С. Воложин

Zoya Art. Галкина. Произведения.

Прикладной смысл.

Зашифровать абы что.

 

Ура! Я не один

М.В. Бирюкова мне компания:

"Современное произведение искусства как и предшествующее, классическое произведение искусства, есть символ, отсылающий в свою очередь к более превосходящему его, к тому сверхчувственному, которое и делает его подлинным произведением искусства”.

И тут я жалею, что обязался не применять понятие сверхсознание, которое по Симонову обозначает то, что я называю подсознательным идеалом автора. Обязался, чтоб не исправлять в тысячах и тысячах мест своего сайта слова “подсознательный идеал” на “сверхсознательный идеал”.

Последнее словосочетание лучше подходит к "сверхчувственному”.

Ну а вместо слова "символ” я что применяю? – По-разному: то странность для времени создания произведения, то недопонятность, то крайняя неожиданность, в том числе и текстовое противоречие.

И всё построение Бирюковой нужно отличать от такой сентенции о тоже современном искусстве:

"…нечто, что способно генерировать сложные смыслы, не высказывая их напрямую” (Напреенко, Новоженова).

Написано это по такому сложному поводу.

Есть так называемое стрит-арт, уличное искусство, его считают современным искусством. Оно, как по мне, нечто изобразительным качеством похуже передвижничества, плакавшего о несчастном русском народе. Критическое искусство. Часть его – феминистское. Плач женщин о женщинах по разному поводу. Против патриархальности общества они, в общем и чаще всего. Авторов называют художниками. В Питере есть одна такая Зоя Болдырева – Zoya Art. Вот пример её творчества.

Zoya Art. Зоя — городская нимфа.

Сама она проговаривается: "…я просто иду по улице, и мне приходит идея, и я решаю её воплотить” (https://vk.com/@punkguerrillas-piterskaya-ulichnaya-hudozhnica-zoa-art). То есть замысел сознания. Никакого подсознательного идеала, ничего, восходящего к "сверхчувственному”. Это понятно и по репродукции при всей непонятности, чего плачет персонаж и против чего протестует с помощью мегафона. В патриархальном обществе есть много обид у женщин. У феминисток – утрированных обид.

И нашлась одна, давшая ей изопощёчину за примитивность её души.

Александра Галкина. “Х**к”. 2013.

Вот об этом и речь во второй цитате.

Ну да, кто не видел исходной репродукции с обиженной, не поймёт, в чём дело. Кто не знает о таком феминистском движении рисующих на стенах домов, тот не поймёт.

Но это ж не та недопонятность, которая сигналит о наличии подсознательного идеала. Всякая ж недопонятность пропадает при вхождении в курс духа времени в Питере касательно современного искусства, так называемого.

Как можно такое уважать? Называть это способностью "генерировать сложные смыслы, не высказывая их напрямую”

Эта Александра Галкина наловчилась придумывать всё-всё-всё охаивать намёком. Именно всё. Скажем, наркотики – это плохо. Да? Борьба с их оборотом – это хорошо. Так? Но. Если это делает российское государство, то это плохо, ибо ничего не может быть хорошего от российского государства.

"…подброс наркотиков — уже давно повседневная практика в полиции. Этим занимаются и патрули, и участковые, и опера. Ситуации бывают разные, но чаще всего подбрасывают тем, на кого уже есть показания агентов, что они торгуют. В половине случаев — ради “палок” [“палка” – это черточка (также как и “галка”) в ведомости за месяц, ментовское нач-во отмечает кто как работал. Там графы есть: “Раскрытие”.... Раскрыл преступление – палка, составил протокол – палка, изъял ствол – палка и т.д. - https://police-russia.com/printthread.php?t=14897&pp=40&page=2], а во второй половине — ради денег. Но такой публике часто и подбрасывать не надо: барыга, познакомившись с опером или участковым, сам им понемногу заносит, и его не трогают.

Собственно, в 90 процентах случаев подброс очень простой: граждане сообщают, что в подъезде лежат обдолбанные, туда выезжает патруль и, как правило, обнаруживает на кармане у наркоманов небольшую дозу. Если там совсем мало — добавляют муку, сахарную пудру или любой другой белый порошок. В крайнем случае — героин из ранее изъятого.

Потом подозреваемых обыскивают с понятыми — это, как правило, те самые граждане, что вызвали полицию. Когда при обыске находят наркотики, даже не надо ничего придумывать: нарики просто попались. Если задержанный, придя в себя, готов договариваться, то понятым просто сообщают, что найденных наркотиков не хватило для возбуждения уголовного дела, негодяев же якобы привлекли к административной ответственности.

При этом найти наркотики для подброса у полицейских не проблема — часто при задержании барыга успевает сбросить порошок и уходит от ответственности. Бывает и по-другому — на заведомо железных доказательствах достаточно изъять необходимый для тяжелой статьи минимум, а остальное отсыпать себе. Но товар в наличии, и когда нужно — его пускают в дело. Хранится такое добро в тайниках, которые размещают в местах общего доступа в отделе полиции. Был случай в Волгограде — за навесным потолком в отделе обнаружили 50 килограммов чистого героина. Найти хозяина этого добра не могут уже три года.

Редко, но бывает, что наркотики подбрасывают заведомо “чистому” барыге. Есть оперативная информация, что человек торгует, на него люди указывают, и не один раз, а задержать с поличным не получается. Тогда приходится включать мозги — но есть ряд условий. Во-первых, доза должна быть “железная” — не меньше полкило, чтобы можно было сказать: “столько не подкидывают”. Во-вторых, барыга — человек опытный, поэтому надо все соблюсти, чтобы защита не докопалась” (https://lenta.ru/articles/2019/06/13/drugs/).

Это я, читатель, вник в дух времени, которым пользуется деятель критического искусства. Теперь не нужно прибегать творцу ни к какому "сверхчувственному”. Достаточно иметь просто вёрткий ум. Например, “зачеркнуть” вывеску “Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков” способом фроттажа. Это как дети срисовывают монету, положив её под лист бумаги, а по бумаге штрихуют мягким карандашом.

Галкина. Фроттаж. 2013.

А для обычного зрителя – загадка (признак подсознательного идеала?). Ни он знает, что такое фроттаж. Ни он в курсе методов полиции засаживания в тюрьму за наркотики. А если чуешь что-то такое, можно важно принять, что "генерировать сложные смыслы, не высказывая их напрямую” – это отсылка к "сверхчувственному”.

Галкина показала, что можно придумать нарочно многозначную штуку.

Галкина. 1 маркёр. 2007.

Можете вы, читатель, без подсказки догадаться, что тут просто исписывание фломастера рядом проведенными чёрточками до полного высыхания фломастера? Я не смог. Загадка? Загадка. Даже если догадаетесь, то совершенно невозможно решить, какой процесс изображён: естественный или искусственный (дурная воля Галкиной исписать фломастер до конца). Или какой из естественных, имеющих конец. Что может быть насмешкой над привычкой людей тянуться в искусстве к "сверхчувственному”. Что не превращает эту насмешку происходящей из подсознательного идеала безыдеалья (постмодернизма-пофигизма).

.

В изобразительном искусстве есть, собственно, два искусства: вымысла и изовыражения. У этих деятелей так называемого современного искусства то и дело обоих искусств нет в наличии, только первое. Экстраординарного (то есть степени искусства) можно и достичь. Экстраординарно и прикладное искусство (что рождено от замысла сознания), и неприкладное (рождённое подсознательным идеалом). Но категории неприкладного современное искусство чаще не достигает.

5 октября 2022 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://dzen.ru/a/Yz1tLGhTBk55lZj9

 

 

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@yandex.ru)