Из переписки о файле Новые левые – мальчики бравые

- Вот ты всё объясняешь художественный смысл.

Объясни мне, пожалуйста, в чём, пусть не художественный, но просто смысл такой коллекции (а переписала её себе приличная женщина): это набор фотографий женских лиц, соотнесённый с набором фотографий их, этих женщин, половых органов. Я подозреваю, что в этом что-то есть, в чём люди сегодня ещё не могут дать себе отчёта. Ты умеешь из подсознания вытаскивать в сознание – вот и объясни.

- Как во времена Тургенева, “Отцами и детьми” открывшего нигилистов, да?

- Да.

- Ну я вот в поисках итогов сексуальной революции, в частности, только-только прочёл фразу, по-моему, отвечающую на твой вопрос:

“В новых условиях социальную субъектность обретают прежде бессубъектные сущности”.

И ещё:

“В современном обществе эта субъектность (или несубъектность) не является раз и навсегда предопределенной социальным образом — она предопределяется на индивидуальном уровне, поэтому каждый человек может сам определять меру своей социальной субъектности”.

Эта бедная женщина - вместе с теми, кто позволил себя так сфотографировать - с одной стороны, не имеет ничего, что сошло бы в прежнем обществе за субъектность. То есть они, все эти женщины, - серая масса старого общества. Которые, увы, поняли свою серость для старого общества. Но не смирились с такой оценкой. Они провозглашают наступление нового, современного общества (всегда ж хочется хорошими словами называться). И в этом, по-ихнему современном, обществе они б хотели видеть свои отличия друг от друга не в том, что человека от животных наиболее отличает, а в том, что к ним приближает (естественность это так красиво у Руссо, кажется, называется). Плохо относящиеся к таким потугам "несовременные люди" называют это плохо – революцией дегенератов. Такое словосочетание я нашёл в интернете, ища итоги “революции” “новых левых”. Лично тебе теперь только остаётся для себя избрать, к кому тебя больше тянет. И если к "дегенератам", то присоединиться к называнию их общества современным и искать единомышленников.

- Несовременные – это склонные к порядку. Так было в СССР. А я теперь всё больше склоняюсь к хаосу. Он животворящий.

- Ну а несовременный, Строев его фамилия, введший в оборот революцию дегенератов, видит в её итогах, наоборот, замаскированный тоталитаризм:

“…студенческие бунты конца 60-х <…> позволили запустить целый ряд проектов, направленных на разрушение <…> социальных связей [секс без любви], атомизировать общество и существенно снизить его культурный и интеллектуальный уровень (тем самым резко повысив эффективность технологий манипуляции массовым сознанием)”.

Помня про понятие качество жизни, рождённое с понятием постиндустриальное общество, со Строевым перекликается Шубин (из того сайта, - http://www.rusrand.ru/text/Gum_nauka_vyp_9.pdf , - из которого я тебе выше цитировал), видя в итогах “революции” “новых левых” не только плюсы, как ты, но и минусы:

“…постиндустриальные теории <…> обратили внимание на очень интересные новые тенденции, однако они их абсолютизировали, перегнули палку. Сейчас ясно, что новые тенденции дают новые возможности как для нового манипулятивного тоталитаризма, так и для <…> самоуправленческого…

Что может быть собственно постиндустриальным? Когда снимаются противоречия между творцом и тружеником — теми, кто придумывает и воплощает. В этой ситуации не нужен и управленец, распределяющий работы. Его место занимают коммуникационные сети и самоуправление. Новый человек — freelancer с собственным компьютером — средство производства в собственных руках. Это пока еще только элемент нового общества, это еще не создавшаяся целостность — постиндустриального общества не существует”.

Можно упрекнуть Шубина, что он с утопической точки зрения судит. Коммунизм же это, когда снимаются противоречия между творцом и тружеником.

- То есть, если улететь с ним и оглянуться на меня, то я в хвосте истории плетусь?

- И даже хуже. Ты со своим животворящим хаосом историю гонишь к её концу. Вседозволенность, капитализм и материальный прогресс погубят человечество от перепотребления и перепроизводства. А Высоцкий ещё 40 лет назад пел о спасении в материальном самоограничении.

К объекту переписки: Новые левые – мальчики бравые