С. Воложин

Врубель. Венеция. Пропилеи. Афины.

Бастьен-Лепаж. Сенокос.

Образный смысл (прикладной).

Врубель – полёт, Бастьен-Лепаж – бесполётность.

 

Ультрасупертонкость

Собираюсь писать нечто вроде сна, который логичен, но не факт, что как-то соответствует реальности.

Я отправляюсь от такой аналогии. Есенин отправился с Дункан в путешествие по Западной Европе и Америке и все силы души положил на то, чтоб не заметить там ничего хорошего. (Ну прочёл я где-то когда-то такую характеристику кого-то этого его вояжа.)

И вот, глядя на какую-то тусклость “Венеции” (1893) Врубеля сейчас,

Врубель. Венеция. 1893. Холст, масло.

которую я когда-то давно (см. тут) объяснил вульгарно – скучностью жизни в сытой Западной Европе мятущемуся символисту Врубелю, - мне захотелось эту вульгарность подкрепить ультрасупертонкостью. – Объяснением, зачем тут Врубель применил так называемые живинки.

Что это?

"…так называемых “живинок” – не покрытых краской фрагментов поверхности основы на стыках между красочными пятнами, создающих, в силу оптической окрашенности, “атмосферный” эффект, нечто вроде “сфумато”, смягчающего края. Вероятно, в этом сказался акварельный опыт художника, его творческий диалог с Фортуни. Использование этого приема можно видеть, в частности, в одном из немногочисленных пейзажных этюдов Врубеля; он входит в серию, написанную во время морского путешествия 1894 г, и является единственным из известных нам врубелевских работ, где античная архитектура изображена с натуры: “Пропилеи. Афины, 1894) (ил. 29). И этот же прием последовательно используется художником в монументальной работе –известнейшем панно “Венеция” (1893). Там он особенно бросается в глаза, даже, можно сказать, применяется демонстративно, в силу крупного размера вещи, а также потому, что красочные “модули” нанесены корпусным слоем, без подмалевка, что подчеркивает обнаженность чистого холста в оставленных “живинках”” (Мережников).

Врубель. Пропилеи. Афины. 1894. Дерево, масло.

Тоже, кстати, тусклая картинка.

Дерево основы, наверно, было всё-таки чем-то покрыто серым. Я покажу эти места.

То же с “Венецией”.

Чувствуете ли вы, читатель, ""атмосферный” эффект” от этих "живинок”, я не знаю. Я могу себе внушить, что в пейзаже чувствуется, что между моим глазом и тем, что он видит, - воздух. С “Венецией” труднее. Взглянем на даль.

Ну да, что даль резка, не скажешь. То есть можно себя уговорить, что есть ""атмосферный” эффект”.

А в чём состоял "творческий диалог”?

Я ответить могу не касательно Фортуни, а касательно пленера, этого достижения западного искусства.

"Врубель <…> не воспринимает пленерность ни как объективную ценность, ни как художественную проблему. Его не волнует окрашенность воздуха, взаимодействие рефлексов и оптических контрастов” (Мережников).

А почему? Ведь формальное ж достижение всё-таки.

Что если из-за того, ЧТО выражал этот изыск?

"Девизом Бастьена стало “в точности передать природу”. Кропотливая работа на пленэре, стремление запечатлеть тонкие цветовые оттенки земли, листвы, неба, передать бесконечную монотонную мелодию крестьянского быта, переложить труды и дни своих героев в тихую, умиротворенную поэзию - все это снискало ему недолгую, но довольно яркую славу. Картины Бастьена 70-х- начала 80-х годов -”Сенокос” , “Женщина, собирающая картофель”…” (https://www.liveinternet.ru/users/3480112/post131485772/).

Бастьен-Лепаж. Сенокос. 1877. Фрагмент.

Ну да, отличаются четыре несрезанных листочка на фоне ствола справа по тону от срезанной травы на поле в её тёмных местах. Чуть-чуть, но отличаются. Так в том восторг крестьянина.

Мне вспоминается отрывок из кино “Отец солдата”:

"Как сладострастно говорит старик грузин… напарнику по вылазке в разведку, упав в свежую воронку от разрыва снаряда, пущенного по ним

“- Что нашёл, отец?

- Земля! Харош. Жирный. Такой. Слышь. М-м. Егорыч! Что с тобой, слушь? [А Егорыч немцев высматривает] Вот он говорит. – Показывает на ком земли в руке. - Давай, говорит. Уже пора, говорит. Понимашь? Уже весна пришёл, говорит. Уже это…

- Сеять?

- Да. Не-ет. Слушь. Сперва это…

- Пахать?

- Да. Сперва пахать. Да. Это. Понимашь. Сперва пахать. Потом сеять. Пахать – сеять. Пахать – сеять”.

И никаких новаций!".

Никакого полёта у крестьян и Бастьен-Лепажа, никакого полёта у натурализма, никакого полёта у всей Западной Европы после ухода центра революционного движения из Западной Европы в Россию.

Так было не по Врубелю. Вот он и предъявил "творческий диалог” с формальными достижениями натурализма тоже. А не только тусклятину.

8 октября 2022 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://dzen.ru/a/Y0HMy7gpdnqSiGw6

 

 

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@yandex.ru)