Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Ващенко Ю. Картины.

Художественный смысл.

Ницшеанство.

 

Статья, в которой я хотел вообще молчать, но не вышло

Художник Юрий Ващенко. Кадры из программы “Искусственный отбор” на канале “Культура” 25 января 2022.

"Я помню, что я шёл по улице, падал снег. И было так прекрасно, как редко бывает. То есть когда вот мы слышим, как падает снег. Мы становимся частью всего этого. И я в этот момент подумал: "Господи! Это же… Ну я ж художник. Я должен это нарисовать". Мне стало страшно. До такой степени не хотелось этого делать. Я пришёл домой, сел и стал рисовать консервную банку с какой-то порванной этикеткой и с грязным донышком. И всё время вспоминал этот снег и думал: "Но ведь там же было прекрасно, а это же объект, который я сейчас отнесу на помойку. Как же это может быть?!" Мне кажется, что это не то, что может быть, это должно быть”.

В смысле – есть. И надо быть трезвым. Нет преобладания Добра над Злом на Этом свете. И надо бежать из этого мира в какое-то иномирие. Метафизическое.

"Там появилась впервые такая тишина и пустота, которой до тех пор не было”.

Я хотел было по видеопоиску найти, как эта вещь называется и когда сделана. Шиш. Ничего похожего среди предъявленных похожих.

Всюду есть пространство, обычность. А у Ващенко нет. Для чего по сезанновски нижний овал левой чашки более плоский, чем верхний. А у правой чашки он вообще почти прямая линия. Для того же – для разрушения пространства – верх овала нижней тарелки, справа, пересекая яблоко, не попадает на своё место слева. Ващенко так же плохо на Этом свете, как Сезанну сто лет до него, и они оба бегут в метафизическое иномирие, даже не осознавая, куда бегут. Неверные слова "тишина и пустота” потому художником применяются: он художник кисти и карандаша, а не слова. – Художника можно слушать, но только совсем не надо верить.

"Меня очень интересует этот вопрос: здесь и там. Вот эта маленькая граница советского интерьера. Тогда красили, помните, стены… Верх был побелка, клеевая краска, а где-то на уровне глаз было масло, об которое можно было тереться, прислоняться, делать что угодно. Оно лоснилось, лупилось. Так между ними была замечательная такая тоненькая в сантиметр полосочка такая как… Прямо фиолетовая. Эта фиолетовая полоска между побелкой и масляной стеной для меня всегда существовала как полоска моря. И вдруг я у Сефа читаю: "Алло! Это море?" Поэтому мальчик сидит с раковиной с комнате, а полоска моря существует позади его”.

"По натуре своей я вполне, вот, просто клаустофилический человек. Я не путешествую. Одна и та же деревня, куда я езжу всю свою жизнь…”.

Он говорит, по сути, что он пробуддист, что его идеал – мало чувствовать.

"Для меня только тогда жизнь, когда я закрою за ней [дочкой] двери и погружусь в свои комплексы. Это счастливое время, когда я никому не должен. По-моему, это Бергсон сказал, что искусство начинается там, где кончаются заботы”.

Когда потребует поэта к священной жертве Аполлон.

Это для любого подсознательного идеала действует. А Ващенко думает, что он пробуддист и не знает, что у него есть ещё и подсознательный идеал, его сознанию не данный. В сознании у него пробуддизм в виде слышания, как падает снег. А в подсознании нечто более активное. И пустынные пейзажи – образ метафизического иномирия, а не малочувствия. Хоть оба мироотношения близки по своему экстремизму и внеморальности.

"В этот момент мне хочется рисовать. Мне хочется делать что-то, происходящее помимо моей воли. Я очень увлекался даже философией Дао. В ней есть понятие пустоты, тишины, сосредоточенности”.

Воля его – мало чувствовать, а то, что помимо неё – другое. Он в этот момент не знает, что есть более тонкое состояние. Которое есть ЧТО-ТО, словами невыразимое, а не выраженное некой философией, то есть словами.

Иллюстрируя философию Дао, он творит произведения прикладного искусства, а не неприкладного?

"Огромное небо и крошечная полоска жизни, которая обозначена как деревья”.

Так это ж горечь о преходящести жизни! А не малочувствие. Плохо устроен Этот свет, раз существует смерть. Это активное неприятие, а не пассивное, как у пробуддизма.

Но Ващенко продолжает словесно себя примирять с имеющимся положением вещей:

"Мы же живём – знаем, если смерти не будет, наша жизнь будет совершенно другая. Она формирует нашу жизнь. Так же и существует эта полоска [деревьев]. Пространство и время – они нас формируют”.

Ложь, ложь и ложь по отношению к долгу творить высшее, неприкладное искусство.

И вдруг – искра правды:

"Когда говоришь об этом, ловишь себя всё время на том, что всё-таки это звучит, как пошлость. Есть такое. Говорить об этом очень трудно. Именно в силу того, что я её не могу выразить словами, наверно, именно поэтому я пытаюсь что-то – как вы скажете – нарисовать. Только потому, что я не знаю, как это сказать”.

Молодец!

.

Я не думаю, что мне финал нравится, потому что и я так думаю: это называется выражение подсознательного идеала, не данного сознанию автора.

Молодец! Почти полтора века, как Ницше сказал:

"…всё материальное — это своего рода движение, служащее симптомом какого-то неизвестного процесса: всё сознательное и чувствуемое — это опять-таки симптом неизвестного” (Черновики и наброски 1882-1884 гг. // Ницше Ф. Полное собр. соч.: В 13 томах. Т. 10), -

а сознание Юрия Ващенко осталось девственным.

26 января 2022 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/statia-v-kotoroi-ia-hotel-voobsce-molchat-no-ne-vyshlo-61f11d84e92d9c635938e6c8?&

 

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)