Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Анненский. Среди миров…

Художественный смысл.

Добра нет на свете. Что Антидобра (Зла) тоже как-то “не надо”. – Невыразимого хочется: над Добром и Злом. Которое есть ли? И не потому ли – неразрешимость и такая нуда?

 

Получится ли?

Взять предложенное стихотворение:

 

Среди миров, в мерцании светил

Одной Звезды я повторяю имя...

Не потому, чтоб я Ее любил,

А потому, что я томлюсь с другими.

И если мне сомненье тяжело,

Я у Нее одной молю ответа,

Не потому, что от Нее светло,

А потому, что с Ней не надо света.

1901

И найти, каким идеалом оно рождено?

Открываю то, что я когда-то сообразил (см. тут) про Анненского (это его стихотворение), и читаю резюме: “Анненский грустит, что оно [его существование] не высшего порядка (при неверии в высший)”.

И смотрю: что в предложенном стихотворении соответствует этому резюме.

Слова с большой буквы говорят, конечно, что речь идёт не об обыденности. А вот о какой необыденности: высшего порядка, символистской, или низшего – ницшеанской?

(О ницшеанстве я заговорил потому, что Анненский там получался ницшеанцем. Если символизму в параллель можно поставить Бога, то ницшеанству – Демона. И там, и там – величие, не обыденность.)

Итак, что ж тут за необыденность?

Теперь используем для ответа мысли, что есть там об Анненском.

“…разочарованным в возвышенном идеале”.

Стихотворение грустное. Почему? – Ну хотя бы из-за такого лингвистического подбора: "любил” (в прошедшем времени), “томлюсь”, “сомненье тяжело” (оба – о настоящем), “не надо света” (о будущем).

Это последнее говорит об отказе от такого высокого, какою была любовь? То, что о настоящем говорит о серости без высокого, какою была любовь? – Ну, если да и то, и то, так ударяйся в демонизм и всё. Чего медлить? – А того, что до этого ещё не дожил. Ещё не понял, что оно – высшее в своём роде. Понятно только, что Добра нет на свете. Что Антидобра (Зла) тоже как-то "не надо”. – Невыразимого хочется: над Добром и Злом. Которое есть ли? И не потому ли – неразрешимость и такая нуда? Или наоборот: потому и такая нуда Здесь, что хочется Туда?..

Я дал пример грубого, если хотите, проникновения в художественный смысл стихотворения. А мыслим и другой способ – намёком.

В том сайте - http://www.litmir.me/br/?b=150705 – на который я был направлен читать стихотворение и наслаждаться им без анализа и синтеза, Вайль занимается намёками на то же, о чём грубо сказал я: "не переводится”, “до конца не понять”, “так и не знаю, кто”, “готовился к внезапной кончине” (все ницшеанцы как-то любят смерть: она прекратит здешнюю нуду), "какой-то несуществующий”, “смерти… часто и безбоязненно” и т.д. И всё – без цитат из стихотворения, из-за которого пишет. Даже когда принимается цитировать – цитирует другие стихотворения.

Тонко. И не усечёшь, что это – про ницшеанство. Вайль, уверен, и сам про это ницшеанство не думал. Подсознание за сознание всё делало.

Надо ли хулить грубый способ и восхвалять тонкий или наоборот? – Не знаю. Мне нравится грубый.

19 января 2015 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/275.html#275

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)