С. Воложин.

Иткин. Воспоминания.

Прикладной смысл.

Времяпровождение.

 

Был ли народ за Сталина и в 1937? И опять личная проверка.

Мой дядя был самых честных правил?.. Это я продолжаю рассуждать про народ и Сталина, что начал тут. Вот смотрите такой кусок его воспоминаний:

"… который узнав, что я ищу работу, сказал что есть возможность устроиться фотографом на стадионе “Динамо” [Это Ленинград, 1936 год], если у меня все в порядке с предками [ а с предками у него порядка не было, т.к. отец – лишенец, ибо был нэпманом], так как анкета должна пройти через ГПУ, ибо стадион один из их объектов. Я поблагодарил его и сразу поехал на стадион. Принял меня в отделе кадров человек моего возраста, поговорил со мной и дал мне заполнить анкету. Я впервые в жизни заполнял такую анкету, где мне некоторые вопросы были не совсем понятны и отвечал на них одним словом “нет”. Дал ему анкету, он прочел ее и сказал: “Приходите недели через две””.

И его приняли. Как, спрашивается? Пусть он наврал, и на прямой вопрос о происхождении написал: из ремесленников. Что было правдой. Помню, я писал: из служащих (отец был бухгалтер, а мать – ретушёр в фотографии)… Так через две недели не зря велели прийти, а потому, что ГПУ по своим каналам проверяло. Ну что: не жирный был нэпман мой дедушка? Или человек в отделе кадров был хорошим психологом и видел, что мой дядя совершенно аполитичный человек.

(Я читаю в его воспоминаниях о том, как посадили в ГПУ отца его будущей жены, требовали отдать золото:

"Провожал ее конечно домой. Отец ее в это время [это 1930 год] был посажен в ГПУ, от него требовали отдать золото”. И больше ни слова. Что: моя мама не рассказала разве дяде, что с тем там делали, и как он освободился? Мне она рассказала – как смешной анекдот. Его там сажали в бочку с говном. Но он молчал. А за нею – она красавица – увивался безнадёжно гэпэушник один. Она ему, смеясь, предложила, что поцелует его, если он выпустит этого арестованного. И его отпустили. А у дяди никакого ропота на советскую власть. И писал же он в 90-х годах. Когда можно было даже и заработать на политизированных воспоминаниях. – Нет. Ровно, эпически, как летописец, никого и ничто не осуждая… Вот голод 33-го года:

"Проблем было много и для нас, неопытных родителей [рожать дядя свою жену отправил к своим и её родителям на Украину], и время было очень сложное, ибо голод, которым было в 1933 году на Украине был для нас очень ощутим. Город всегда цветущий в летнее время, был похож на плакат с голодающим с протянутой рукой и в скверах с лежащими трупами, которые не убирались по несколько дней”.

Я не меняю стиль изложения и пунктуацию.

Вот убийство Кирова.

"Впервые Тамара с Аллой приходила ко мне на работу и их сфотографировали. Первого декабря 1934 года убили Кирова и когда его увозили в Москву пытался посмотреть на это зрелище, но к сожалению дальше Литейного проспекта никого не пускали. Единственное что я увидел, что на крышах домов по Литейному стояли вооруженные красноармейцы, а из газет узнал, что приезжал Сталин в Ленинград и он участвовал в процессии проводов Кирова к Московскому вокзалу. Зима была для нас время, когда мы чаще все вместе были дома и главной радостью для нас были успехи Аллочки”.

Вот, что ещё даёт поиск: “сталин”:

"Иногда мне удавалось неплохо стрелять, попадая в мишень. Это был тир для командного состава милиции и ГПУ.

6 декабря объявили о принятии сталинской Конституции, объявили этот день выходным. Это мы восприняли положительно, а то что нас заставили ее изучать и что в ней написано, большинство не поняли, что она дает народу”.

А вот про тюрьму Кресты:

"Еще одно событие в это лето было для меня знаменательным, я дважды побывал в тюрьме в Крестах. Раз приходил на свидание к Грише Левитину, которого посадили за какие-то махинации, а второй раз мне мой начальник Гусев принес повестку, в которой было написано, что я должен явиться в Кресты к следователю в такой то час и день. Я удивился, спросил у Гусева, что это значит? Он ответил: “Не волнуйся, это как видно какая-то ошибка. Я взял с собой повестку, паспорт и пошел в неизвестность. Дома я ничего Тамаре не сказал, чтобы она не волновалась. Приехал, вернее пришел к воротам с окошечком, позвонил. Окошечко открылось, я показал свою повестку, попросили мой паспорт, открылась дверь и меня впустили на территорию тюрьмы. Часовой, верней сопровождающий, повел меня через двор к какой-то двери, нажал кнопку, дверь отворилась и нас пропустили внутрь. Прошли через коридор мимо камер, опять нажал кнопку и нам открыл дверь человек лет 35-40, небольшого роста, в очках. Взял у меня повестку, усадил меня напротив себя. Сопровождавшего меня отпустил. Стал меня допрашивать, где я работал до ЦКБ, с кем из фотографов других ЦКБ знаком и с кем из них я нахожусь в хороших отношениях, у кого из них я покупал или брал взаймы в больших количествах фотобумагу и другие фотоматериалы. Я ему ответил на все его вопросы и сказал, что меня с кем-то путают. А он мне говорит, сейчас узнаем, кто ошибается, нажал кнопку и с другой двери вошел человек, которого я видел первый раз в жизни. Следователь встал со своего места, усадил напротив меня вошедшего и спросил у него, как моя фамилия, и когда, и где он встречался со мной и по какому поводу. Человек сказал, что видит меня впервые и фамилию мою не знает. Ему снова предложили тот же вопрос с добавлением, посмотрите и вспомните, как фамилия человека, судящего напротив Вас? Ответ последовал тот же. Следователь подошел к столу, нажал кнопку, открылась дверь, вошел военный и следователь сказал: “Уведите его”. А мне, когда они ушли, подписал повестку, поставил штамп и сказал: “Да, произошла ошибка”. Вошел сопровождавший и отвел меня до наружных ворот, где я показал повестку и меня выпустили за ворота, на набережную. На этом закончилось мое знакомство с Крестами. Оказалось, что в одном из ЦКБ фотограф украл и продал большое количество фотобумаги и теперь искали его соучастников”.

И никакого намёка на репрессии. Может, и про бочку с говном дядя не знал? Мама ж была легкомысленная, забыла ему рассказать забавный случай.

Впрочем, есть и об одной репрессии (дядю в 36-м взяли на военные сборы на учебный корабль “Комсомолец”):

"Особенно запомнилось два или три эпизода…

3. Еще запомнился эпизод, как однажды в июльский день к кораблю пришвартовался катер штаба флота, с него поднялись на палубу несколько высших офицеров (командир корабля Миллер и дежурный по кораблю встретили их с почестями). А через некоторое время сыграли большой сбор, построили весь личный состав корабля и всех курсантов и зачитали приказ командующего флота. Командир корабля, как враг народа, смещается с должности командира корабля и вместо него назначен новый командир. Личный состав распустили, а Миллера увезли на катере. Этот приказ было непонятен, потому что командир почти не появлялся на палубе, а комсостав с ним конечно встречался в кают-компании при приеме пищи. Многие думали, что его заменили, потому что он немец”.

(Почти рушится моё мнение, что маленьким людям было ничего не известно о репрессиях просто потому, что те касались начальников. Или не рушится: гражданка не армия и флот?)

Это в скобках всё было об аполитичности дяди.

Но можно ли по нему судить о поддержке народом политики Сталина? – Можно. На предыдущую статью очень отреагировал один комментатор, страх-де господствовал, а не поддержка тирана.

Так вот есть такое понятие - субъект исторического действия. Мой дядя входил в его состав. Это люди вверху и внизу, согласно исполняющие то, что задумано вверху. Я это почерпнул из примера Фурсова

о том, почему Великая Французская революция вспыхнула не тогда, когда во Франции было особенно голодно, а когда “оформился субъект исторического действия – союз части элиты и улицы” (тут). Вверху в СССР задумано было построить социализм в отдельно взятой стране да так, чтоб она могла защититься. И дядя безотказно исполнял всё, что от него требовалось. Хуже всего ему удалось понять конституцию, но это от него и меньше всего требовалось. Всё материальное он исполнял чётко.

С этим, наличием субъекта исторического действия, считался даже и Троцкий. Он был против убийства Сталина, потому что оно одно ничего в политике властной верхушки не меняло.

Другое дело, что Сталин не был склонен испытывать судьбу (страны, не себя) и решил нанести упреждающий удар – репрессии. Почти сфальсифицировав обвинения. Потому почти, что стихийно оппозиционеры то и дело как-то (плохо) сорганизовывались даже и для силового захвата власти. Потому плохо, что их смущала поддержка Сталина народом. Их разоблачали, они каялись, их прощали, они тихо бесились. И сфальсифицировать им обвинения было легко, потому что они и сами чувствовали свою некую вину.

Любопытно, как я сам на днях запутался.

В моей коллекции лично застуканного вранья есть случай 4-й (см. тут). А предыдущая статья моя о Сталине написана под влиянием Баландина и Миронова, которые взялись доказать, что оппозиция перешла-таки грань политической борьбы, ссылаясь, в частности, на вывод в издании документа Троцкого, что "Заставить бюрократию передать власть в руки пролетарского авангарда можно только силой” (http://www.1917.com/Marxism/Trotsky/BO/BO_No_36-37/BO-0376011.html). А надо учитывать, что это – теоретический вывод, а практика. Практика такова, что Троцкий ничего в СССР не организовывал. Не мог. – Так я этот свой вывод от 11.08.2012, на днях не сумел было повторить, подогретый пафосом Баландина и Миронова. Благо, вскоре спохватился. Но этот случай объяснил мне психологически, как оппозиционеры соглашались с обвинениями: что-то таки было от криминала – мысли и желания точно.

И Сталина с его упреждающим ударом можно понять. Тем паче, признавая, что он спас страну от исчезновения и народ от порабощения.

8 января 2021 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/byl-li-narod-za-stalina-i-v-1937-i-opiat-lichnaia-proverka-5ff8b216bb14d54ffb9f1a77

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)