Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Тургенев. Дворянское гнездо.

Павленский. Поджог двери в ФСБ.

Художественный смысл и его отсутствие.

Не художественно то, что не содержит элемента, непосредственно происшедшего из подсознания.

 

"Фэ” креативному классу.

Кто бы меня пожалел?..

Я до какого-то извращения дошёл в своём общении с искусством… Своего лучшего товарища давно огорчал тем, что разделяю искусство на прикладное и неприкладное и первое ставлю ниже второго. Это была его вторая реакция. В том числе его огорчало само название неприкладного – идеологическое (я аж перестал его так называть). Первой его реакцией было ошеломление, что такое подразделение искусства возможно. Жаль, нет его уже на свете, а то я б поговорил бы сейчас, покаялся, до чего я дошёл в своей принципиальности. Я вчера написал статью (а несколько дней тому назад – ещё одну) о художественном произведении, которого не дочитал до конца! – Обнаружил в процессе писания обеих статей элементы текстов, которые происходят из подсознания художника и удовлетворился: зачем дальше произведение читать, раз я себе (и возможному соглашающемуся читателю) доказал, что автор – таки художник. (Вы уже поняли: я не считаю художественным то, что не содержит элемента, непосредственно происшедшего из подсознания.)

Сегодня я принялся дочитывать вчера недочитанное (“Дворянское гнездо” Тургенева). Статья уже отправлена в журнал. Могу себе дать волю читать просто. А не пристально, с задачей обнаружить недопонятное (как признак авторского подсознательного, до которого цензура его сознания не дошла). И… вдруг слёзы навернулись на глаза вот в таком месте:

"Лиза не вымолвила ни одного слова в течение спора между Лаврецким и Паншиным, но внимательно следила за ним и вся была на стороне Лаврецкого. Политика ее занимала очень мало; но самонадеянный тон светского чиновника (он никогда еще так не высказывался) ее отталкивал; его презрение к России ее оскорбило. Лизе и в голову не приходило, что она патриотка; но ей было по душе с русскими людьми; русский склад ума ее радовал; она, не чинясь, по целым часам беседовала с старостой материнского имения, когда он приезжал в город, и беседовала с ним, как с ровней, без всякого барского снисхождения. Лаврецкий все это чувствовал: он бы не стал возражать одному Паншину; он говорил только для Лизы. Друг другу они ничего не сказали, даже глаза их редко встречались; но оба они поняли, что тесно сошлись в этот вечер, поняли, что и любят и не любят одно и то же. В одном только они расходились; но Лиза втайне надеялась привести его к богу. Они сидели возле Марфы Тимофеевны и, казалось, следили за ее игрой; да они и действительно за ней следили, -- а между тем у каждого из них сердце росло в груди, и ничего для них не пропадало: для них пел соловей, и звезды горели, и деревья тихо шептали, убаюканные и сном, и негой лета, и теплом…”.

Вот это раздвоение меня проняло. Растроение. Столкновение переживания третьестепенного (слежения за игрой старушки) со второстепенным (умиротворением от природы) рождало третье (бурный рост, по минутам, без помех, чувства взаимной любви Лаврецкого и Лизы).

Пожалуйста. Чего я себя лишил вчера, бросив читать роман на пару глав ранее процитированного места.

Так это мой огромный опыт разборов позволил мне вам, читатель, аналитически объяснить, что` намочило мои глаза. А люди-то для таких вот слёз и читают романы. А не для перевода из авторского и своего подсознания в сознание того, что` именно вызывает катарсис (так это называется в психологии искусства).

Мне стыдно перед памятью о моём товарище. Тем более что то негодование, что побудило меня писать вот эту статью, его б тоже, охватило. Ну не негодование, так презрение. Тайное (он был человек деликатный, не то, что я).

Но кроме стыда я чувствую, что я призван объяснить моё негодование. А это противоположно стыду. Товарищ бы просто отмахнулся, хоть он и был за свободу.

Но пора раскрыть тайную пружину.

Есть такой Павленский. Акционист (так это называется и претендует на эквивалентность слову художник). "Около 4.30 мск Павленский приехал к центральному управлению Федеральной службы безопасности с канистрой бензина. Художник облил входную дверь из канистры, затем поджег с помощью зажигалки. Прежде чем его задержал полицейский, Павленский успел попозировать на камеру на фоне полыхающего подъезда” (http://www.gazeta.ru/social/2015/11/09/7882103.shtml).

Меня не это ввело в негодование. Что ввело – я позже выскажу.

Пока я хочу вникнуть есть ли тут в подсознании автора родившийся элемент, т.е. имеется ли тут художественность.

Надо уточнить.

Любое действие человека имеет подсознательное происхождение уже хотя бы потому, что ему предшествует так называемая установка, которая подсознательна.

Простой опыт может вам продемонстрировать это. Прочтите вслух:

BUS

PEN

PENSIL

BOPС

Вы последнее буквосочетание прочтёте как латинское. Хоть такого слова в английском нет. Потому что после первого же слова у вас вырабатывается подсознательная установка на латиницу. Подсознательная.

Так я имею в виду другое подсознательное – то, что рождено подсознательным идеалом.

Вот “Дворянское гнездо” (1859) было вдохновлено подсознательным идеалом ницшеанства у Тургенева (осознал он его, наверно, в “Отцах и детях” – 1862). А такой идеал, если одним словом, есть иномирие (только не христианский тот свет, тот свет мыслится существующим, а здесь – несуществующее, только мыслимое, некая метафизика: Апричиность, вневременье, Вечность). Неким аналогом иномирия в процитированном отрывке является такое изменённое психическое состояние, как любовь, которая сама дана в тексте нецитируемым образом. Причём она у Тургенева отличается от романтической любви, которая прекрасна и является образом прекрасного внутреннего мира героя-лишенца, - внутреннего мира, куда он убегает от ужасного внешнего мира. Скажем, как это сделал из-за несчастной любви Жуковский:

 

Что видимо очам — сей пламень облаков,

По небу тихому летящих,

Сие дрожанье вод блестящих,

Сии картины берегов

В пожаре пышного заката —

Сии столь яркие черты —

Легко их ловит мысль крылата,

И есть слова для их блестящей красоты.

Согласитесь, что тут трудный синтаксис, что логически почти не понятно, что к чему? И как мало глаголов… - Это сама пассивность и аморфность, как душа.

И сравните это с:

"для них пел соловей, и звезды горели, и деревья тихо шептали, убаюканные и сном, и негой лета, и теплом”.

Тут – само воплощение воли ("для них”). Не сами по себе существуют соловей, звёзды, деревья. Это – подсознательный (опять!) образ особого идеала. Почему особого? – Потому что воля является шопенгауэрским “хотением собственного существования”. А где Шопенгауэр, там близко Ницше.

Вот, какое подсознательное я ценю и из-за чего произведение считаю художественным?

А есть ли что подсознательное в поджоге двери?

Есть длинная цепь сознательного (кое-кем, может, даже и не вполне осознаваемая): в мире борются два идеологических начала, воплощённых Западом и Россией, борются идеология неограниченного материального прогресса для человека как индивида (1) и идеология ограниченного материального прогресса для человека как социального существа, т.е с ограничениями (2), борются прогрессизм и традиционализм, американский глобализм и безрелигиозный традиционализм (безрелигиозный, чтоб напрочь отмежеваться от ИГИЛ и т.п.) → борются и силовые структуры Запада и России → силовые структуры России внутри России борются с агентами влияния Запада в России → словами этих агентов:

"…двери Лубянки — это врата ада, вход в мир абсолютного зла. И на фоне адского пламени стоит одинокий художник, ожидая, пока его схватят” (Гельман. https://openrussia.org/post/view/10465/).

То есть никакого подсознательного в сцене Павленского нет*.

Ещё совсем недавно я соглашался, что для функции непринуждённого и непосредственного испытания сокровенного мироотношения человека (функции, специфической для неприкладного искусства; и больше ни у чего на свете больше нет такой функции), - так вот я соглашался, что необходимо экстраординарное.

И выдумка Павленского приближается к экстраординарному. Но у неё – для меня недавнего – есть изъян с эстетической точки зрения: не выдержана условность, необходимая для испытания, нарушено требование непринуждённости. Павленский действует на нас не как художник (условностью), а как сама жизнь – принуждающе (заставляет оценить его действие хулиганством; он на настоящем здании ФСБ дверь поджёг, а не на декорации, изображающей здание ФСБ на сцене театра).

Мне могут возразить, что таков жанр – перформанс.

Мой отказ принимать перформанс за искусство в принципе – слабоват. Тот факт, что практически неприкладное искусство веками границу под названием “непринуждённость” и “условность” не пересекало, может игнорироваться новаторами. Мало ли изменений происходит в искусстве.

Поэтому мой теперешний упор на подсознательное происхождение выглядит помощнее.

С такой точки зрения я могу негодовать на такие слова журналистки Наталии Шустровой, помещённые ею в фейсбуке:

"- Павленского освобождают прямо из зала суда. Публика аплодирует. Павленский безмолвствует. Штраф 500 000 руб за повреждение двери, представляющей особую культурно-историческую ценность, потому что за ней пытали деятелей культуры.

Кто знает, возможно, через несколько десятилетий бутылку из-под шампанского и прочие современные орудия пыток, которые нам кажутся просто орудиями пыток, тоже признают культурными ценностями...

Сейчас на 104.8 идёт обсуждение освобождения Павленского. Омерзительнейшее. Невозможно слушать. Какой-то чиновник на слова художника Виленского о том, что это было художественное высказывание, заявляет буквально следующее: "Высказывание? А где эти слова? Где их можно прочитать?" Как всегда, возникает вопрос: "Они вправду идиоты или притворяются? Совсем не чувствуют своей серости и ограниченности?" Там ещё много было другого столь же прекрасного, пока меня не начало корежить и я, пожалев свои нервы, переключилась радио.

Я понимаю, что вопрос "они вправду идиоты или притворяются" риторический, но отвечу: вправду”.

Оказавшись в такой оценке серым и ограниченным, я, который обоснованно-позитивно оценил первую картину Кандинского (см. http://art-otkrytie.narod.ru/kandinsky.htm), и “Фонтан” Дюшана (см. http://art-otkrytie.narod.ru/diushan.htm), решил Наталии Шустровой возразить.

10 июня 2016 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/380.html#380

*- Микеланджело тоже, как и Павленский, делал безобразие в иных скульптурах – глыбы необработанного мрамора, что не бросает ни малейшей тени на его гениальность.

- Это хорошее сравнение – с “Пьетой Ронданини”, с произведением Микеланджело-маньериста, оскорблённого предательством церковью гармонического идеала Высокого Возрождения.

Плохая обработанность – это крик неприятия телесности, с настойчивого приятия которой начиналось Возрождение, - это отвергание “по-политичному совершенных телесных форм” (Дворжак. История искусства как история духа. С.-Пб., 2001. С. 305), которыми, получается теперь, только лгали. Возрождение выродилось во что-то низменное, исключительно натуралистичное. Оно отсутствует в данной “Пьете Ронданини” как минус-приём. То есть все знают, как теперь изображают тело – гладко. Так вот Микеланджело – против. И так – НЕ изображает. То есть имеет место столкновение неизображённого по-политичному совершенного (образа лживого Сегодня) с безобразно плохо обработанным (образом правдивого Сегодня). И что такое столкновение даёт восприемнику? – То же, что и в авторе рождало само противоречие – идеал благого сверхбудущего. А он-то и есть подсознательный идеал Микеланджело эпохи маньеризма (не Раннего, не Высокого и не Позднего Возрождения). Можно разве поставить в аналогию плохо обработанный мрамор Микеланджело с безобразием поджога Павленского? Можно разве поставить в аналогию минус-приём неизображения отполированности-Лжи Микеланджело с минус-приёмом неизображения не-поджога-Лжи Павленского?

Можно, если думать, что у Павленского тип идеала такой же, как у Микеланджело-маньериста.

А есть такая идея, что типы идеалов (их всего несколько) повторяются в веках.

Чего аналогом в современности является предательство церкви, её аморальность (из-за которой аж произошло возмущение Реформации как раз, когда кончал жить Микеланджело)?

Предательству и аморальности церкви XVI века аналогом сейчас является либерализм, дошедший до узаконивания однополых браков. Это – экстремизм индивидуализма. Это – то, что называлось всегда “крайне правый”. И надо не обращать внимания, что теперь правыми называют противников однополых браков, сторонников традиционализма.

А Микеланджело-маньерист был этого индивидуализма врагом и тоже экстремистом. Следовательно, у него – экстремизм коллективизма. И он – то, что всегда называли “крайний левый”. И опять надо не обращать внимания на теперешнюю мишуру в названиях.

То есть, чтоб быть подобным Микеланджело последнего периода творчества Павленскому тоже надо в глубине души быть “крайним левым”. Антилибералом.

А теперь посмотрим (вернее, послушаем), является ли он таким в интервью украинскому телевидению?

"- Ведущий: Для начала нужно будет сломать некие традиционные вертикали. Да? Те, что, в общем-то, выстраиваются.

- Шалыгина: Да. И мы на самом деле призываем, ну, перестать враждовать украинское и российское общество. И ещё мы тоже призываем встать, ну как бы…

- Павленский: На путь борьбы с враждой и ненавистью, которая сжигает как раз российское общество.

- Шалыгина: и необходимо ещё приступить к разрушению института брака, семьи и супружеской верности…

Мы считаем, что институт брака – это институт собственности. Это как бы достаточно уродливая форма капиталистических отношений, где и мужчина и женщина находятся в собственности друг у друга. И нам кажется это неправильным…

Павленский: На самом деле очень странно, что Правый Сектор выступает за институт брака, семьи и супружеской верности. Потому что Кремль и Путин тоже выступают за институт брака, семьи и супружеской верности” (Петр Павленский, художник, Оксана Шалыгина, главный редактор издательского дома “Политическая пропаганда” о теориях Петра в контексте "Личного как общественного" https://www.youtube.com/watch?v=1DOjdXy3Jmo На временных метках от 4:30 до 6:13).

То есть Павленский ого, какой либерал (если отбросить словесную якобы антикапиталистическую шелуху). Он анти-Микеланджело.

Так если я у Микеланджело-крайне-левого вывел наличие подсознания, то у Павленского, наоборот, выводится отсутствие подсознания. И та самая логика (сознательная, если без обманной словесной шелухи), которую я и описал в статье, подтверждается.

А тем самым доказано, что Павленский – не художник.

16.06.2016

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)