Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин

Рафаэль. Сикстинская Мадонна

Художественный смысл

Гармония.

 

Досадно

Досадно на себя и на людей.

Ну, вот, название. Я даю название субъективное: “Досадно”. – Кому интересно, что со мной происходит. Да? Кто я такой, чтоб кому-то этим заинтересоваться? То ли дело название “Рафаэль Санти (1483-1520): Сикстинская Мадонна”. – Объективно. Обещает истину. Там оказались перепечатки других авторов. То есть, как минимум, ничего нового. То забывается. Вы названием соблазнились – большего от него и не требовалось. Первый из авторов в этой подборке, знаменитый поэт Жуковский, поступил так же. Он назвал так: “Рафаэлева “Мадонна” (Из письма о Дрезденской галерее)”. То, что там почти ничего объективного не будет – не важно, опять же. Объективность названия сработала.

А людям, большинству, нужна-то субъективность. Нужно заражение чувствами пишущего.

А мне так поступающий – враг!

То есть я против большинства.

И на такую агрессивность я зарядился десятки лет тому назад, в юности, когда для меня не существовала информационная война. Или моя врождённая невнушаемость сработала, но меня искусствоведы бесили мутностью своих речей и непривязанностью их к реалиям картины, о которой они витийствовали. И я поклялся себе, что выучусь в школе, институте и займусь самообразованием, чтоб суметь ответить самому себе на вопрос: почему Леонардо – гений?

Какая тут, к чёрту, установка на заражение?!. Это ж установка на анализ. Что всем понятно. Не будет понятно иное, что я в итоге пришёл к установке на синтез из анализа. Хоть синтез это просто ответ на вопрос, что хотел этим всем сказать автор.

В общем, начав читать материал, я мог только жалеть себя, что я так не нацелен гипнотизировать словами как великий поэт Жуковский.

Но ещё до него резануло в предварении: "создавалась им в последние годы жизни” (https://klauzura.ru/2020/06/rafael-santi-1483-1520-sikstinskaya-madonna/).

Опа! А я-то писал так, будто не в последние.

Она писалась в 1513-1514-м, а он умер в 1520-м. За 6 лет мог Рафаэль измениться? – Судя по “Преображению” (1518 - 1520), мог (см. тут). Его писал уже не представить Высокого Возрождения, а разочаровавшийся в нём представитель Позднего Возрождения.

Далее совсем кошмар. Мне надо, чтоб читатель, привыкший, - грубо говоря, в приятном обществе приятно подремать, - привыкший к заражению чувствами пишущего, изменил себе, полез по ссылке, прочёл там, вник… То есть я требую думать! Когда он совсем не затем пришёл сюда.

По крайней мере, драматический боковой свет, применённый в “Преображении” для выражения своего “фэ” людям, невоспитуемым жить в гармонии, в “Сикстинской Мадонне” точно отсутствует. Так что одна неверность публикации доказана.

 

Вообще-то я поддаюсь гипнозу – меня раз с телеэкрана усыпил, а потом разбудил Кашпировский. Тем не менее, когда я дочитал у Жуковского до слов:

"И эта-то блаженствующая мысль царствует на всех лицах Рафаэлевой картины (кроме, разумеется, лица Спасителя и Мадонны): все в размышлении, и святые, и ангелы” (Там же), -

я удержаться не смог и полез проверять, действительно ли они там все думают. Причём думают особо:

"…чувство, возвышенное и просвещённое мыслию, постигнувшею тайны неба, безмолвное, неизменяемое счастие, которое всё заключается в двух словах: чувствую и знаю!” (Там же).

Начал проверять со святой Варвары.

Совершенно обычная женщина. Я писал (см. тут) об этом фокусе, что изображена-то обычная женщина, какими святых ещё не очень-то на иконах изображали. А изображали так:

Винцент де Кастав. Святая Варвара. Фреска. 1474. Фрагмент.

Св. Варвара. 15 век? Фрагмент.

Ужас – с теперешней точки зрения. А с точки зрения религиозной, бренную жизнь считающей подготовкой к вечной загробной жизни, эти мёртвые и мутные оттенки лица сверхценны, ибо как-то выражают ту, сверхчувственную жизнь. Но житель Пьяченцы в начале 16 века, глядящий на святую Варвару Рафаэля в виде обычной женщины, горячо веря в то же время, что она, Варвара, святая и теперь живёт на небе, оказывался охваченным из ряда вон выходящим переживанием. Не вполне религиозным. Переживанием Гармонии небесного и земного, святого и грешного, высокого и низкого.

Жуковский же нагло выставил обычное для него, романтика 19 века, переживание. Натянул себя на Рафаэля!

А что такое был он? Навсегда ущемлённый жизнью… Ему не дали жениться на той, кого он любил. Он это возвёл в мировую трагедию, которая заставляла его в своих писаниях (не только в стихах, как видим) убегать из этой ужасной внешней жизни в жизнь внутреннюю. В жизнь своей души, прекрасной. Какой это красавица Варвара как-то соответствует. То есть он пишет не про то, что видят его глаза, а описывает пейзаж своей прекрасной души, будто бы он охвачен всецело религиозным переживанием (которое в 19 веке совсем не считает целью смерть ради освобождения души от этого мерзкого, греховного тела).

Обман читателя. Не то, что хотел “сказать” не поздний Рафаэль (гармония, мол).

Досадно! Читателя обманывают, внушают словесной вязью эмоцию, не соответствующую авторской. А он ещё и доволен. И думает, что он приобщён к великой живописи.

От расстройства я перестал дальше анализировать и синтезировать.

Вернитесь памятью, читатель, вспомните, какие элементы я проанализировал? Боковой свет на одной картине, его отсутствие на другой и обычность лица. А вывод – синтез – разные творческие периоды были у Рафаэля, и “Сикстинская Мадонна” – не в последнем периоде.

30 июня 2020 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/dosadno-5efb5da2d412b02fa1e86593

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)