными животными. А культура есть у много кого, кроме человека.

Я стал читать это место у Шпенглера (тут). – Так и есть. Число у него – метонимия (называние части вместо целого – математики). "До настоящего времени всякая философия возрастала в связи с соответствующей математикой”. Наверно, рационализм соответствует таким же словом называемым числам – рациональным. А пифагорейство – иррациональным (Пифагор их открыл и целую философию построил). Потом Шпенглер сравнивает уже всеединую математику, как причинность, со всеми религиями, как "идеей о необходимости судьбы”. Похожи, мол, если и то, и то именовать тайной (?). – Ну поэт. Дальше идёт то, что процитировал Зуев. И дальше: "Мы встречаем индийский, арабский, античный, западноевропейский числовой тип…”. – Я помню, только, что ноль изобрёл индус:

"Вследствие особенностей религии (концепция небытия и вечности, а также происхождения Вселенной из ничего) индийцы могли воспринимать мир более абстрактно, чем арабы и европейцы. Возможно, ноль был придуман из-за того, что индийцы выполняли расчеты, двигая камни на песке, на котором образовывались ямки. Получалось, что нечто превращалось в ничто (ямка). В любом случае первым, кто доказал некоторые свойства ноля, стал именно Брахмагупта” (https://maxpark.com/community/4057/content/6063731).

И Шпенглер пишет:

"…отражается глубокая сущность именно этой, и никакой другой души, той, которая является центральным пунктом как раз соответствующей, и никакой другой культуры”.

Рассказ же “Парк Победы” – о бездушии. Которое, понимай, постигло Россию, когда она отказалась от себя (и от своей величайшей в мире Победы) и стала на путь хапания каждого – себе всего, чего ни попадя.

Учёный Гапон чушь несёт про "непроверенную формулу”. Лишь бы платили. Помню, стал в зале новинок научной библиотеки читать книгу “Физический вакуум”. Дочитал до места, где формула интерпретируется как доказательство существования Бога. Смотрю, кто издал. “Наука”. Позвонил одному всезнайке, спрашиваю, как так. Он отвечает: “Год-то издания нынешний?” – “Да”. – “А откуда издательству взять деньги, если не печатать и продавать муру?”

А что отцу главного героя остаётся делать, кроме как балдеть перед телевизором, если работы нет?

И от всеобщего экономического упадка никто за парком не следит. Хапуги унесли двери общественного туалета. А я однажды обнаружил, что украдены (увёз ночью кто-то себе на дачу) плиты, которыми выложен был тротуар на малолюдной улице, примыкающей с одной стороны к парку тоже Победы, который я каждый день пересекал, идя к троллейбусу. И общественный туалет там тоже был заброшен, как и в рассказе, а в моём случае посещался, похоже, только гомиками (ибо от всем известной заброшенности туда гарантировано никто не заходил).

А тут в таком туалете милиционер, военный и спортсмен изнасиловали 70-летнюю старуху*. Тоже хапуги, особенно, если легко взять и никто не видит.

Свирепствует несвойственный России рационализм.

И что делать в нём человеку не рациональному?

Он – главный герой, неприкаянный, шляется туда-сюда… В кои веки ранней весной, значит, не в отпускное время, он приехал на север, в город своего детства. Безработный? И, похоже, он не в себе. Нормальный в день своего рождения так себя не ведёт.

Перед нами картина его внутренней жизни. Она – какой-то хаос. Примёнён так называемый персонализм. В голосе автора – голос персонажа. Всё дано как бы с точки зрения персонажа.

Начало:

"Лес уже обтаял. Но утром мягкий снег снова припорошил землю”.

Когда лес обтаял: вчера, раз следует “утром” и т.д.? Значит вчера он ходил в лес. И вот идёт утром, и вспомнил про лес. И где он сейчас?

"Остались лишь кочки с прутьями карликовых берёз, похожих на вилы”.

Опять не в городе?

"На примятом ботинками снегу, как капли марганцовки, проявлялись раздавленные ягоды старой брусники”.

Или сегодня – это парк Победы, как следует из названия рассказа?

"Он шагал в сторону кладбища, прижимая к груди бутылку вина…”.

Из дальнейшего ясно, почему на кладбище: там на могилах стоят стаканы. Люди приходят и поминают там своих родных. Зачем стакан носить туда-сюда. Пусть стоит до следующего прихода.

А что: дома нельзя выпить? Или в ресторан зайти… Дорого?

Он вспоминает, как он купил бутылку, как попросил продавщицу вынуть пробку… Но это воспоминание плывёт не сразу после того, как в светлое поле сознания попала бутылка во внутреннем кармане пальто у идущего выпить на кладбище. А сперва плывёт воспоминание, как он сбежал от идиотической телепередачи и отца, как он шатался по разным местам, "руководствуясь смутными воспоминаниями детства”. – Хаос.

И в этом хаосе ни он сам, ни, тем более, читатель не может ничего понять. Или "искать женщин, похожих на ту, что оставила тебя” это про него, или – для примера в размышлизме. Или в дурном брожении дум "не знать близости вообще” это у него о себе реальном, или заворот ума человека, которого женщина "оставила”. Судя по предприимчивости его, увидевшего на кладбище женщину, если б он был в себе, он бы не мог о себе думать так:

"Ему, не просто не знавшему женщины, а даже не знавшему радости общения с женщиной, любая казалась таинственной и заманчивой”.

Он в тюрьме, что ли, с детства сидел, или у него ум за разум заехал от каких-то свежих бед, и он бредит? А как же та, "что оставила”?

Судя по предфиналу, чиканутый он:

"...шагнул к выходу, чтобы убедиться, что по проспекту никто не идёт, но спиной наткнулся на стену. Свет проникал сквозь проём, но образовалась невидимая преграда”.

Он задом наперёд шагнул? Отшатнулся от трупа? – Положим. Или он за стену принял преграду? А что за вдруг преграда и почему она невидимая? В первый момент невидимая? Потому что далее – видение сумасшедшему?

"Из тела женщины выделился дух – белый старик в мундире, обвешанном орденами, – и стал говорить, что женщина погибла не просто так. Что она отдала свою жизнь за него, что теперь она должна жить в его памяти, что всем нужно рассказать, как она вела себя в 19:45, хоть он этого и не видел”.

Это дух был невидимой преградой? Но почему дух белый, если преграда невидимая? И если парень отшатнулся от трупа и спиной наткнулся на духа, то парень что: так ретроспективно объясняет себе появление невидимой преграды спине отшатнувшегося себя?

Бред же. Подтверждённый иррадиацией на изнасилованную до смерти… героев войны в огромном числе лежащих на кладбище, где он 28 минут назад хотел пить за себя по случаю дня рождения.

Финал – тоже бредовые мысли:

"Когда он зашагал в сторону больших ворот, парк погрузился в сумерки. По дорожке вилял широкий пунктир марганцевых капель. Он, пытаясь найти выход из парка Победы, думал, что эти капли – тоже кровь женщины, потому что на героя, как и на злодея, списывают не только всю пролитую кровь, но и всё, что похоже на кровь, и вообще все благородные жидкости. Исключение делают лишь для прозрачного молока матери, но его совсем не видно, даже на снегу”.

Но что-то тут есть от правды, широкой и высокой, связанной с преданной Победой (с большой буквы).

 

Есть русский менталитет. Он героический. А если от него отказаться, вопреки максиме Шпенглера, то…

 

Вот такой вывод уже согласуется с тем, что я сделал из рассказа “Хорей”. Зуев движим идеалом типа маньеризма (не гнушающимся мистики для самовыражения {вспомните Призрак в “Гамлете” Шекспира}), - идеалом благого для всех сверхбудущего. Теперь я освобожусь от чувства какой-то занозы.

10 октября 2019 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://newlit.ru/~hudozhestvenniy_smysl/6414.html

*- Никто не насиловал 70-летнюю женщину. 70-летней она стала в конце рассказа.

- В самом деле, в начале – это девушка:

"Высокие сапоги, синие лосины, короткая куртка и длинные кудрявые волосы. Её красный рот выделялся на лице даже с расстояния”.

Но вдруг это – молодящаяся старуха? С Зуева станет. У него же какая-то эйдетическая память. Вставить сугубо оригинальную конкретность для него, как воды испить, хоть весь рассказ – о внутренней жизни, отличающейся призрачностью. Вот – извращение действительности:

"К дороге примыкал сквер с рядом бетонных скамей, за каждой из которых стояла гранитная плита с медным листом, покрытым именами погибших. Фамилий было так много, что ряд трёхметровых этих плит, исписанных мелким шрифтом, тянулся несколько сотен метров”.

На самом деле не "несколько сотен метров”, а 30 метров, судя по масштабу 20 метров в правом нижнем углу гуглокарты мемориального военного кладбища Ярославля, на который намекнул сам автор в частном разговоре: “Зуев уточнил: шестьсот тысяч”. Плюс там "ягоды старой брусники” на улицах.

То есть это Ярославль

А вот воспоминание, не искажающее действительность:

"…по телевизору учёный Гапон рассказывал его отцу, что место красного в спектре солнечного света можно посчитать…”.

И в самом деле, есть такой академик Гапонов-Грехов, который "изучал взаимодействие интенсивного электромагнитного излучения с плазмой” (Википедия). Солнце ж тоже плазма.

Не того же ль рода молодящаяся старуха? Издали казалась девушкой, вблизи:

"Больше всего его поразило, что женщина, оказалось, не так молода. Ей на вид было семьдесят”.

Перед этим идёт натуралистическое описание с точки зрения персонажа результатов изнасилования:

"На полу валялись листы жжёной фанеры, битое стекло, бутылки. В углу, в мороке, как тряпичная кукла, спиной к стене лежала она. На лице её размазанная тушь мешались с помадой и кровью. Волосы клоками лежали на плечах и на животе. Она была без сознания. Лосины были вывернуты пушистой изнанкой, спущены до щиколоток. Под окровавленным коленом – клочки белья. Куртка валялась разорванная рядом. Свитер держался на вороте и обмотан был вокруг её шеи. Белый бюстгальтер порван посередине и раскинут в бока. Рёбра выпирали. Больше всего его поразило, что женщина, оказалось, не так молода. Ей на вид было семьдесят”.

А персонаж с самого начала был не в себе из-за острого переживания одиночества в день рождения (даже с родным отцом нет контакта). Мысли скачут. Вот и теперь: что за морок? – Это устаревшее и региональное “мрак”? Или тут переносное значение: помрачающее рассудок, рассудок персонажа? Он же скоро увидит и призрака… И не предварение ль это "в мороке” этого его помрачения рассудка? Которое явно началось словами: "Больше всего его поразило, что женщина, оказалось, не так молода. Ей на вид было семьдесят”?

Что ещё у него не морок скажет только действительность.

Интернет всё знает. – Первый намёк – о лосинах в Википедии: "Были чрезвычайно популярны в 1990-х годах”. – Время, какое и описывается Зуевым.

Второй намёк я получил, спросив поисковик: “носили ли лосины старухи”. – Носили (см. https://zen.yandex.ru/media/id/5b322a6eea8d2600abc2ae0e/stoit-li-nosit-legginsy-v-vozraste-50-5bfff06e6f26cb00b3f8ed68):

"Почему-то на отечественных интернет-ресурсах, посвященных моде и стилю, вопрос о целесообразности использования леггинсов в гардеробе зрелой женщины не дает покоя огромному количеству людей”.

Даже фотографии даны. Одной, другой. И одна и другая "не так молода”.

 

Или этим всё-таки не 70?..

Или всё же Зуев мог, введя Гапона, ввести 70-летнюю?

Мог, если автор хотел показать запредельную низость насиловавших. Тот тип идеала, каким, похоже, вдохновлялся Зуев, маньеризм, такой идеал характеризуют (по Аниксту о “Гамлете”) образы: "связанные со смертью, гниением, разложением, болезнью” (http://mirpoezylit.ru/books/6123/117/).

Эта предельнось в свою очередь приводит к идеалу сверхбудущего.

9.04.2020.

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)