С. Воложин

Кручёных. Малевич. Гомер.

Художественный смысл.

Все идеал художника интуитивно понимают.

 

Исчезновение ещё двух ругательных слов (малевич и кручёных)

из моего лексикона и появление ещё одного похвального (Гомер).

 

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,

Преодолев пространство и простор!

Павел Герман. 1921 г.

Пронзительная мысль: "…гедонистическая окраска сотворчества сопряжена с этим ощущением свободы от отображаемого искусством, хотя бы в нашем сопереживании заметно присутствовали отрицательные эмоции…

Это вдохновляющее сознание властности над предметом отражения, отображения и преображения, над творимой и воспринимаемой второй действительностью, получающей из рук человека суггестивные свойства, влияющей на его сознание и подсознание, изначально было связано с тотемическим и мифологическим мышлением. Не случайно в древности искусство пролагало пути разным своим видам в формах, как бы подчеркивающих его условность. Поэтому, очевидно, исторически поначалу складывалось преимущество сотворчества перед сопереживанием как ведущей стороны художественного восприятия, помогающего человеку осознать себя человеком, увереннее идти по дороге прогрессивного развития" (В. Б. Блок. Сопереживание и сотворчество. // Художественное творчество и психология. Сборник. - М., 1991 http://www.aquarun.ru/psih/tvor/tvor25p2.html).

Вдумайтесь. Пронзительная мысль.

Она может объяснить, например, почему появилась заумь в начале XX века.

 

Дыр бул щыл

убѣшщур

скум

вы со бу

р л эз

Кручёных. 1912 г.

„Я не знаю, в каком точно году составил Крученых эти стихи, но не поздно здесь объяснить их. Нам теперь привычным и гордым кажется слово "СССР" (звуковое) или же денежно-солидным (зрительное) "СШ" ‹...› Я не пишу здесь исследования, но предлагаю для слов, подобных "СССР", характеризующий процесс их возникновения термин — алфавитационное слово. Алфавитация словес: русский язык нужно компактировать... Титловать... сокращать... усекать. Крученых, сам того не зная, создал первое стихотворение на принципе инициализации словес. Он поставил местами только заглавные инициальные звуки слов. ‹...› "Дыр бул щол" — дырой будет уродное лицо счастливых олухов (сказано пророчески о всей буржуазии дворянской русской, задолго до революции, и потому так визжали дамы на поэзо-концертах, и так запало в душу просвещенным стихотворение Крученых "Дыр бул щол", ибо чуяли пророчество себе произнесенное)" Д. Бурлюк (http://www.ka2.ru/nauka/levinton_2.html#r31).

А ведь и правда напор чего-то грубого чувствуется… И ведь правда, что после революций 1917 года пошла-таки манера сокращать, усекать. Новому миру – новый язык. – Наркомпрос, завхоз, колхоз… Коминтерн… На мировую революцию настраивались.

"Согласные дают быт, национальность, тяжесть, гласные — обратное — вселенский язык. Стихотворение из одних гласных:

о е а

и е е и

‹...›" (Крученых 2001, 17–18)(Оттуда же).

Это – грубо - как следствие того, что мировой революционный центр переместился из Западной Европы в Россию. – И побежали впереди паровоза самые возбудимые.

Преобладание условности – перед началом новейшей эры. Что с того, что чем-то отрицательным для русского слуха веет от странности фонем. Скоро будем без Россий и Латвий жить единым человечьим общежитьем. Пролетарии всех стран соединятся.

Властностью (даже и красоты противоречивого явления), как пишет процитированный Блок, отдаёт.

И всё бы хорошо. Да ошибся Бурлюк. Не "щол" у Кручёных, а "щыл". – Не повезло "олухам".

Но если правда, что в художественном произведении есть неосознаваемая автором часть, то, может, Бурлюк (соратник всё же по футуризму) что-то и угадал. А сам Кручёных про себя – соответственно - не без того, чтоб ошибался:

"...чтоб писалось туго и читалось туго неудобнее смазных сапог или грузовика в гостинной <...> у писателей до нас инструментовка была совсем иная <…> кстати в этом пятистишии больше русского национального чем во всей поэзии Пушкина" (http://magazines.russ.ru/nlo/2005/72/bo8.html).

"В искусстве могут быть неразрешенные диссонансы — "неприятное для слуха" — ибо в нашей душе есть диссонанс, которым и разрешается первый" (Там же).

"В конце 1964 или начале 1965 года <...> он <Крученых> <...> сказал: "Оно написано для того, чтобы подчеркнуть фонетическую сторону русского языка. Это характерно только для русского. Французы пробовали перевести на свой язык, да ничего не получилось. В русском языке это от русско-татарской стороны. Не надо в нем искать описания вещей и предметов звуками. Здесь более подчеркнута фонетика звучания слов. <...> Это есть в поэзии негров и в народной поэзии. Часто в детских считалках"" (Там же).

То есть чуял Кручёных будущее и мессианскую роль России в нём. Ублаготворяющую.

Читатель! Вы прочли только что осознание полуподсознательного катарсиса от столкновения: русскость-нерусскость, трудно-произносимость. Что впрямую и написал другой соратник Кручёных, Хлебников:

"Дыр бул щыл точно успокаивает страсти самые расходившиеся" (Там же).

Как и у первочеловечества…

Если (см. тут) прав Поршнев, и человечество действительно произошло из мутантно-сильно внушаемых трупоедов-мозгоедов с инстинктом "не убий", с инстинктом, не распространявшимся вообще-то на своих (на детей, в первую очередь), - если человечество, вторая сигнальная система (могущая отменить реакцию первой) действительно (из-за длиннейшей засухи в Восточной Африке, из-за извержения вулкана Тоба) произошли из создавшегося стресса (и всё – для стада, без него – не жизнь, и спасать себя от внушателей-поедателей надо), - если человечество, речевое мышление действительно произошло из преодоления внушения (на "нельзя" - ответ: "можно", а затем и "должно")… Ответ в виде слов… Могущественных, получается, слов… Заставивших всё же убивать зверей, чтоб не жертвовать своих младенцев. В виде слов, приведших предкроманьонцев к планетарному могуществу…

То "в атмосфере исключительного, никогда нигде раньше не существовавшего гнёта группового "мы" над зоологическим "я" - сокровенным - возникла потребность, как открыл Атанас Натев, испытания этого сокровенного с целью совершенствования всех, даже и чужих своих. Вот и возникло искусство, т.е. непосредственное и непринуждённое испытание сокровенного мироотношения. И не подчиняться "мы" невозможно, и подчиняться – гибельно. И подчиняться "мы" выгодно (сила ж!), и не подчиняться тянет. Что выбрать? – И находится третий путь! "Третьесказание".

…Художественный смысл [произведения искусства] был некий баланс между личным и общественным" (там же). Гармония.

Возьмём изобразительное искусство и "совершенствование" из формулы Натева.

"…человечество не знает, куда и как идёт.

Но известно, откуда оно вышло.

Из внушаемости небывалым. И посему заинтересовано испытывать эту внушаемость нежизнью - ещё более небывалым, зато и не принуждающим, как жизнь.

Внушаемость небывалым есть – мало – и в животном мире. Так, если на виду у кушающей собаки другая станет чесаться, то кушающая тоже может зачесаться. Ибо кушать и чесаться – несовместимые действия. А действует заражение. Палеопсихолог Поршнев приучил собаку проситься из дома по нужде лаем. Потом перестал выводить после её лая. Та применила другой сигнал. Он его сперва поддерживал, потом проигнорировал. Тогда она совсем трюкообразно стала проситься. У людей "между знаком и обозначаемым… нет… никакой иной связи, кроме знаковой", "только ребенок может забавляться тем, что буква Д похожа на домик. Звучание слова человеческой речи мотивировано тем, что оно не должно быть созвучно или причастно обозначаемым действиям, звукам, вещам" (Поршнев). На фоне того, как палеоантропы общались с другими зверьми неречевыми звуками, - превратившимися потом в киш, брысь, - фонема есть небывалость, конечно. – Вначале было Слово… Точнее, вещь с прикреплённым к ней почти нечленораздельным звуком. Другое слово – другая вещь с тем же звуком вкупе. И всё – непреложно. И даже опасно для особи. Ультраколлективизм.

При котором сокровенное (индивидуализм по противоположности) испытывать можно лишь ультранебывалым: ожерельем, неприродным звуком, тактом, прямой чертой.

(Камень из пещеры Бломбос. 75.000 лет тому назад.)

То есть поначалу совершенствование было в направлении против коллективизма. И "вскорости" рисователям длинных параллельных линий, следов пальцев на пещерных стенах из мягкой – тогда – глины, аж отрубали фаланги пальцев. Что тоже зафиксировано на той же глине оттисками ладоней. В тёмных, невидных местах диссидентские художники самовыражались" (См. тут).

Ну а вдруг каждую черту на камне из Бломбос делал другой предкроманьонец?! Ведь если б только один, то и понимали б его столько же субъектов, сколько и во время жизни Кручёных его понимало. Единицы. Так что определённо особей 20 это чертило. Посчитайте сами. К тому времени сотни и сотни тысяч лет, ещё допитекантропы, делали стандартные каменные орудия, что невозможно без групповой работы (http://nounivers.narod.ru/bibl/numb2.htm), без смотрения, как и куда ударяют соседи. Так и тут.

Может, таки ошиблись революционеры-политики, что считали революционеров-художников ловцами журавлей в небе, когда, мол, нужны синицы в руках? – Как факт, на материальном поприще после революции не выдержали, в итоге, соревнование с капитализмом. Да и вообще, хоть и невольно, сделали не социализм, а политаризм (по Семёнову) – где собственность общая для начальников, до управления которой подчинённых не допускают, как правило.

Но поди, было, разбери малевания этих художников. Например, Малевича (и фамилия-то какая!). Этот "Чёрный квадрат" (1915) и другую ерундистику… - Инстинктом чувствуешь их всеподрывную силу. Все…

Ничего не объясняет факт, что Малевич работал на советскую власть, а не эмигрировал, и что – по его словам - был он "в свое время под революционным влиянием" (http://www.staratel.com/pictures/malevich/germany.htm ).

Лишь его живопись может объяснить, что Малевич взволновано хотел сказать своим супрематизмом.

А он и вправду взволновался, оказывается. "Известны свидетельства близких ему людей, что Малевич был настолько потрясён рождением "Чёрного квадрата", что не мог ни есть, ни пить некоторое время" (Смолянская. Малевич: радикальный романтизм. http://kogni.narod.ru/smolyanskaya.pdf).

Он во всём, во всём разочаровался. Совершенно во всём. И в прогрессе (20-й век более-менее состоятельные люди называли веком прогресса), и в революции, и в контрреволюции… И в науке (это непредставимое четвёртое измерение)… И во всех "измах" искусства, вдохновлённых – каждое – своим идеалом. И в академизме, и во взорвавших академизм воинствующих кубизме и футуризме. И в абстракционизме, пожалуй, претендующем (Кандинский), что "когда сотрясаются религиозные, научные и нравственные устои, человек обращает взор внутрь себя" (Энциклопедия постмодернизма), как и предкроманьонец, от отчаяния сотворивший искусство в абстрактном варианте. (Малевич, правда, не знал, что абстрактное искусство у человечества предшествовало фигуративному, содержательному.)

И вот - Малевич: мир есть суета воль, субъективных представлений о нём. Как в калейдоскопе, недостоверных (нет на самом деле такой красивой симметрии). Посему – НЕТ такому миру! Во-первых, видимому. А ДА – Ничему! Неопределяемому "Отказ от какого-либо строительства нового общества, чёрный квадрат и чёрный цвет знамени анархистов - всё перекликается" (Смолянская. Там же).

В литературоведении есть такая подсоба, как черновики. В искусствоведении – наброски. В случае с Малевичем это превратилось в рентгеновское (или какое? – не знаю) исследование. "Известно, что "Чёрный квадрат" 1915 г., хранящийся в Третьяковской галерее, скрывает под собой несколько рядов цветных квадратов, перекрытых, видно, в одночасье одной чертой, настолько радикально перечёркивающей любую аллюзию на естественную, природную форму, что этот факт потряс и самого автора" (Смолянская. Там же).

То есть идеал выдан "в лоб" *,**. "Расчёт" на заражение. А значит, это не искусство. И все этот идеал интуитивно понимают. Но не осознают и плюют: "Художник, называется".

Однако много всё-таки выражено. – Значит, это – околоискусство. Идеологическое околоискусство. Достаточно почётная категория, по-моему. И разрушительная ж идея выражена… Не зря, выходит, арестовывали его при советской власти.

А у Кручёных, получается, - таки искусство. С противоречиями структуры… С катарсисом… Понятым – увы - лишь одним человеком, Хлебниковым.

Нет. Невозможно считать идеал Кручёных гармоничным в "Дыр бул щыл". Это бегство слишком далеко вперёд, бегство – от плохой действительности. И если таковою он счёл впоследствии и советскую, то понятно, что она и ему не ответила взаимностью.

Я не знаю, есть ли явный аналог нигилизму Малевича у древних. Как-то их, конечно, можно сопрячь, взглянув, например, на такое время великих перемен, как становление мировых религий, особенно дальневосточных. Эти религии, правда, - как и все, - есть некое спасение от плохой действительности. Умиротворяющее, а не бунтарское. Зато – путём какого-то посюстороннего отлёта от реальной жизни. В безразличие. В хладнокровность. В Пустоту. В незаинтересованное созерцание. Через отказ от себя и от желаний путём бесстрастной и аскетической жизни.

Но! Присутствуя при всех безобразиях, спокойно созерцать…

Во всяком случае условность послеязыческого искусства, перевес у людей сотворчества над сочувствием – налицо. Например, "Белый дракон" - "белое полотно без какого-либо рисунка" (http://www.faqphoto.com/mam/index.php?option=com_content&task=view&id=238). Сколько тут требуется сотворчества? – Ого. В иудаизме даже вообще отказались от изображения. Как Малевич предполагал, что живопись должна кончиться…

А всё-таки, как живопись не кончилась, так и условность Малевича нечего всё же сравнивать с МЫ, с мировыми религиями и нравственностью в её обычном понимании.

Есть даже мнение, что до романтизма и не было-то искусства, идеализирующего в обычном же понимании безнравственность, не было: Я как идеал, пусть и недостижимый.

Так вот было. Античность.

Египетское искусство ориентировалось опять на МЫ. Потому оно фараонов изображало (представляющих МЫ). Оно умозрительную точку зрения показывало. Как ребёнок: если с его точки зрения видно только 3 ножки у стула, он всё равно, хоть сверху, пририсует четвёртую.

"…на ранних стадиях развития общества человек ощущал себя частью природы, его эгоцентризм еще не возобладал, и лишь много позже верх взяло ощущение собственной самобытности. Тогда он поделил весь мир на две части: "я" и "все остальное". Тогда стало естественным субъективное восприятие, субъективное пространство, а следовательно, и рисунок. В предшествующее время царствовало не субъективное восприятие "я", а объективное, лишенное центра, восприятие "мы", которому соответствует совершенно объективное изображение - чертеж. Ведь у множества людей, смотрящих на некоторый предмет, разные точки зрения, а значит, и ракурсы, удаления и т.д. Общей для всех является только объективная форма предмета. Поэтому чертеж и предпочитался - как одинаково правильное для всех изображение.

[И – пожалуйста. Не перспектива, а аспектива (не кажущееся, а истинное). Наиболее информативный вид человека и животного (сбоку, в профиль, ибо видно: стоит, сидит или идёт; но грудь и плечи – с фронта. Убитые враги – сверху. Размер не зависит от расстояния до него. И т. д. и т. п.]

Древнеегипетская круглая скульптура характеризуется бесстрастием и известной стандартизацией, чем резко отличается от античной скульптуры Греции, а затем и Рима. Древнеегипетский скульптор стремился убрать из своего произведения всякие эмоции. В скульптурных портретах не встретишь ни одного улыбающегося или гневного лица, так же немыслимы для скульптора динамичные позы (вспомним "Дискобола" Мирона) - для него недопустимо все то, что через мгновение может измениться. Его внимание привлекает лишь неизменное, не связанное с сиюминутными обстоятельствами. Это относится и к позам. Портретируемый сидит в некоторой стандартной позе либо передан идущим, но не шагает, а шествует, глядя прямо перед собой, и создается впечатление, что это шествие будет длиться вечно. Древнеегипетский скульптор передает неизменную сущность портретируемого, не замутненную постоянно меняющимися в жизни настроениями или позами. Точно так же и в живописи не допускаются случайности точки зрения или освещения - то, что неопределенно или переменно. Здесь тоже, по мнению египтян, нужна абсолютная объективность, что заставляет обращаться к чертежу, свободному от случайностей. Таким образом, глубинные причины своеобразия круглой скульптуры и живописи представляются одинаковыми. Исключения из правил допускались лишь при изображении "низких" персонажей - ремесленников, слуг, демонов и т.п.

Принципиальное различие между рисунком и чертежом делает невозможным постепенное превращение одного в другое. Поэтому попытки найти в последнем периоде древнеегипетского искусства следы зачатков перспективных способов изображения лишены всякого смысла. Переход от чертежа к рисунку мог быть только революционным: древнеегипетское искусство сменилось античным, а не перешло в него постепенно" (Раушенбах. Живопись и рельеф Древнего Египта. http://www.lah.ru/konspekt/back/gr-egip.htm).

Революции поспособствовала другая форма собственности, установившаяся в Древней Греции. Страна ютилась в горах и на гористых островах. Ирригации, требующей организованности и подчинения огромного числа деревенских жителей, не требовалось. Можно было прокормить и самого себя. Плюс торговали и воевали (в зависимости от соотношения сил купцов с покупателями). И хватали в рабство. Но и сами выстраивались в правовую и боевую иерархию. Но не настолько угнетающую, как при политаризме на Ближнем Востоке. Вооружённый народ. Тоже подчиняющийся, ориентирующийся на МЫ. Публично. А тайно своего МЫ в себе стесняющегося. И подсознательно желающего испытать это МЫ. - Как? – Как всегда: искусством с его полуосознаваемым идеалом в катарсисе. Который, если его суметь осознать – будет (одним словом говоря) Я.

И вот – слепой и бездомный Гомер. Послушайте подольше его "Илиаду" на древнегреческом (тут кликнуть на "MP3 File"). – Вы не сможете мерно шагать под эту речь, но что-то высокоорганизованное неумолимо чувствуется.

Я ощутил биение человеческих страстей, ограниченных человеческими рамками, поставленными людям богами, которые себе такие рамки не поставили. И люди, безусловно подчиняясь Судьбе, Року, тайно завидуют богам с их вседозволенностью.

Собственно, так и относились к Гомеру первохристиане и Чаадаев.

Если "Одиссею" женщина написала (есть такая довольно основательная гипотеза), то она ещё и мужчинам тайно завидовала. За раскованность относительную. В общем, идеал - демонизм. Сокровенное (которое - по Натеву - испытывается) есть МЫ, раз идеал - Я. МЫ кругом царствует. Но есть особи, которые стесняются своей стандартности, их МЫ становится сокровенным. Вот они его и испытывают идеалом соответствующим - Я.

И здесь уже у слушателей превалирует сочувствие, а не сотворчество. Малевичу тут сравниваться нельзя, хоть он и близок по духу - нигилист. Тут натурализм хозяин.

Правда, через 3000 лет спустя, когда тёмные (но не знающие этого) индивидуалистские массы вступили на авансцену истории, и понадобилось их ублажать – упрощением, шагалством, наивом, примитивизмом, минимализмом - тут бы Малевич мог потягаться.

14 сентября 2009 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/54.html#54

*- Меня как бы ловит на ошибке Хюбнер. У меня, мол, Малевич "в лоб" выразил отрицательное переживание сродни анархистскому отрицанию всего-всего. Тогда как он не "в лоб" выразил положительное переживание.

"В конечном счете именно кульминирующая в науке и технике предметность мышления — источник всякого зла: "Потому человечество и живет в вечном страхе, что основания его жизни могут быть разрушены". Ведь предметность неразделимо связана для Малевича с причинностью и волей. Только в беспредметном искусстве умолкает нескончаемое, никогда не достигающее своей цели мышление, приходит к концу подчинение причинности и никогда не успокаивающейся воле. Отрешившись от них, художник в чистом созерцании бесформенного познает "волнения" "освобожденного ничто"".

А это позитив. Как и нирвана.

И никакой не идеал анархизма. Анархисты просто по недоразумению приняли Малевича за своего. Из-за того, в частности, что квадрат похож на флаг.

Но квадратная форма – ошибка Малевича, по Хюбнеру. Малевича ввёл в заблуждение кубизм (с которого сам Малевич и стартовал в супрематизм). И в самом деле "кубизм на первый взгляд более явно разорвал с обычной предметностью и, так сказать, учинил над ней насилие; однако он [Малевич] упустил то, что мышление и его предметность тем самым праздновали лишь иной, новый, своего рода метафизический триумф, в то время как именно в импрессионизме предметность стала двигаться к окончательному исчезновению в чистом восприятии уплотняющихся дымовых завес и цветовых облаков".

То есть, не квадратами и прямоугольниками Малевичу надо было рисовать освобождённое ничто, а истаивающими облаками. Чтоб – никакой формы.

Так столкновение этого явленного Ничто (ноль эмоций) с окружающим мучительным Нечто (минусовая эмоция) рождает, мол, катарсис (позитивная эмоция), купаясь "в чистом созерцании бесформенного".

Возразить тут нечего. Хюбнер прав, а я нет.

Что получается, если не ошибиться, как Малевич, а настоять на "искусстве точных форм" и продолжить таки метафизический триумф кубизма дальше, то есть не проанализировать и собрать уже в виде кубов, цилиндров и конусов (как это в кубизме), а на основании науки сразу строить гармонию: "Истинное, то есть "эстетически чистое искусство", имеет соответственно точное построение; речь идет об "отношении равновесия между положением и противоположением (например, вертикальное — горизонтальное)", о "смене и устранении мер (например, большое — маленькое)", о "пропорциях (например, широкое — узкое)" и т. д." (ван Дусбург).

Мондриан. Композиция.

Ну посмотрим, что за противоположения тут у Мондриана призваны вызвать катарсис, осознаваемый как гармония?

Ну уже упомянутая вертикаль и горизонталь. Ну большой и маленький цветные прямоугльники: красный и чёрный. Слева фигур гуще, справа реже. Слева два одинаковых бесцветных прямоугольника, справа три очень неодинаковых. Больше противоположений что-то не осознаётся. Но, может, и не надо. И всё ж - из противоречий, а в гармонии - их не осознаёшь. Так если художник что-то такое может больше нехудожника, то и флаг ему в руки и пусть распространяет свою деятельность "на всю действительность в виде некоего сверхцелостного произведения искусства" (Хюбнер).

Мечты, мечты, где ваша сладость?

29 июля 2011 г.

** - Верно – тут.

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)