Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Грабарь. Зимнее утро.

Художественный смысл.

Ницшеанец Грабарь в своей вседозволенности разрешает себе рисовать снег и небо зелёным.

 

Ещё о Грабаре и о каких-то других, молча.

Вы знаете, что такое солипсизм? – Это мнение, что всё – есть моё представление. Следовательно, я – главный в мире.

Если не знать, что романтизм когда-то, от краха Просвещения, такое представление взял себе для выражения бегства из внешнего (ужасного) мира в мир внутренний (прекрасный), то… То покажется (если кругом не ужас, а просто скука), что надо просто расковаться, выдавить из себя раба, как сказал Чехов, делать, что хочешь, и плевать на то, что принято.

А не можешь себе такого позволить – ты раб.

Вот мне и подумалось, что я раб, раз мне нравится такая вот картинка…

а я от себя это признание гоню, мол, пестрятина безвкусная.

Тогда как на самом деле просто имени художника нет, а и было б – ничего мне не говорило бы. – И… я боюсь показаться лишённым вкуса, если публично обращу внимание на эту вещь.

Раб.

А что ж случилось, что я себе всё же позволил?

Я увидел поразившую меня такую картину знаменитого художника, Грабаря, написанную в стиле дивизионизма.

Грабарь. Зимнее утро. 1907.

И фамилия гремящая, и стиль наслышанный, и, главное, в систему моих ценностей (см. тут) и то, и то укладывается.

Вот я, пресмыкающийся, и позволил себе…

Если ницшеанец Грабарь в своей вседозволенности разрешает себе рисовать снег и небо зелёным, то почему б безвестному художнику не нарисовать красное осенью дерево рядом с деревьями жёлтыми и зелёными. Я сам знаю в одном городе два клёна, которые ранней весной выпускают фиолетовые листочки, только позже зеленеющие. Впрочем, это я опять возвращение в рабство обычности…

Вон!

И так далее – до пресыщения.

25 декабря 2016 г.

Натания. Израиль.

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)