Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Растеряев. Бой.

Художественный смысл.

А вспомните непереносимость ситуаций сплошь во всех рассказах и пьесах Чехова. А он – ницшеанец.

 

Авось кривая вынесет.

Кривая – это идея, что идеал, которым движим художник, инерционен. И если я по одной песне Растеряева (см. тут) вывел, что он – ницшеанец, то и по второй смогу то же подтвердить. Идея хлипкая. Работает, наверно, на больших художниках. А большой ли Растеряев, я сомневаюсь.

Ну, послушаем (тут) и вчитаемся в текст:

Бой.

 

Солнце весело гуляет

По полям пшеничной пыли,

Пташек божьих все ласкает,

Наставляя петь о мире.

От чего, не понимаю,

Мы с тобою спозаранку

Это поле наблюдаем

В смотровые щели танка?

Купол неба голубой

Надо мной и над тобой.

Где-то там далекий дом

И родные в доме том.

Поменяв покой на бой,

Имена – на позывной,

В этом поле под горой

Сейчас мы встретимся с тобой.

Едешь ты меня угробить,

Еду я тебя утюжить.

Иссушились в лютой злобе

Наши жилистые души.

Землю траками взрываем,

Что казалась неделимой,

И друг друга убиваем,

Даже промахнувшись мимо.

А купол неба голубой

Все глядит на нас с тобой.

Закипает кровь все злей

За потерянных друзей.

Каша съедена до тла

Из сгоревшего котла.

Сожжены давно мосты.

Есть лишь я, есть лишь ты.

Вот мы рвем друг друга в клочья,

Пламя будто в жерле ада,

Руки, головы по кочкам –

Ну кому все это надо?

Все равно назло всем бесам,

Здешним и заокеанским,

Птицы петь над этим лесом

Будут только по-славянски

Песня по тексту пацифистская. Противники – ярые идейные враги. Об этом можно судить, что у обоих – позывные вместо имён. Я проверил, со стороны свидомых, в добровольческих батальонах, тоже применяют позывные, как и у ополченцев ДНР и ЛНР. Вот в ВСУ – другое дело. Но в ВСУ призывают. Там вполне могут быть и не идейные. А в добровольцах – исключительно идейные. И тогда тут два прокола в образе “я”. Первый: у идейного не может быть "От чего, не понимаю”. Второй: ни один, ни второй – раз они идейные – не могут называть бесами тех персон, кто их вдохновляет на святую войну.

То есть этот прокол полностью выявляет позицию автора. И она – вполне ницшеанская: над Добром и Злом. А намёк на неё – и в безразличии пейзажа в первом и последнем куплетах, и в словах "Купол неба голубой / Надо мной и над тобой”.

А как с нравственной непереносимостью ситуации? - спросите.

А вспомните непереносимость ситуаций сплошь во всех рассказах и пьесах Чехова, - отвечу. А он – ницшеанец.

Скажу более. Шарманочный напев где-то перекликается с экзистенциальной тоской жизни в этом скверном мире. И, если хорошо знать признаки идеала ницшеанства – иномирия: апричинность, алогичность, - то не их ли приятие подсознательно выражает Растеряев этой шарманочностью мелодии. Лишь бы вон, мол, из Этого мира. Не на тот свет, христианский, а просто вон из Этого, чтоб не задумываться, куда ж тогда.

10 сентября 2016 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/405.html

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)