Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Суриков. Утро стрелецкой казни.

Лентулов. Собор Василия Блаженного.

Художественный смысл.

Ницшеанство и пробуддизм.

 

Грызёт меня неопределённость около искусства

Грызёт меня неопределённость произведения искусства. Точнее, неопределённость не его самого, а моего состояния перед ним.

Передо мной во весь рост стал вопрос об отличии ницшеанства Тургенева, Сурикова, Левитана, Чехова, Чайковского и др. от ницшеанства в ХХ веке, когда оно стало применять, скажем так, всё более сильное искажение натуры изображаемого в стремлении дать более адекватный образ своему подсознательному идеалу бегства в метафизическое иномирие. Кандинской, вон, дошёл до беспредметности – дальше некуда.

Можно думать, что эстетическая чаша терпения переносить общую нехорошесть Этого мира на грани XIX и XXвеков лопнула. А до того как-то ещё держалось. Потому перечисленных творцов XIX века большинство даже и не считает ницшеанцами.

Суриков (исторический живописец по устоявшемуся мнению) очень сильно исказил как раз не непосредственно зримую натуру, а – например, в “Утре стрелецкой казни” (1881) – историческую правду. И восстание стрельцов именно в 1698 году не было опасным для жизни Петра I, и нечего было ему так яриться, и повод для восстания не был серьёзным, средненькое недовольство разбалованной привилегиями касты. А что нагромоздил Суриков? Стрельцы прямо какие-то подвижники веры и традиций, а Пётр – воплощённый Абсолют ярости на предателей.

Самое удручающее, что зритель должен иметь повышенное историческое образование, чтоб знать о натяжке Сурикова. Видя зримый результат искажения, никому ж и в голову не придёт, что Сурикова, как ницшеанца, манит столкновение Абсолютов, не меньше. Все ж думают, что живописуется просто русский менталитет, страстный едва ли не до крайности. Нашла коса на камень. А для контраста – наоборот – серенькое небо, лужи, грязь и тусклый даже неимоверно яркий в действительности Покровский собор на Рву, да и Кремль. Даже помысленное столкновение Старого и Нового (с больших букв) не наводит на озарение, что тут два Абсолюта вненациональных, а не две русские исторические тенденции: застой и рывок.

Обнаружив историческую натяжку, я теперь понимаю, почему "Импульсом для "Утра стрелецкой казни" послужило зрелище зажженных свеч на Ваганьковском кладбище” (https://www.liveinternet.ru/community/2332998/post76529793/ ). – Это ж момент святости, мол, дела стрельцов в качестве огромного перевирания истории. А что такое огромное игнорирование истории? – Это приобщение к вневременному Абсолюту, милому сердцу ницшеанца. Тут одно из доказательств, что идеал иномирия не был дан сознанию Сурикова.

За то, что тут живо написанным представился русский страстный менталитет, Сурикова не отлучили от звания исторический живописец. Хоть в 1888 году "в России Ницше уже читали” (http://ec-dejavu.ru/n/Nietzschismo.html). А Чехов со своим предвзрывом (предполагающим взрыв такой силы, что унесёт в иномирие) выражал это бегство в иномирие в каждой своей вещи уже чуть не второй десяток лет.

Впрочем, мне стало казаться (я внушил себе, что ли?), что ницшеанский предвзрыв чувствуется и от простого смотрения на картину. И можно даже и не знать, что Суриков историю переврал.

Суриков. Утро стрелецкой казни. 1881.

Народа ж тут – и сочувствующего стрельцам народа – ведь больше, чем солдат Преображенского полка.

С 1778 по 1881 годы шла не только работа Сурикова над картиной, но и в стране шла Первая террористическая война. Сурикову было откуда накачаться настроением предвзрыва. Но что-то его ещё держало в зрительном натуроподобии. Да и всех их…

Хотелось бы, чтоб кто-то объяснил, почему не Россия рванула вперёд с натуроискажением. Перевес традиционализма в русской цивилизации по сравнению с западной? Революционный центр из Западной Европы переместился в Россию, а эстетический нет?..

*

Потом Россия догнала с натуроискажением, а беспредметностью Кандинского, и лучизмом Ларионова и, может, супрематизмом Малевича даже и перегнала.

Но разбора достижений натуроискажения, по-моему, во всём мире нет, провал.

Вот историческое искажение у Сурикова в “Утре…”. Стрельцы восстали по низменным причинам: их лишили привилегий, стали мало платить, конкретно мало заплатили за взятие Азова – 1 рубль 20 алтын, не дали отпуска и перебросили воевать под Великие Луки.

Но взгляд-то самого крутого стрельца разве потому выражает предельную степень своей правоты?

Это ж святой фанатик какой-то. Соответственно, не зря на заднем плане храм Василия Блаженного. Это народный храм, не в Кремле он, куда входа народу нет. Так хвалу натуроискажению можно проследить на нём:

"Даже красочный храм Василия Блаженного выглядит бледным в этот трагический день.

Художник осознанно выбрал приглушённые тона для изображения сооружения" (https://olga-dubova.ru/drugoe/surikov-utro-streletskoj-kazni-opisanie-kartiny-analiz-sochinenie.html).

Сам Бог, мол, на стороне казнимых.

И искажение "приглушённые тона” – хвалят.

Почему я говорю про искажение? – Потому что даже в пасмурный день этот храм в действительности более пёстро выглядит, чем у Сурикова.

Фотографии полгода.

Пёстростью выражен менталитет русского народа. – Вот подборка цитат из русской классики со словом “пёстрый”:

"Крестьянки, в пестрых праздничных одеяниях, толпились позади своих супругов, отцов и братьев и составляли резервную их линию на случай осады столов; наконец, между ними волыночники и гудочники, налаживая свои инструменты, готовились по-своему торжествовать праздник и возбуждать общее веселие пирующих” (Лажечников И. И., Последний Новик. Том 1, 1833).

“Ноги беспрестанно путались и цеплялись в длинной траве, пресыщенной горячим солнцем; всюду рябило в глазах от резкого металлического сверкания молодых, красноватых листьев на деревцах; всюду пестрели голубые гроздья журавлиного гороху, золотые чашечки куриной слепоты, наполовину лиловые, наполовину желтые цветы Ивана-да-Марьи; кое-где, возле заброшенных дорожек, на которых следы колес обозначались полосами красной мелкой травки, возвышались кучки дров, потемневших от ветра и дождя, сложенные саженями; слабая тень падала от них косыми четвероугольниками, — другой тени не было нигде” (Тургенев И. С., Записки охотника, 1852).

“На выгоне расположилось множество бедных повозок и колымаг, представлявших, однако, во всей своей нищете довольно пестрое разнообразие национального гения и изобретательности” (Лесков Н. С., Несмертельный Голован, 1880).

“Солнышко играло на золотом галуне его кумачной рубашки; за пестрым кушаком, туго опоясывавшим его стан, заткнуты были черные рукавицы и коротенький кнутик” (Лажечников И. И., Последний Новик. Том 2, 1833).

“От нечего делать я ходил на охоту и присматривался к окружавшей меня пестрой картине” (Мамин-Сибиряк Д. Н., Золотая ночь, 1884).

Храм Василия Блаженного пестротой, в частности, как бы выражает дух самого русского народа. И Бог как бы траур на храм навёл, жалея стрельцов, представителей любимого Им народа.

Искажение художником натуры оправдано идейно.

А где когда вы читали или слыхали похвалы конкретным натуроикажениям в том же храме у Лентулова?

Лентулов. Собор Василия Блаженного. 1912. Холст, масло, коллаж.

Например, тому, что купол церкви Святой Троицы не жёлто-зелёный (витой), а жёлто-синий (тоже витой)… Или тому, что купол церкви Григория Армянского не цельно-решётчатый (из зелёных решёток), а вдруг с цельным фиолетовым куском. Или где похвала тому, что церковь Входа Господня в Иерусалим (с пупырчатым куполом) в действительности с очень видной башней под этим куполом у Лентулова башни лишена?

Вы читали где-нибудь, чтоб хоть какой-то элемент искажения в этой картине был бы похвален?

Вот похвала несуществующему:

"Но, несмотря на такой нестандартный вид картины, автор смог изобразить каждую деталь…” (https://muzei.club/vasilij-blazhennyj).

Ага, каждую. А где выше упомянутая башня под пупырчатым куполом?

"Левый угол вверху заполнен черными облаками, а ниже [наверно, не просто ниже, а и правее] присутствует тревожный красный цвет [я б не назвал его тревожным – он слишком не насыщенный; но в действительности есть таки красного кирпича основание под шатром главной церкви, Покрова Пресвятой Богородицы]. Прекрасный и яркий мир [религии] в предчувствии своего скорого разрушения [имеется в виду упадок религии после Октябрьской революции]. Только это разрушение никогда не коснется собора [лишь случайно не коснулось; легенда гласит, что реставратор Барановский, который был приглашен по вопросу о сносе в Кремль, встал перед собравшимися членами ЦК на колени, умоляя сохранить культовое строение, и это неожиданно подействовало] – он вечен. Именно изображение собора, как вечная и богатая архитектура, было целью автора” (Там же).

Как-то сомнительно, чтоб в 1912 году общий хаос изображения и красный цвет в одном месте, сомнительно тревожный, могли выражать неколебимость, хоть я сам считаю верным такое именование Лыскова событий того времени: “Великая русская революция, 1905-1922”. – Скорее, это так называемая модернизация автора высказывания, натягивание злободневной актуальности на произведение прошлого. – РПЦ-то воинствует теперь до степени неприличия. Вот подпевалы и пристроились.

Но я таки нашёл попытку конкретное искажение натуры похвалить и обосновать идеей. Правда, попытка позорная.

"Белые геометрические формы на переднем плане — это Васильевский спуск” (https://kraeved1147.ru/lentulov-popova-ekster-falk/ ).

То есть хвалят искажения за не потерю некой точности относительно действительности.

А не зря хвалят? Васильевский спуск находится на юго-восток от храма.

Смотрим на план самого храма.

То есть относительно примеченной выше церкви Григория Армянского (с решётчатым куполом) восток и Васильевский спуск приходится прямо на нас, зрителей. А на картине не совсем так – несколько налево, а не прямо.

Или это придирка?

Зато не придирка, что такая похвала корёжению натуры не идейная.

"Фон нижней половины картины — тревожно-красный. Это земной мир, он в предчувствии грядущей войны, революционных катаклизмов и тяжёлых времён. Только храма с его божественной красотой всё это не касается, он вне времени, его удел — вечность” (https://www.sochinyashka.ru/russkiy_jazik/opisanie-kartiny-lentulova-vasiliy-blajenniy.html ).

Если имеется в виду то, что справа внизу, так я тревожность этого красного признаю. Ну и признаю, что это – корёжение, ибо не может быть в реальности там ничего такого гладко-красного. Но всё остальное – пришей кобыле хвост. Ну какая ж божественная красота в этом чудовищном корёжении. Это просто присоединение одних слов к другим без на то основания.

Но в чём я признаюсь – в том, что я не ожидал такой конкретики. Я ожидал только общих слов, которые сомнительно доказательны.

8 января 2022 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/gryzet-menia-neopredelennost-okolo-iskusstva-61d9c2ad4dd8b807965af289?&

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)