Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Гоген. Символистские картины.

Художественный смысл.

Символизм – идеал коллективистского рода.

 

Целенаправленный поиск.

Читатель не поймёт, что у меня за поиск, если не рассказать обстановку, среди которой я ищу. А это – нудно: читать про обстановку… Хочется-то – сразу о картинах.

Поэтому я сдамся пока и сразу расколюсь, что меня, в частности, поставило в тупик. Это – такая фраза:

"В этой обнаженной…

Гоген. Обнажённая. 1880. Холст, масло.

Гоген как нельзя более полно выразил то, что отличало его от импрессионистов. В самом деле, трудно найти что-либо общее между женщиной, сидящей на краю дивана и склонившей безрадостное лицо над тканью, которую она штопает, и обнаженными женщинами Ренуара, с их цветущей и сверкающей плотью!” (http://impressionnisme.narod.ru/GOGEN/epizode_gogen6.htm).

Сперва отвлечёмся: в самом ли деле – безрадостное?

Ну да. И губы опущены. И аж синяя она. И фон серый. И всё – бледно. И штопает что-то, а не получает удовольствие от собственной наготы.

Если я прав (а всегда раньше получалось, что прав), что импрессионисты воспевали абы какую жизнь, то тут, да, жизнь абы какая. Но она, похоже не воспевается.

Но абы ли какая жизнь – у Ренуара, у которого она явно воспевается даже и без обнажения женщин?

Ренуар. Ланч на лодочной станции. 1881.

В тупик я попал из-за того, что показанная жизнь у Ренуара не абы какая, а весёлая и беззаботная.

Нет, я могу, конечно, поупрямиться. Не ахти какая одухотворённая жизнь. По сравнению с недавним социально-критическим уклоном это всё же сниженное существование. Но… У других импрессионистов несчастность изображаемого более акцентируется. Не смотря, мол, на воспевание. У Мане, например, “Бар Фоли-Бержер”, 1882.

Ладно.

По крайней мере, вполне представимо было бы, чтоб материально настрадавшемуся Гогену такая лёгкость в мыслях необыкновенная была не по сердцу. Но. Это страдание на него свалится только через несколько лет. А пока ему может ли больше не нравиться суета по поводу преуспевания в качестве брокера? Можно ли узреть, что у него от этого порыв в символизм был, в мечтаемое счастье, что сбудется когда-нибудь в сверхбудущем?

В несчастности и бедности “Обнажённой” можно такое узреть? За бледность… Вообще где-нибудь ещё – можно?

Ни в одной картине 1970-х годов (http://xn----ftbai0aqbde6k.xn--p1ai/1870.html) этого не видно. Даже в самой странной (с жёлтым снегом).

Гоген. Сена у Понт-д-Иена. 1875.

Хоть тут есть по-импрессионистски несмешиваемый чистый цвет, не по-импрессионистски положенный широкими мазками.

А в 1880-х до переломного 1885-го?

Вот.

Гоген. Глиняный кувшин и железная кружка. 1880.

Не из-за беднейшей занавески, общей с “Обнажённой”, а из-за широких мазков и несмешивания цвета. – Это ведь начало последовавшей, на экзотических островах, особенной странности Гогена.

И – с натяжкой – такое вот.

Гоген. Горный пейзаж. 1882.

В смысле – Тут – нехороший хаос. Значит Там – хорошая благодать.

Ну и со сверхнатяжкой – такое.

Гоген. Голые деревья. 1885.

И только тут

Гоген. Заброшенная улочка. 1884.

из-за обобщённости, наконец, чувствуется какая-то завороженность в пейзаже. Которую (из-за подчёркнутого перспективного удаления вдоль улицы) можно подвести под благое сверхбудущее – типовой идеал символизма.

А тут

Гоген. Курятник. 1884.

такой же эффект улёта Куда-то достигается не столько обобщённостью, сколько странностью света. Или светящейся тени…

И тут

Гоген. Лесистая тропа. 1884.

странность освещения (вместе с перспективным удалением) дают то же ощущение ухода Куда-то… В зарю на небе…

Надо, правда, признать, что ощущения миража Гоген достигал иногда какой-то дробной, что ли, обобщенностью, а не широкими мазками.

 

Гоген. Мельница Королевы. 1881. Гоген. Молодая женщина, лежа на траве. 1884.

И, наконец, апогей улёта.

Гоген. У ручья, осень. 1885.

Теперь я могу раскрыть, что я целенаправленно искал и почему.

Когда-то (см. тут) у меня получилось, что, уплыв на острова, Гоген – от скуки суеты – впал в некий пробуддизм. Это индивидуалистского рода идеал. Прочитав, что Гоген впитывал и иных заражал символизмом, я был озадачен. Потому что символизм – идеал коллективистского рода. Как такой разнобой мог быть с одним человеком, я, в общем, догадывался. Это, как математике… В цилиндрическом мире прямая, продолженная бесконечно налево и направо, сходится в этой бесконечности сама с собой. И пробуддизм, и символизм – экстремистские мироотношения. Как бесконечно продолжающаяся в + ∞ и в - ∞ прямая. И там, в бесконечности, они сходятся.

Вот так и символист Гоген превратился в пробуддиста Гогена. – Сработал голод.

"В Париже стоит холодная зима 1885-86 года, жена с детьми уехала к родителям, в Копенгаген, Гоген голодает. Чтобы хоть как-то прокормиться, работает за гроши расклейщиком афиш. “Что действительно делает нужду ужасной — она мешает работать, и разум заходит в тупик, – вспоминал он позже. – Это прежде всего относится к жизни в Париже и прочих больших городах, где борьба за кусок хлеба отнимает три четверти вашего времени и половину энергии”.

Именно тогда у Гогена возникла идея уехать куда-нибудь в теплые страны… он полагал, что там почти не надо будет зарабатывать на хлеб” (http://www.peremeny.ru/blog/11656).

Там можно впасть в отчуждение вообще ото всего. А оно похоже на бесчувствие…

22 марта 2018 г.

 

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)