С. Воложин

Измайлова. Храм.

Лед Зеппелин. Небесная лестница.

Образный смысл.

Плохо воевать на Украине и активничать в эру Потребления.

 

Ничто не ново под луною

Я (опять это “я” впереди всего!) подумал, что вот, наконец, мне совсем нечего сказать, когда я прочёл “Храм” (2022) Измайловой. То есть не то, что искомой и любимой мною недопонятности нет, а нет совсем никакого понимания, что тут к чему. Кроме общего места действия – церкви.

Ну в самом деле… В первом рассказе Саня, ставший довольно большим предпринимателем, успехом обязанный церкви, как ему кажется, посетил её, чтоб расплатиться, как он это понимает. Во втором рассказе вводится Полина, "наиглавнейшая зам” этого Сани с его 15-тью магазинами, и оба – служат (в высоком смысле слова) в храме удовлетворения Потребления. Третий рассказ про бомжа Вовку, спящего "на задворках церкви”, бывшего грузчика в этих магазинах, бывшего сожителя Полины и продавщиц, выгнанного с работы за трёп про себя и Полину, которая стала замом за моральность (расплакалась раз за тот трёп). И все продавщицы его теперь подкармливают. (А магазины были… "элитной просрочки”, продавалась заграничная просроченная еда. В прекрасной упаковке!) В четвёртом рассказе наевшийся Вовка пришёл к церкви спать. А та, я понял, заодно и склад этой просроченной еды. И Полина стыдит Вовку и хочет, чтоб его не было, а тот усыпает.

Вы спросите меня, читатель, какое ж могло у меня быть непонимание, что тут к чему. Всё очень взаимосвязано. И причинно-материально. И ехидством ко всему этому Потреблению-храму.

Так это у меня так в голове прояснилось после озарения, что пришло мне ночью, что тут применена бессвязность как художественный приём.

Измайлова умудрилась так запутать текст, что создалось это впечатление бессвязности. Только с этим открытием, перечитывая текст для вышеприведённого пересказа, я всё связал. Аж интересно, как она это сделала. Хоть уже второй раз прочёл – не ясно. Одно только бросилось в глаза: продавщицы как сексуальные партнёрши названы девчонками, а в остальных случаях – продавцами (в мужском роде). Не понятно, что это об одних и тех же. Ну и как-то темно написано, что церковь – склад:

"Он добрался до золочёных дверей, они внезапно растворились сами, и он опрокинулся в сверкающее нутро помещения. Утешительно-привычный гам царил там – туда-сюда носились продавцы [видите, в мужском роде], покупатели, грузчики, тасовались коробки, шуршали денежные купюры, а витринах горами высилась разная снедь; он заметил Полину, смеющуюся рядом со священником”.

Время кажется сжатым. Саня посетил церковь днём. Очень-очень жарким. Вовка проснулся на задворках церкви голодным тоже днём, но жара уже не упоминается: "Солнце светило равнодушно, как бы само по себе…”. Ну сколько времени дойти до магазина, где покормят? Мало. Но с помощью подушки, которую, накормив, подарили Вовке продавщицы, возвращение того к церкви оказывается естественным глубоким вечером: "Кусты, декорациями, в ночи словно ожили…”. А в результате всё – ералаш.

Не исключено, что я несколько тупой, но не хочется, плохо про себя думать. Это всё-таки и моя заслуга, что я наткнулся в интернете на большую глубину всех этих и других, не найденных, подтасовок Измайловой.

"-Мы же можем считать Stairway to Heaven художественным произведением? Это просто пример художественного текста, в котором очень непросто найти “объективный” смысл…

- Но и эта эмоция не безыдейна, ведь он какими-то конкретными образами её вызвал. А про якобы разрозненные ассоциации как художественную особенность текста я говорил про авторские, не про свои, подразумевая <…> подчёркнутую мнимую бессвязность как художественный приём” (https://vk.com/wall-170884969_2153).

Тут стоит привести хотя бы текст этой песни.

Небесная лестница (перевод Владимира Бойко)

 

Эта леди твердит:

Злато всё, что блестит,

И она купит лестницу в небо.

Стоит слово сказать —

И свое можно взять

В час, когда не достать даже хлеба.

.

Знак висит, где стена,

Но не верит она,

Ведь бывает у слов по два смысла.

Возле речки в кустах

Запоет певчий птах,

Но опасны порой наши мысли.

О, как это странно.

.

Я смотрю на закат,

И на сердце тоска,

И рыдает душа, рвясь на волю.

Наяву, как во сне,

Кольца дыма в листве,

Голоса и глаза с давней болью.

О, как это странно.

В самом деле странно.

.

Кто-то шепчет: вот-вот

Песню мир позовет,

И трубач приведет всех нас в чувство.

Снова солнце взойдет

Для тех, кто так ждет,

Снова смехом леса отзовутся.

.

Твой палисад пронизан дрожью,

Но не тревожься,

С весной встречая деву мая.

Перед тобою две дороги,

Но будут сроки,

Чтоб успеть еще сменить свой путь.

Это очень странно.

.

Но не спасут шальные мысли,

Не знаешь если:

Трубач зовет тебя в дорогу

Послушай, леди, ветра песню,

Ведь, как известно,

На ветерке лестница лежит.

.

И на извилистом пути

В тенях нам душу не спасти.

Там леди светлая идет,

Она покажет нам вот-вот

Свой золотой небесный свод,

И если слух не подведет,

Тебя мелодия найдет,

Чтоб мир единство вновь обрел:

Уж лучше рок, чем просто ролл.

.

А она купит лестницу в небо.

Дата записи песни декабрь 1970 — март 1971

И… Глубина Измайловой оборачивается простым повторением и приёма, и его смысла.

А смысл – всё тот же, ницшеанское бегство из Этого СКУЧНОГО своей бессмысленностью для индивидуалистов мира в метафизическое иномирие. Как началось повально с конца 19 века, когда революции в Западной Европе кончились, а капитализм стал всё менее и менее страшным, но зато пошлым, так и длится нескончаемыми “измами” искусства по сей день (и будет длиться, пока крайний индивидуализм не станет редкостью [при коммунизме?]). Лед Зеппелин в 70-х, наверно, исходили тоской от пошлости расцветшей эры Потребления. А Измайлова в 2022-м чем маялась? Неужели войной на Украине?

Есть ещё один пикантный вопрос.

"Роберт Плант так говорил об “автоматическом” характере сочинения текста песни:

Мы c Пейджем сидели перед камином в Хедли-Грейндж. Пейдж придумал аккорды и наигрывал их мне. У меня под рукой лежали бумага и карандаш, и я отчего-то был в очень плохом настроении. Затем внезапно моя рука начала записывать слова: “Живёт одна дама, которая уверена, что золото — всё, что блестит, и она покупает лестницу в небо”. Я продолжал сидеть, уставившись на эти слова, а затем буквально подскочил на месте от изумления.

Как утверждал Дэвис, Плант “часто замечал, что может почувствовать, как его пером двигает какая-то высшая сила”” (Википедия).

Явное “внетекстовое” свидетельство, того, что ницшеанский идеал был подсознательным.

Так из-за широкой популярности этой песни можно ли подозревать Измайлову в простом перепеве пребывания "в очень плохом настроении”? Осознаваемом…

15 февраля 2023 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://newlit.ru/~hudozhestvenniy_smysl/7206.html

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@yandex.ru)