С. Воложин.

Борелли. Беренс. Живописные изделия.

Прикладной смысл.

Умом как-то (помимо непосредственного чувства) понимаешь, что они почти ничто на небосклоне звёзд живописи.

 

Огромное счастье уюта. Гвидо Борелли. Говард Беренс.

Я не люблю абсолютную свободу. Теряюсь. Куда плыть?

Вот открываю для себя такую картину…

Даже целую серию таких - http://www.liveinternet.ru/users/yana48/post332746802/ Все без названия, без даты создания… Имя художника – Гвидо Борелли – ничего мне говорит… - Ну что осмысленное я могу сказать моему читателю, привыкшему к принципиальному отсутствию у меня болтологии, к открыванию скрытого?..

Тут, именно в этой картине, есть даже нечто непонятное мне. Я сомневаюсь, что серые пятна на солнечном, сквозь арку, освещении мостовой есть тень от каких-то деревьев, что, может, за забором справа нам невидимы. Я не уверен, что мусор посреди мостовой – это опавшие лепестки цветов, что кругом тут (чего они именно на середине мостовой и как бы туда сметены с обоих тротуаров и краёв мостовой?).

Но это не та непонятность, из-за которой стоит заводиться писать о художнике.

Про него там написано: "Картины художника находятся в корпоративных и частных коллекциях во всем мире". Написано с грамматической ошибкой… Можно ли верить написавшему? А если поверить, то запись смущает: музеи картины этого Борелли, значит, не покупают. То есть это, может, то же, что рифмоплётство в стихосложении? Есть ритм и рифма и больше ничего…

Вот я могу заритмизировать и зарифмовать любую мысль. Например, вышенаписанное:

 

Могу я всё заритмизировать,

Могу я всё зарифмовать,

Но как мне не паразитировать

На ритме с рифмой? И опять

Не объяснять и так понятное

Лишь потому, что неприятно мне

Хотя б неделю не писать.

Ну мещанство воспевает Борелли. Ну и что? Этого достаточно, чтоб не покупать его музеям? Малые голландцы, вон, тоже мещанство воспели, а в каком почёте.

Что они открыли?

"Новаторские достижения "малых голландцев" составляют светский реализм, обращение к отображению в картинах реального окружающего мира и человека без подведения под определенный идеал, сложение развитой и очень дифференцированной системы жанров, разработка системы тональной живописи" (Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия).

Насчёт неподведения под определённый идеал – это извиняюсь. Мещанским идеалом как раз и вдохновлялись. И можно понять: на границах война шла. И мещанский был трудно достижим.

Ну да. А Борелли, если родился в 1952-м, как раз подгадал к расцвету общества потребления. И таких, как у малых голландцев, трудностей у него не было.

Но если истории не знать? Какая разница зрителю, когда было нарисовано? Зрителю нравится ухоженность – на, пожалуйста…

Да и тональную живопись не малые голландцы открыли, а венецианцы, за век до того.

Не похвалить ли Борелли за смелость: наоборот – пёстро нарисовал, что, вроде, и не принято…

Ему, наверно, по-своему трудно было проникновенно "прокричать", как он рад просто жизни: на Западе много-премного зажиточных. – Вот и взял пестроту, чтоб докричаться.

Что "просто жизнь" он воспел, ясно из того, что не палаццо какие-то он рисует, а просто хорошо отреставрированные старые-престарые, - многовековые, наверно, - постройки.

Другая улица явно того же городка… Улица-лестница. С другой стороны солнце… И – такая же ослепительность яркого дня.

Впрочем, и без акцента на старость домов, и даже при наличии далей – остаётся сильнейшее переживание уюта.

Не только уюта, но и – счастья от него. – Из-за ослепительности.

Даже ночью – ослепительность. Лунного сияния.

Даже в пасмурный день – та же ослепительность освещённого, и даже почти такие же, резкие, тени.

Борелли даже каменистую горную пустыню может сделать излучающей счастье.

Одно слово – Италия. И всё этим сказано.

Или всё-таки надо было убедительно суметь и показать тоже?

Его, оказывается, поносят раскрасчиком фотографий. Вот-де его "Беллано".

А вот – фотография этого же места.

Вот и сами сравните, где больше счастья.

Я сам живу на берегу Средиземного моря. Тут вечно пар в воздухе. Редко, когда вдруг его сдует прохладным ветром. И тогда всё становится, как новым (из-за кристально чистого воздуха). Я это ценю. Не из-за того, что уходит духота. К ней я уже привык. А из-за совершенно другого настроения, которое тебя охватывает от ясности.

Да и не фотографии тут раскраска (здание другое, стенка набережной другая).

Просто в Италии полно патентовано красивых мест, и Борелли не стесняется их рисовать. Мало того, он не стесняется их приукрашивать. Согласитесь, что белая палка на переднем плане в фотографии некрасива, согласитесь, что белые столбы на горе тоже портят вид, что побелённая стенка набережной на фото менее привлекательна, чем некрашеная, поросшая мхом и с вертикальным озеленением там и сям. Согласитесь, что действительная пристройка справа к зданию его не красит, что кусок цветущего дерева справа создаёт впечатление случайности кадрировки, что пестрота окраски зданий безвкусна (этот кричаще жёлтый, да и красный, то ли дело жёлтый в картине пустыни). Можно спорить лучше ли реальные печные трубы, чем нарисованные Борели, но говорить, что они у Борелли результат раскраски фотографии, есть злобствование фотографа, которого конкурент-живописец обошёл в известности.

Чего я так защищаю прикладное искусство Борелли?

Я просто воздаю ему должное.

Мне неаполитанские песни тоже очень нравятся, хоть они есть тоже всего лишь прикладное (усиливать переживание счастья любви) искусство.

А Борели усиливает счастье уюта, уединения на природе (почему у него и нет людей на картинах).

Да, у него нечего толковать, всё очевидно. – Ну сорвался я. Не утерпел. Ахнул, какая красота, когда увидел. И захотелось как бы сказать спасибо.

Нет. Я за то, чтоб в отдельных музеях держали произведения искусства, сделанные сознательно, от произведений, созданных посредством подсознания. Но, поскольку этого ещё нет, то почему б не покупать музеям Борелли?

5 октября 2014 г.

А вот ещё подобный художник – Говард Беренс.

Тоже без названия. То же Средиземноморье. Единственно (и он только в этой картине такое себе позволил) – какие-то необъяснимые чёрные штрихи на небе, на крайней левой горе… – Оказывается, он не пользуется кисточками – только ножом. И оказывается… он калека. Был бы прикован к кровати, если б не воля. Понятно, как он счастлив.

Но какое нам дело до кухни его творчества, в которую входит и его инвалидность! Такое счастье брызжет с десятков его картин – чуть дыхание не сбивается.

На его примере умом как-то (помимо непосредственного чувства) понимаешь, что он почти ничто на небосклоне звёзд живописи. Те – глубоко содержательны. Сразу и не поймёшь. Учиться нужно. Вот почитайте, что у меня написано о фовистах тут. И вы поймёте. А меня не заставите повторяться. Только одно могу сказать в пику тем, кто называет Говарда Беренса постимпрессионистом. Те бежали от цивилизации, а этот – наоборот.

23 ноября 2014г.

Натания. Израиль.

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)