С. Воложин

Захаров. Письма Сухова

Скрытый прикладной смысл

Шпилька бездушию социализму, так называемому.

 

"А еще хочу приписать для вас, Катерина Матвевна…”

Признаюсь честно: я не знаю, удаётся ли мне быть объективным к Марку Захарову. То я ему отказываю в художественности (тут), то нет (тут). Когда отказываю, считаю, что от ума у него всё сделано, когда не отказываю – что есть у него неожиданная для него самого импровизация.

И вдруг слышу в ТВ, что он имеет какое-то отношение к “Белому солнцу пустыни”. Удивляюсь. Как так? Совершенно ж просоветский фильм?!. – А оказалось – он автор писем Сухова своей жене, Катерине Матвевне. Ему их заказали, ибо вся суета, что происходит в фильме – как в один день происходит. Чисто технический выход – надо перебить письмами. Выпадением из сплошности течения времени.

А это ж – вневременье! Подсознательный идеал ницшеанца, совершенно не приемлющего ничего-ничего вокруг и вообще в Этом мире, такой он скучный.

Какая случайность!.. Сценаристы не хотели письма сочинять и кто-то предложил одного, на все руки мастера – Марка Захарова. Совершенно ж не думая, что тот ницшеанец. Да вот тот-то не в подсознании его имел, а в сознании. Ибо ненавидел всё-всё советское.

Тут бы надо, чтоб вы, читатель, остановились и нашли б и прочитали крохотный рассказ “Суслик” Василенко. Каким бездушным был лжесоциализм.

Вот по этому бездушию и шарахнул Марк Захаров. (И никто не понял.) И ведь где? – В фильме, по фабуле посвящённом душевности советской, мол, власти и приверженным ей людям, – посвящённом освобождению женщин из гарема (а вся суета вокруг – для смотрибельности). – Марк же Захаров решил воспользоваться предложением и сказал иносказательно, что суета есть вся жизнь вообще, а советская, мол, – в первую очередь.

Не под его ли влиянием начинается фильм тем, что где-то в зелёной цветущей России несёт в гору сама цветущая Катерина Матвевна две кадки с водой на коромысле – набрала в ручье внизу. И – закадровый голос Сухова:

"А еще скажу вам, разлюбезная Катерина Матвевна, что являетесь вы мне, будто чистая лебедь, будто плывете себе, куда вам требуется, или по делу какому, даже сказать затрудняюсь... только дыхание у меня сдавливает от радости, будто из пушки кто в упор саданул”.

И – монтаж – спит Сухов на песке пустыни на солнцепёке. Приснилась ему жена-то. А он идёт с войны домой. По барханам. Вверх, и вниз, и прямо.

И – монтаж:

"Только знайте, любезная Катерина Матвевна, что классовые сражения на сегодняшний день в общем и целом завершены, и час всемирного освобождения настает.

И пришел мне черед домой возвратиться, чтобы с вами вместе строить новую жизнь в милой сердцу родной стороне”.

И – монтаж – торчит из бархана человеческая голова, закрыв глаза, и поёт. Саид. Басмач его закопал. Но не только откопать его пришлось Сухову, но и принять от отряда, в котором он воевал, гарем басмача Абдулы (с гаремом отряду Абдулу не поймать). И – монтаж закадрового голоса на фоне пустыни и идущих за Суховым гарема и прикомандированного Петрухи и Саида:

"Душа моя рвется к вам, ненаглядная Екатерина Матвевна, как журавль в небо. Однако случилась у нас небольшая заминка. Полагаю, суток на трое, не более. А именно, мне как сознательному бойцу, поручили сопроводить группу товарищей с братского Востока.

Отметить надобно - народ подобрался покладистый, можно сказать, душевный, с огоньком, так что ноги мои бегут теперь по горячим пескам в обратную сторону, потому как долг революционный к тому нас обязывает”.

К ночи. Подходя к какой-то одинокой мечети. Теперь это “Музей Красного Востока”.

"Еще хочу сообщить вам - дислокация наша протекает гладко, в обстановке братской общности и согласия. Идем себе по пескам и ни о чем не вздыхаем, кроме, как об вас, единственная и незабвенная Катерина Матвевна.

Так что вам зазря убиваться не советуем. Напрасное это занятие”.

Оставил всех в музее Сухов и пошёл домой. А в музее басмачи прятались. В общем, пришлось остаться и пострелять.

"Обратно пишу вам, любезная Катерина Матвевна, поскольку выдалась свободная минутка. И разнежился я на горячем солнышке, будто наш кот Васька на завалинке.

Сидим на песочке возле самого синего моря, ни в чем беспокойства не испытываем. Солнышко здесь такое, аж в глазах бело”.

Ждут прибытия Абдулы. У того много людей.

Ну и так далее. Людей, ту же Катерину Матвевну, оберегать от правды, а женщинам востока насаждать свою правду.

Подпал режиссёр под влияние Марка Захарова и насмехается над заидеологизированностью советских людей. Ну не могло в пустыне вдруг появиться такое объявление.

Надо же… 1970-й год. А такая насмешка над идеей. Да и верно. Что от неё осталось к 1970-му году. У самых-самых врагов.

Никакого подсознательного идеала. А огромное отчаяние, что эта бечеловечная власть и строй неколебимы.

А я тогда зрел для своего предательства. Пообещал своей невесте, мечтавшей уехать в глушь от этого антикоммунистического комфорта-безобразия вокруг, что мы завербуемся на Север, когда поженимся. И…

27 сентября 2020 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/a-esce-hochu-pripisat-dlia-vas-katerina-matvevna-5f70c9b26e33974a01feae85

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)