Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин

Высоцкий. Парус. А у дельфина…
Художественный смысл песни

Был, недавно, еще один источник сверхчеловеческого идеала - это идущий к гибели советский социализм для слабых.

К ГОДОВЩИНЕ РОЖДЕНИЯ ВЫСОЦКОГО

Человеку присущи слабости. Поэтому в обществе, организованном по принципу "война всех против всех", наверху оказывается сильнейший. А так как на войне - как на войне - не до морали, то в понятие "сильнейший" входит не только физическая, интеллектуальная и волевая незаурядность, но и умение не считаться с тем, что принято, если такой "расчет" ведет к успеху. В свободной конкуренции побеждают супермены.

ХХ век - эпоха нового всплеска мечты о них. Почему? Во-первых, капитализм вступил в новую фазу: побеждать стал не тот, кто более незауряден, а тот, у кого стартовый капитал больше в данном туре конкуренции. Во-вторых, социализм стал теснить. ХХ век (есть мнение) явился началом перехода человечества к социализму, который не мытьем (по Марксу), так катаньем (по Рузвельту, с его государственным вмешательством в хозяйство в интересах социума) - все равно утвердится на планете. И тогда,- как реакция и как мечта о борьбе дарований,- возникла индустрия иллюзий: "Смотри, как некоторые возносятся из низов, ты не хуже, тебе просто не повезло или ты просто не решился, надо верить в свой шанс и тогда..."

Время нашего послесоветского первичного капитализма особенно способствует таким мечтам: мы ж все были, кажется, почти равны - и вот...

Но был, недавно, еще один источник сверхчеловеческого идеала - это идущий к гибели советский социализм для слабых. Кто преисполнился пафосом настоящей борьбы за справедливость (т. е. совсем не коммунист у власти), того не смущали все уменьшавшиеся * шансы победить. Наоборот, ярость его борьбы все возрастала. И был среди них первым Владимир Высоцкий. А от индивидуалистических суперменов, геройствующих за себя, он отличался геройством за правое дело.

Однако нечеловеческое требование ВСЕ подчинять победе сходно же для всех героев во все времена. Отчего ж сейчас что-то не слышно стало Высоцкого? Почему заказывающий сейчас музыку супермен не заказывает песни великого барда?Не обучен он умению понимать художественный смысл произведения искусства. А такое умение украсило б новую аристократию.

Даю урок по случаю.

Есть его так называемая абстрактная песня "А у дельфина..." Вот уж, действительно, непонятная. Все согласятся. Вот при таком консенсусе легче всего учить.

А у дельфина взрезано брюхо винтом...

Выстрела в спину не ожидает никто...

На батарее нету снарядов уже...

Надо быстрее на вираже...

ПРИПЕВ:Парус! Порвали парус!

Каюсь, каюсь, каюсь.

Даже в дозоре можно не встретить врага...

Это не горе, если болит нога...

Петли дверные многим - скрипят, многим - поют...

Кто вы такие? Вас здесь не ждут!..

ПРИПЕВ.

Многие лета всем, кто поет во сне...

Все части света могут лежать на дне,

Все континенты могут гореть в огне,

Только все это не по мне!

ПРИПЕВ.

Песня - об исключении из правила: о поражении. А исключение, как известно, подтверждает правило. Пафос творчества Высоцкого - победа в безнадежных обстоятельствах. Убедимся же в этом на примере данной песни: заполним пропущенные автором логические связи.

Дельфин - умнейшее животное. Но мало ума для воцарения разума. Нужна и осторожность. Вот без нее - взрезано брюхо винтом. Человеком, в итоге. К человеку у дельфина всегда - доверие. Значит, мало уметь доверять. Надо уметь и не доверять. Выстрела в спину не ожидает никто из доверчивых. А умеющих рассчитать все варианты не застанешь врасплох. На батарее чтоб не было снарядов - это только с нерасчетливыми может случиться. Зато, правда, нерасчетливый скор на экспромты. Выход: экспромт - вираж, да не простой, а быстрый. И тут нужна уже не расчетливость мысли, а, как моргание век, мгновенный инстинкт тела: не порвать парус на таком вираже. Но - порвали. Это конец. А если б рассчитать!.. Кто первопричина краха: враг? Нет - собственная непредусмотрительность, безумство храбрых.

Что ж? Ставить на людей противоположного склада? Они, да, расчетливы. Но слабы. Уже настроились на стычку, идут в дозор... не встретили врага - расстройство; а если и столкнулись, если ранен, болит нога - горе. Слишком чувствительны слабые: даже петли дверные скрипят - раздражаются. Нет. Здесь, в отчаянной борьбе, таких не ждут. Так что: лучше безумство храбрых, и нерасчетливость, и порванный парус на вираже? Да. Но сильные должны приобрести способность предвидения слабых, чтоб победить безусловно. А не приобрели - виноваты.

Можно б избежать краха: не ввязываться в борьбу. Сменить мировоззрение: пусть весь мир, все прежние континенты и части света сгорят и потонут - будет другой мир. В нем будешь счастлив, счастлив настолько, что петь будешь во сне. Но это предательство. Это уж слишком быстрый вираж, он порвет парус товарищам, несгибаемым. Уж лучше с ними.

Семен Воложин

*- Однажды Владимир Семенович Высоцкий ввязался в дискуссию на творческую тему. Оппонент утверждал, что слушатель ищет в бардовской песне глубину мысли. Владимир Семенович Высоцкий возражал, что главное в песне - ее ритм, характер и эмоциональный фон, а слова вообще не важны.

Этот тезис он взялся доказать на практике. В результате написал на спор песню, в которой ни логики, ни смысла, одна сплошная билиберда. Эта песня - "Парус" - у него одна из самых известных, миллионы людей ее поют с упоением и умным видом.

5 июн 2015 в 11:34

- Лучше всего, чтоб это было не выдумкой. Тогда б это лишний доказывало б, что нечего с творцами говорить об их творениях. Потому что настоящий творец творит подсознанием, а говорит потом о сотворённом, будучи в сознании. Т.е., когда творит, он в изменённом психическом состоянии находится. И попасть в него сознательно не может, когда говорит на творческие темы.

Когда я писал эту статью, я ещё не знал, что Высоцкий (как и другие представители левого шестидесятническтва) сделали для искусства открытие новой левизны (несиловой), базируясь на совершенно опозоренной к тому времени идее анархии (без центральной власти), самоуправления и федерации федераций Прудона. Ещё не известно, не был ли комплекс этих идей более страшен для советского тоталитаризма, чем две другие главные идеи века: фашизм и либерализм. Безумно трудным и идеалистичным был комплекс этих идей, чем более осознаваемая идея вылечить социализм от заболевания вещизмом.

И совсем недавно я наткнулся на искусствоведческое соответствие такой трудности:

"…черта верлибра как семантического феномена - необыкновенное ассоциативное напряжение, ему присущее” (http://neogranka.ru/biblioteka_poeta/rifma/mnogoaspektnost_rifmennoj_jevoljucii.html).

“Верлибр, возникающий как реакция на обычное поэтическое творчество, облеченное в рифмованные стихи, видимо, художественно жизнеспособен постольку, поскольку ощутим фон, его породивший” (http://neogranka.ru/biblioteka_poeta/rifma/mnogoaspektnost_rifmennoj_jevoljucii-2.html).

Даже не зная, что такое верлибр, чуешь, что это нечто из ряда вон выходящее и требующее от читателя активности, какой ещё никогда не требовалось. И перенесите это на гражданскую активность в СССР, которая столько же глушилась, сколько фальшиво официально прославлялась.

И теперь соотнесите с тем, КАК Высоцкий хотел нас всех, заснувших в мещанстве, разбудить.

И тогда согласитесь, что у него, может, и зря так мало “абстрактных” песен. Он был обречён создать хоть одну.

27.04.2016

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)
Отклики
в интернете
Из переписки

BardTop