Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Дюшан. Фонтан.

Художественный смысл.

Благое для всех сверхбудущее.

 

Позор Андрею Кончаловскому

 

"Ай, Моська! знать она сильна,

Что лает на Слона!"

Крылов

Не поосторожничал Кончаловский (статья от 8 декабря 2014):

"Пару лет назад накануне вручения премии Тернера по результатам опроса среди пятисот самых влиятельных фигур в мире британского искусства произведением, оказавшим наибольшее влияние на искусство XX века, признан писсуар. Писсуар из белого фарфора стал шоком для неподготовленной публики, когда в 1917 году на выставке в Нью-Йорке экстравагантный французский художник Марсель Дюшан водрузил его на пьедестал, обозвал "Фонтаном" и написал у него на боку один из своих псевдонимов – R. Mutt, что в переводе означает "дурак". И, главное, он, не моргнув глазом, заявил, что это - искусство.

Сантехнический "Фонтан" с автографом Дюшана был признан самым значительным произведением современного искусства, набрав 64% голосов, оставив далеко позади картину Пикассо "Авиньонские девушки" - первый опыт в кубизме, некогда слывший величайшим шедевром современного искусства.

О чем это говорит – это что, развитие или упадок? Европейское искусство кончилось или открывает новые горизонты?

Отмечу, что подобное предрекал в 1918 году немецкий философ и теоретик культуры Освальд Шпенглер в своей работе "Закат Европы": "Всякое искусство смертно, не только отдельные творения, но и сами искусства. Настанет день, когда перестанут существовать последний портрет Рембрандта и последний такт моцартовской музыки - хотя раскрашенный холст и нотный лист, возможно, и останутся, так как исчезнет последний глаз и последнее ухо, которым был доступен язык их форм..." В этом смысле европейское искусство еще пока воспринимается, но оно больше не воссоздается” (https://www.bbc.com/russian/blogs/2014/12/141208_blog_konchalovsky_art_market_article).

Всё-таки 500 "самых влиятельных фигур в мире британского искусства” это не шутка.

.

Я идеалист. И я придумал объяснение того, почему на Гомера не подействовало то, что описал Шпенглер. Было тёмное время в Западной Европе – Средневековье. Пришли варвары, почти всё разрушили. И Гомер там перестал существовать. А потом опять стал существовать. Византия сохранила. Но она не Западная Европа.

Объяснение сохранности я придумал такое.

Есть в Гомере ЧТО-ТО, словами невыразимое, что впечатляет спецов так, что они имя автора передают спецам в веках.

То есть 500 спецов Кончаловский проигнорировал зря.

.

Чуять ЧТО-ТО – это художественный вкус. Кончаловского подвела уверенность, что художественный вкус – это про него. Он и в семье соответствующей вырос…

У меня же с детства воспитывали плохой вкус – мне нравилось в изобразительном искусстве “как живое”. Но мой ум уловил различие, как в школе преподавали физику и математику (хорошо) и как (плохо) литературу. А я умел рисовать лучше всех. И такую же плохость, как в литературоведении, я заметил в искусствоведении. И поклялся вырасти, самооборазоваться и узнать, - с точностью, как-то приближающейся к знаниям о физике, -почему Леонардо – гений. – Поэтому я хоть и добился своего, но относительно своего вкуса уверенности, как Кончаловский, не обрёл.

И как я теперь поступаю перед произведением, на которое мне, скажем, и смотреть-то противно?

Я выискиваю сведения о духе времени создания произведения, разузнаю, что выглядело тогда для современников странностью, а художник, тем не менее, на это пошёл.

Такую смелость я себе объясняю трансом, отключением сознания и некоторого контроля над своим поведением касательно будущего произведения. Для удобства я это называю вмешательством подсознательного идеала.

А про такие идеалы я себе в руководство взял теорию Шмита о в веках циклической взаимопревращаемости одних и тех же и в одной и той же последовательности типов идеалов. Типов очень мало. Грубо 6. И мне остаётся только перебором найти, какому типу соответствует мой случай.

Если всё удаётся, у меня язык не повернётся хаять произведение, каким бы противным на вид мне оно сначала ни показалось.

Идеал – понятие очень не бытовое. Как и транс. Поэтому я внутренне готов на странности, до парадокса не похожие на привычное что-то.

И ещё про меня надо знать, что я различаю два типа изъяснения у художника: образом и катарсисом. Катарсис – это когда от столкновения двух осознаваемых противочувствий (которые от “текстовых” противоречий) рождает подсознательный катарсис, третье переживание. Совершенно нецитируемый художественный смысл в отличие от как бы цитируемого при образности.

Я с Дюшаном раньше разбирался (см. тут). Там получилось, что Дюшан избрал катарсис для выражения своего подсознательного идеала. И я перепишу оттуда резюме:

"Наличие привычно-бездушной живописи в музеях (1) сталкивается в музее же с отчаянностью своего тут появления готовой вещи (2), и рождается третье, нецитируемое: ярость против привычно-пустой живописи (3)”.

Привычно-пустая живопись появилась из-за конкурентной спешки художников заработать. То есть идеал Дюшана – антикаптиталистический и совершенно недостижимый, раз его отчаяние относительно положения дел настолько остро. То есть достижение этого идеала мыслимо только в каком-то сверхбудущем, наподобие того как это в христианстве. То есть это идеал коллективистского типа. На Синусоиде почти-Шмита это точка на верхнем инерционном вылете с Синусоиды.

Неожиданность готовой вещи в музее в ХХ веке столь же велика, как для язычников был вездесущий и единый Бог с абстрактным Царствием Божьим на небе 2000 лет назад.

Разница только, что религия – осознаваема, а то, что в глубине души Дюшана – неосознаваемо. Его спросить – он рассмеялся б, наверно.

Другая аналогия – чувство рубежа 2000 лет назад и в 1917 году.

2000 лет назад думали, что Второе Пришествие Мессии вот-вот наступит. То же думали в 1917-м про Мировую Революцию.

И потому можно спорить, что точка выбрана на вылете с Синусоиды в сверхбудущем, а не перед верхним перегибом Синусоиды, где идеал типа трагического героизма (как “Вот-вот и взойдёт” Высоцкого), где идеал не сверхисторический, а наивно-оптимистический (и оттого-де ТАКАЯ яростная странность).

Ну да, можно спорить.

Но нельзя пользоваться приёмом пресупозиции, как это сделал Кончаловский.

"Пресуппозиция - это утверждение, суть которого выдается за безусловную истину, и уже на ней строится дальнейшее рассуждение” (https://minskblog.livejournal.com/60677.html).

Помните, что он выдал? – "…не моргнув глазом, заявил [Дюшан], что это – искусство”.

Таки искусство, г-н Кончаловский! Причём высшего разряда, если высшим считать проявление подсознательного идеала. 64% из 500 (320) спецов правы, а вы – нет.

Причём они, уверен, не признают понятия подсознательный идеал. Но они, уверен, знакомы с сигналами своего художественного вкуса: вот ЧТО-ТО, словами невыразимое.

Но устыдится ли Кончаловский, если ему кто-то передаст о моём отзыве? – Думаю, нет. Ибо он художник, а не спец в искусствоведении.

Зачем же я так назвал статью?

Для кликабельности.

Можно ещё подумать, зачем Бибиси его статью у себя поместило?

- Для молчаливой насмешки, что эти русские безнадёжно отсталые, даже самые прозападные.

28 ноября 2021 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/pozor-andreiu-konchalovskomu-61a3d951c5e6f736250aecc5?&

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@yandex.ru)