С. Воложин.

Лукиянов. Картины.

Прикладной смысл.

Тем более за традиционализм, раз Россию так шпыняют за отсталость.

 

Разогнался, ан… Дзен.

У меня в компьютере есть файл “ogryzania". Там я пишу сложные комментарии в интернетских посиделках. И вот – разогнался из-за статьи о художнике Лукиянове.

Лукиянов. Теплый день. Река Волга. 2017. Холст, масло.

Написал следующее.

А вот про ““умеют раскрываться”” у вас не получилось. Насколько блестящ стиль вашего изложения (аж, образно говоря, слюнки текут), настолько здесь он пуст. Надо б же пример дать. Хоть один. А у вас аж множественное число: “свежие впечатления”, но – общо.

В пику я вспоминаю, как я дал пример свежих для меня впечатлений (что Хозе несчастен, а Кармен глубока). Я взял и под звучащую с пластинки “Кармен-сюиту” записал, что я чувствовал на концерте, когда впервые её слушал.

И прочла это учащаяся института им. Гнесиных. И сказала: “Пишешь ты хорошо. Но я чувствовала, что мне навязывают. В музыке гораздо больше, чем ты написал”.

А я её не послушал.

В мире миллионы людей со вкусом погрубее. Такие с огромной благодарностью прочли б под музыку то, что я написал, если б знали, как это достать. Я сам помню не один случай такой благодарности.

И сейчас я думаю, неужели я не прав касательно живописи и автора этой статьи, а прав он, давая полную свободу нашему умению почуять “свежие впечатления”?

Мне проще подумать, что он не умеет всё же переводить именно “свежие впечатления” от Лукиянова в их отличии от “художников-конъюнктурщиков”. Умел бы – привёл бы пример оттуда и оттуда.

А может, автор и умеет, да специально не хочет. Разбор конкретного произведения, напряжёт же внимание читателя. А зачем его напрягать? Лучше просто дать смотреть и наслаждаться. Тем более, что Дзен это поощряет. Плывущих в удовольствии перед гладящими по шерсти репродукциями больше среди переживающих “просто нравится”, чем вдумывающихся. Авторы, пишущие ещё и ради денег, с этим считаются и не заморачиваются с анализом картин. Тем более – с синтезом из этого анализа.

Так что, кто его, данного автора, знает. Может, он и может примером подтвердить-разжевать слова, что Лукиянов “всякий раз раскрывает красоту родной природы заново”, да не хочет.

.

Хотел поставить этот текст в окно для комментариев. А там написано: “Автор публикации ограничил для вас доступ к комментариям”.

Опа.

Тогда я взял абы какую репродукцию из той статьи и стал создавать собственную.

Стало интересно, смогу ли я увидеть во взятой картине “свежие впечатления”?

Полезли, наоборот, плохие мысли. – Могут ли на песке расти ели? – Это ж ели нарисованы?

Спросил поисковик: “ели на песчаном берегу Волги”. – Получил, вроде, положительный ответ.

https://fotoload.ru/foto/277655/full/

На картинке: Берег Волги.

Так что: это и есть “свежие впечатления”? – Но это ж – ботаническое, а не эмоциональное, о каком речь шла у моего оппонента.

Эмоционально свежего я что-то не ощущаю.

Или всё же есть – вот эта нейтральность. Всё – невыдающееся. (Ну, коме реки, конечно – очень уж широка.)

Почему-то вспомнилось, как я раз испугался, глянув на фото какого-то китайца (как на завод попало это фото, я забыл). – Совершенно невозможно было определить возраст (а я тогда это здорово умел). А страх был от представимой невозможности их отличать друг от друга. А их – миллиард (тогда был).

Я б всё-таки с какой-то изюминкой картину выбрал бы для ублажения публики.

Лукиянов. Домик на окраине. 2017.

Правда, верная ли это репродукция? Радости очень много.

С грустинкой-то потоньше настроение…

Бельё сушится…

И интересно: если вид сверху и за нашими спинами холм, то там родник, что ли, раз воду несут не из колодца, что обязательно во дворе?

И я не знаю, свежее ли моё переживание…

А что меня может картинка пронять, знаю точно. Но, прочёл вот (см. тут) своё же про гимн скромности, и вижу, что и к непрониманию можно тоже хорошо отнестись, увидев в картинах принципиальный традиционализм России, нет стыда за бедность*.

Вот и здесь… Хоть на окнах резные наличники, ограда – из редко прибитых простых досок. Почему-то думается, что стиральной машины в доме нет: стирают редко и сушат вне избы, да и водопровода нет. А вообще-то мог бы быть в 21-м столетии. И нет тени смущения – электричество подведено, хоть столбы пейзаж не украшают. То есть – большой идеализации тоже нет. Авторесса права: русская красота.

Только у меня это выведено через посильный анализ, а у неё – в оправданной уверенности, что ей поверят без него.

В чём она прямо не права: что Лукиянов “идёт от себя”.

Нет! От традиции. – Это прикладное искусство, здесь призванное усиливать, - как в шуточной рекламе лекарства от несварения: “Русская еда – самая правильная!”, - русскую обыкновенность.

То есть при выражении всех тонкостей настроений это всё же не такое тонкое искусство, как неприкладное, призванное создавать общение по сокровенному поводу.

Скажут: но русскость – разве не сокровенное?

Думаю, нет, когда ежедневно Россию шпыняют.

16 июля 2021 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/razognalsia-an-dzen-60f1610c723f61220d5e5f76

*- Так вы за бедность?

- Я против отсутствия странности, неожиданности, недопонятности.

Теперь, когда Россию Запад усиленно шпыняет за традиционализм, нет ничего странного, что реакция – обратная: стоять за традиционализм. В том числе и за бедность, когда со времени крымнаш бедность пошла вразнос. Вот потому у Лукиянова такая радость при отсутствии водопровода в 21 столетии. – Естественно с некоторой точки зрения.

Во времена железного занавеса атака молодёжной контркультуры тоже вызывала в СССР в качестве реакции традиционализм. Но в самом начале… В 50-х… Я застал… Буги-вуги… – Я так никогда и не позволил себе дрыгаться в танце.

И тогда, в начале, ещё было неожиданностью – открыто Асадову воспеть традиционализм.

НОЧЬ

 

Как только разжались объятья,

Девчонка вскочила с травы,

Смущенно поправила платье

И встала под сенью листвы.

Чуть брезжил предутренний свет,

Девчонка губу закусила,

Потом еле слышно спросила:

-- Ты муж мне теперь или нет?

Весь лес в напряжении ждал,

Застыли ромашка и мята,

Но парень в ответ промолчал

И только вздохнул виновато...

Видать, не поверил сейчас

Он чистым лучам ее глаз.

Ну чем ей, наивной, помочь

В такую вот горькую ночь?!

Эх, знать бы ей, чуять душой,

Что в гордости, может, и сила,

Что строгость еще ни одной

Девчонке не повредила.

И может, все вышло не так бы,

Случись эта ночь после свадьбы.

1961 г.

Но лет 5-10 спустя это из смелости стало посмешищем, пошлостью с точки зрения продвинутых. В этом не было ничего нового. А старое – скучно.

В картине “Теплый день. Река Волга” мало что изменилось бы, напиши художник вместо двух супружеских пар с их детьми, играющими неподалёку в песке, – молодёжь, в круге играющую в волейбол. Но сколько-то от традиционности бы убыло.

17.07.2021

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)