Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Гоголь. Мёртвые души.

Художественный смысл.

В “Мёртвых душах”, выражающих призыв к традиционализму, вдруг какой-то опрокидывающий момент в знаменитой птице-тройке.

 

Ай да Гоголь!

 

"Положительный”, “светлый”, “высокий” смех Гоголя, выросший на почве народной смеховой культуры, не был понят (во многом он не понят и до сих пор). Этот смех, несовместимый со смехом сатирика, и определяет главное в творчестве Гоголя.

Бахтин

Впрочем, может, правильнее назвать статью “Ай да я!”…

Моя страсть – сопрягать.

Правда, это общее свойство человека. Недавно прочёл где-то, что галлюцинации это нечто, происходящее из-за преобладания синтезирующей функции в ощущениях. Синтез происходит из наличных ощущений и из памяти. Если перекос в память, то видишь галлюцинации.

Я их чуть не ежедневно вижу, когда вечером, ещё до заката солнца ищу Венеру на небе. Воздух на берегу моря влажный. Солнце зачастую не за горизонт закатывается, а погружается в какую-то серую хмарь на горизонте. Там пара много. А наверху, где Венера, – мало. И при померкшем из-за хмари солнце Венера бывает видна. Еле-еле, понятно. И не знаешь же, в какой точке её искать. Шаришь глазами. И в памяти сидит, как будет выглядеть она, когда я её увижу. – Вот то и дело я её, кажется, вижу. Ан, оказывается, нет. Это галлюцинация. И – ищешь где-то рядом.

Как-то подобно, читал я, осваивают младенцы грамматику языка родителей. Вопреки мнению, что грамматика приобретается наследственно. Нет. Просто мозг человеческий тянет всё упорядочивать.

Подобно видятся целые картины в разводах плесени на стене и в очертаниях облаков на небе.

Вот так у меня вдруг встроилась в устоявшееся представление о Гоголе его тенденция к смеху, к гротеску.

Ну не совсем вдруг, конечно, а из-за прочтения статьи Бахтина “Рабле и Гоголь” (1940,1970) - http://feb-web.ru/feb/gogol/critics/bah/bah-484-.htm.

Есть такое воззрение, что, начавшись первобытным коммунизмом, человечество чем-то подобным, коммунизмом, процесс и кончит. И тогда, спрашивается, нет ли чего, что обеспечивает такое “постоянство”?

Слово “постоянство” я применил не зря. Тяга к коммунизму подспудно существует всегда. Это – поток "народной культуры, которая всегда, на всех этапах своего развития противостояла официальной культуре” (Там же). Имеется в виду, что официальная курируется эксплуататорской властью, когда первобытный коммунизм кончился. Теперь лично я люблю называть эту тягу традиционализмом в пику американскому глобализму, с его тягой к материальному прогрессу и неограниченному материальному потреблению, которое – если капитализм не отменить – человечество погубит.

Бахтину ни в 40-м, ни в 70-м годах глобальная экологическая катастрофа не виделась, а против лжесоциализма в СССР он был. (Тот был “лже-” ещё и потому, что уповал, как и капитализм, на неограниченный материальный прогресс.) Но для Бахтина, видно, “лже-” было из-за не прудоновского, мирного, анархического, близкого к первобытному коммунизму, а марксового, силового, централистского пути в коммунизм. И как Бахтину было противостоять власти? При цензуре-то? – Он сослался на средневековый карнавал. Смех. Когда всё кратковременно разрешалось властью делать наоборот.

Он и Гоголя вывел потому из Рабле.

На самом деле Гоголь и сам был очень против того общественного строя, куда повернула Европа после поражения Наполеона – против капитализма с его скучным всевластием денег. И против западнистского поглядывания российской власти: капитализм-то стал пробиваться и в России. Гоголю было на что домашнее околокарнавальное опираться: на ярмарочное веселье и казачью вольницу. (Из-за долгого отсутствия украинской государственности до сих пор антицентрализм на Украине сказывается в майданных концертах и казачьих ряженых.)

Вот почему в “Мёртвых душах” (1842), выражающих призыв к традиционализму (см. тут), вдруг какой-то опрокидывающий момент в знаменитой птице-тройке и другие фрагменты:

"…“летит вся дорога нивесть куда в пропадающую даль, и что-то страшное заключено в сем быстром мельканьи, где не успевает означиться пропадающий предмет...” Подчеркнем это разрушение всех статических границ между явлениями. Особое гоголевское ощущение “дороги”, так часто им выраженное, также носит чисто карнавальный характер.

Не чужд Гоголь и гротескной концепции тела. Вот очень характерный набросок к первому тому “Мертвых душ”: “И в самом деле, каких нет лиц на свете. Что ни рожа, то уж, верно, на другую не похожа. У того исправляет должность командира нос, у другого губы, у третьего щеки, распространившие свои владения даже на счет глаз, ушей и самого даже носа, который через то кажется не больше жилетной пуговицы; у этого подбородок такой длинный, что он ежеминутно должен закрывать его платком, чтобы не оплевать. А сколько есть таких, которые похожи совсем не на людей. Этот — совершенная собака во фраке, так что дивишься, зачем он носит в руке палку; кажется, что первый встречный выхватит...”” (Там же).

То есть птица-тройка – это образ государственности России, которая так въелась в русский менталитет. Но и он – не изначальный. Им придавлено антигосударственное, первородное.

Узнай про этот изыск сейчас власти на Украине – подхватили б, чего доброго.

30 октября 2015 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/321.html#321

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)