С. Воложин.

Куинджи. Пятна лунного света в лесу. Зима.

Христос в Гефсиманском саду.

Полдень. Стадо в степи.

Осень.

Эльбрус. Лунная ночь.

Образный смысл.

Уповать можно лишь на иной мир, но не тот, о котором говорит христианство. А – мир над Добром и Злом.

 

Хоть плачь.

Не удаётся упорядочить вселенную. Вселенную искусства.

Я ведь не хочу её построить под “свои” теории. Я хочу, чтоб “мои” сопряглись с чем-то не мною принятым.

И вот, кажется, я уловил возможность…

“Зачарованность природы неземным цветом - впечатление, возникающее благодаря форсированной яркости натурального лунного света, будто смешавшего свет двух миров: лунного, реального и неестественного, как бы инопланетного. В это время творчество Куинджи испытывает явственное влияние эстетики стиля модерн, одним из зачинателей которого в пейзажной живописи он явился” (Манин. http://kuinje.ru/kuinji_manin10.php).

Это – о картине “Пятна лунного света в лесу. Зима” (1898-1908).

Дело в том, что стиль модерн уложился у меня ранее на вылет вон вниз с нижнего перегиба Синусоиды исторического изменения идеалов (СИИИ). То есть этот вылет есть как бы инерция действия чуть выше по Синусоиде расположенного романтизма. А именно романтизм применяет тот же Манин для более раннего Куинджи.

“…главная магистраль его творчества пролегла в романтическом искусстве”.

Что же такое романтизм? Это разочарование в Разуме. Если верно, что существует так называемое анклавное развитие искусства (страны, мол, проходят Возрождение, классицизм, романтизм и т.д. каждая – в своё время, в свой век, и Возрождение в России, мол, было в пушкинскую эпоху), то разочарование в Разуме-разночинстве (в 1873-м был осуждён Нечаев) вполне могло прийтись у Куинджи на 1876-й год, когда “художник, наконец, победил в себе моралиста-передвижника” (http://kuinje.ru/). И… он стал глубоко одиноким человеком, спасавшимся от удручающей действительности революционеров-демократов во внутренней жизни. Которая, по необходимости, становилась из ряда вон выходящей. Какими и стали, начиная с “Украинской ночи”, его картины. Удручал его и наступивший капитализм, в пику которому он, пишут, купил целую улицу домов и дёшево сдавал их художникам; ещё купил участок земли на крымском побережье, для занятий художников же пленэром. Ненавидел, видно, и царизм, раз уволен был из Академии художеств (где с 1892-го преподавал) за поддержку в 1897 студенческих волнений. С 1882-го перестал выставляться. – Ну всё ему было плохо, возможно, и религия. Что естественно для солипсиста, каковыми и становятся романтики, пасынки истории (религия б их примирила с действительностью; ан нет! они считают себя царями этого злого-презлого мира, будучи заключены в свою внутреннюю жизнь, они, каждый, как сам Демон). Как факт: “В 1888 году Куинджи по приглашению художника-передвижника Н. Ярошенко побывал на Кавказе, где они стали свидетелями редчайшего горного явления - Брокенского призрака (отражения своих увеличенных фигур на радужно окрашенном облаке). По возвращении в Петербург необычайно впечатлённый поездкой живописец создал ряд прекрасных горных пейзажей, в которых его романтизм окончательно слился с философским пейзажем. Главной особенностью картин было представление о Кавказе как о символе некоей идеальной и недостижимой страны” (Википедия). Т.е. Куинджи во всём стал себя чувствовать уже не столько пасынком истории, сколько наоборот – сверхчеловеком. Вне истории. И, может, пусть не смущает такой вывод религиозных, возражающих, кого он выбрал в персонажи такой вот картины.

Христос в Гефсиманском саду. 1900.

В этом мире таки царствует Зло, не Добро. Потому уповать можно лишь на иной мир, но не тот, о котором говорит христианство. А – мир над Добром и Злом.

И оттого-то и прошла в творчестве Куинджи “Декоративная волна в “молчаливом периоде”” (Манин). Декор – это ж удаление от жизни.

И… тут же, наоборот, – внедрение в жизнь, но не так, как прежде, по-передвижнически – социально. А иначе. Манин это называет: “второй план его творчества”.

Полдень. Стадо в степи. 1890-1895.

“Поэтизация обычного, даже прозаичного, где трудно открыть эффекты, становится характерной чертой “второго плана” творчества Куинджи. В картине видится свободное желание ощущать мир в полноте его прекрасных качеств.

“Полдень. Стадо в степи” дышит воздухом. Этюд пространствен, свободен, раздолен. Пленэрный подход к натуре вызвал в живописи художника тончайшие переливы тонов, нежных и светлых, какими бывает окрашен степной или морской воздух в жаркий летний день. В <…> восприятии природы <…> художник тонко улавливает поведение природы, в малой степени окрашенное личным переживанием” (Манин).

Здесь появляется то, что через несколько лет (в 1903 году) объединило некоторых художников в “Союз русских художников”, принявшихся выражать, в двух словах говоря, веками не изменяющийся русский менталитет. Можно сказать – российский. Ибо, в данном случае, выражает его грек, больше всего рисовавший Украину. Это, повторю, совсем не передвижнический подход. Тот был – социальным. Потому по отношению к тому правомерно было применять термин реализм. А тут – нет. Ибо какой же тут реализм? Реализм открывает то, что в обществе появилось, а общество ещё не замечает. Тут же ничего нового не появилось. Веками было. А его едва ли не сейчас только стали выражать. (Манин в такие дефиниции не входит, потому термин реализм применил и для Куинджи. А я потому его из цитаты удалил, заменив троеточием в угловых скобках.) Причём, обратите внимание на это “в малой степени окрашенное личным переживанием”. Это не пейзаж настроения, индивидуалистичный, левитановский. А идеалом такое движимо каким-то противоположным индивидуалистическому типу идеала.

Но как возможен в одном человеке и крайний индивидуализм (ницшеанство) и что-то неиндивидуалистское?!.

А вот возможно. Таков русский народ – противоречивый. И таков его художник – Куинджи.

Но. Такая широта натуры хороша, если проявляется то одна её сторона, то другая. Смешение – всё равно, что приступ шизофрении.

Осень. (1890 - 1895).

И, в своём желании построить всю вселенную искусства, я вынужден не последовать за Маниным, индифферентно отнёсшимся к такому опыту.

И всё бы хорошо, если б не совершенно потрясающие картины сделал Куинджи таким образом.

Эльбрус. Лунная ночь. 1890-1895. Этюд.

29 апреля 2014 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://kuinje.ru/vologin.php

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)