Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Машков. Кончаловский. Картины.

Художественный смысл.

Пробуддизм.

 

На что толкает общее несогласие

с выпадами искусствоведа-либерала

против соцреализма

Выпад такой:

"Гигантизм, пафос количества — это тоже очень важная черта соцреализма. Она не формулируется напрямую, но проявляется не только на уровне темы, но и в том, как все нарисовано: изобразительная ткань заметно тяжелеет и уплотняется…

Монументальность распространяется даже на натюрморты. И называются они, например, у того же Машкова, эпически — “Снедь московская” или “Советские хлебы”. Бывшие “бубновые валеты” вообще первые по части предметного богатства” (Галина Ельшевская).

Машков. Снедь московская. 1924.

Ответить на выпад помог выпад другой, наверно, либералки:

"Вспомним исторический контекст – страна только выдохнула после железных тисков военного коммунизма, началась нестабильная эпоха нэпа, призывающая с одной стороны развиваться и богатеть (хотя уже и не с чего), а с другой – в любой момент грозящая раскулачиванием… И в это время Машков пишет “Московскую снедь”. Советский быт? Ха, да это трапеза Гаргантюа, а не Советский Союз!

Есть разница в том, чтобы писать еду, когда она просто еда, и писать хлеб, когда ты уже хорошо знаешь, что его может и не быть. Здесь – второй случай” (Алёна Эсаулова).

Гаргантюа меня пронзил…

И у меня возникла мысль, что Машков открыл гиперреализм для своего времени. Когда тот родился второй раз, после Второй мировой войны, от ужаса Потребления, мне повезло непритворно испугаться, с ним встретившись на оппозиционной выставке на Малой Грузинской в 70-е годы (см. тут).

Машков теперь меня в жуть не кидает, но я умом понимаю, что это – истерика. Она написана через 3 года после голода в Поволжье. “Советские хлебы” (1936) написаны через 4 года после голода на юге. А вообще Машков повернул к гиперреализму в Первую мировую войну. Страшно ж за свою жизнь. Это ещё сильнее заставляет плохо думать обо всём Этом мире, и ещё сильнее укрепляет в подсознательном идеале пробуддизма, как бегства из этого страшного мира.

Работает “минус-приём”. Ничего нет в “тексте” о мировой войне или о голоде, но это супер-чувство опасности реет в воздухе. Это – одно противочувствие. А другое – перегиб в какую-то супер-жизнь, данную в “тексте”. И катарсис от столкновения этих противочувствий – бежать в какое-то вообще малочувствие.

Гиперреализм прямой наследник брутальности, характерной для “Бубнового валета”, вот только не замечают, что брутальность – это для одного из противочувствий.

В принципе гиперреализм Машкова должен бы вызывать чувство негативное (ведь хотеть малочувствия – это не позитивное переживание) при любой тематике натюрморта.

Но я просто как-то опешил от такого.

Машков. Натюрморт с разломанным гранатом. 1930-е годы.

Мне знакома эта скатерть! Мне видится бутон розы вот тут.

Она была в нашей семье и пережила эвакуацию в Среднюю Азию в 1941 году, потому что я её помню после войны. Она лежала в сундуке и вынималась только по большим праздникам. Потом мы несколько раз меняли города и улицы проживания. И я не помню, когда она исчезла. Но уверен, что мы её не продали в 90-е, хоть что-то из вещей и продавали. Нам везло выживать и в 90-е. Я, совковый инженер не карьерист, жил очень бедно. Видно, родители мои до войны считались богатыми, раз у них была такая скатерть (и правда, мы ж спаслись в войну, потому что папа купил лошадь, воз и сено, чтоб мы могли удрать от фронта; это ж, наверно, было очень дорого {5000 руб. стоила лошадь в 1937, средняя зарплата в 1940 - 80,6 руб., пусть мать с отцом зарабатывали 100 руб. - 50 месячных зарплат!}). Подобная скатерть потому, наверно, попала в натюрморт Машкова, что она богатая. Гранат и хурма для центральной части СССР тоже не рядовые фрукты. То же не абы что и маклюра (с жёлтой бугристой кожей). Она используется в декоративном садоводстве. – В общем, Потребительство цвело в довоенном СССР. И крайне огорчало Машкова.

И никакой сверхбдительный человек не мог даже подумать по таким картинам, что он некий кронтрик.

.

Пронзительная проработка скатерти, заставляет меня обратить внимание на такой портрет.

Машков. Портрет прядильщицы П.Г. Зеленковой. 1925. Бумага, пастель.

Булочки тут тоже, как живые. И халат – тоже.

Женщину отправили на курорт, в Ливадии она. Во дворце каком-то. Рабочему человеку впрыскивают дозу комфорта. (Ненавистного Машкову.) Но его не радует и то, что прядильщица не вписывается в комфорт. Пришла в столовую в халате, собирает остатки гарнира из миски кусочком булки. А главное – лицо человека, не способного осознать, что комфорт – это комфорт. Такая не возвысится культурно, хоть ей жить ещё столько же, сколько она уже прожила. – От такого столкновение двух нехорошестей катарсис – убежать из Этого плохого мира куда-то, где не пришлось бы ни от чего раздражаться.

Если Ельшевская права с такой характеристикой того, что выдаёт себя за соцреализм:

"…в целом портреты почти в просветительском духе рассматриваются как способ восславить выдающихся людей, которые своим трудом заслужили право на портретирование. Иногда эти труды представлены прямо в тексте портрета”, -

то Машков точно не соцреалист, кем она его назвала за натюрморты. Тут не "способ восславить”, а повод погоревать.

И тут доказательство, что пробуддизм был у него подсознательным идеалом. Ибо сознанием он исполнял то, что написала Ельшевская. Вот доказательство:

"Машков записал в уголке листа: “Портрет прядильщицы Зеленковой П.Т. Проработала 26 лет прядильщицей фабрики имени Халтурина, Ленинград”. Илья Машков. Крестьянский курорт. Ливадия. VIII. – 1925 г.”.” (https://lenoblast.bezformata.com/listnews/plyus-kulturizatciya-maloj-rodini/945126/).

А как же, спросят меня, объяснить колоссальную активность Машкова на поприще культуры? – Смотрите:

"В двадцатые годы Илья Иванович Машков был организатором и участником многих выставок, в том числе заграничных – в Америке, Венеции… Он состоял (и действовал!) членом бюро секции ИЗО Губрабиса, руководил живописным отделом центральных курсов АХРР (Ассоциация Художников Революционной России). Он ездил по стране Советов, писал пейзажи на берегах Невы, еще больше у себя на родине, в станице Михайловская…

Едва приехав на свою малую родину, Машков нашел сельсовет, пригласил руководителя комсомольской ячейки и через него заручился согласием первых лиц села на создание в станице изокружка. В этот кружок вскоре записались 25 человек. Когда Машков уже уехал в Москву, ему вслед пошло письмо: “Всей ячейкой ВЛКСМ вступили в члены кружка ИЗО, всячески добиваясь лучшей работы ИЗО”…

Между тем за лето на родине Машков написал девять картин и сделал выставку в школе колхозной молодежи. За три дня до отъезда художника ее посетили более 400 человек. Между тем Илья Иванович Машков вдохновился новой идеей – создать в селе Михайловское Дом социалистической культуры! В Москве художник обратился в различные органы советской власти – СНК, ВЦИК и др. Нарком просвещения Луначарский откликнулся запиской: “Узнав о культурных предприятиях заслуженного деятеля искусств тов. Машкова и глубоко сочувствуя… обещаю поддержку по мере сил”…

Машков выдвинул “Программу культурного строительства в селе Михайловском”, а именно:

– открыть памятник Ленину;

– построить кинотеатр;

– создать краеведческий и антирелигиозный музей;

– организовать строительство зоологического и ботанического садов;

– открыть стадион.

И еще много разного” (Там же).

На это всё один ответ: его подсознательный идеал пробуддизма не был дан его сознанию.

.

Я задался вопросом: а зачем Машков вставил в обсуждавшийся натюрморт со съестным ядовитую маклюру? – Думаю, для проявления насмешки над Потребительством.

Подобным, более ясным проявлением насмешки является чудовищной величины окорок вот здесь.

Кончаловский. Алексей Толстой в гостях у художника. 1941.

Нормально подают в гораздо меньших тарелках и меньшим куском.

Может, такой размер, как у Кончаловского и в природе не бывает. Длина вилки 20 см, её размер 1,5 раза укладывается в длину окорока на картине. Это 30 см. Но окорок лежит под углом около 45 градусов к плоскости холста. То есть мы видим катет равностороннего прямоугольного треугольника. Его гипотенуза равна 30∙2 = 30∙1,4 = 42 см. А какие размеры свиньи?

Возьмём самую большую – 150 см. При этом окорок находится, собственно где?

Какую часть длины составляет окорок?

Одну восьмую. 150:8 = 18,75 см. – Так и есть! Такой величины окорока, какая нарисована, не бывает.

Да простая интуиция должна сказать, что Кончаловский надсмеялся своим угощением.

А что пишет ёрничающая на счёт соцреализма Ельшевская?

"…искусство соцреализма любит изобилие — всего должно быть много, потому что изобилие — это радость, полнота и исполнение чаяний… Монументальность распространяется даже на натюрморты… Например, в 1941 году Петр Кончаловский пишет картину “Алексей Николаевич Толстой в гостях у художника” — и перед писателем окорок, ломтики красной рыбы, запеченная птица, огурцы, помидоры, лимон, рюмки для разных напитков… Но тенденция к монументализации — общая. Приветствуется все тяжелое, солидное”.

Она, может, и права. Но с бубновалетовцами пролетела. Они ни к какому соцреализму не имеют отношения.

 

14 июля 2022 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://dzen.ru/a/YtBCyp-AFWLX8Dag

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@yandex.ru)