С. Воложин

Жиляев. Вежливые гости из будущего

Наследие будущего

Иллюстративный смысл

Насмешки.

 

И вот этого автора приняли в Третьяковскую галерею

Пишу нагло. Заголовок написал до ознакомления с произведениями Жиляева. – Как смею? – По аналогии с Дмитрием Венковым, имя которого стоит перед именем Арсения Жиляева в перечислении новопринятых в Третьяковскую галерею. Того я уже разоблачил, как не имеющего подсознательного идеала, то есть – не художника. – Но я клянусь, что изменю заглавие, если окажется при рассмотрении, что Жиляев подсознательный идеал имеет.

Первое подтверждение, что он не художник, это первый файл, открывшийся при запросе в поисковике его имени: его словесное объяснение себя (почему-то на английском языке). – Настоящий художник молчит о своих произведениях, то есть о глубочайшем в своей душе. Как в той песне: “Сердце, верное любви, молчать обязано”.

Но обратимся к конкретике.

Жиляев. М.И.Р.: Вежливые гости из будущего. 2014.

С переводом надписи “RUSSIAN COSMIC FEDERANION" ясная всем современникам, даже и не знающим о именовании “вежливые люди” у войск Сил Специальных Операций Российской Федерации, без опознавательных знаков ставших на перекрёстках в Крыму в 2014 году при смене его государственной принадлежности, - ясная всем насмешка над ненасытной Россией, проснувшейся после краха СССР, занимавшего 1/6 часть суши, вспомнившей о своём расширении столетиями, и принявшаяся из своей теперь 1/8 части суши опять расширяться – вон, Крым аннексировала-де. Чёрный фон экспонирования добавляет внушения “фэ” России. – Издевательство над русской гигантоманией.

О каком подсознательном идеале автора можно заикаться?!?

Изонасмешкой можно назвать и “Наследие будущего” (2015) на тему о мыслителе Николае Фёдорове. Тот, если ультракратко, как бы предугадывая существование генов, описал как бы материализованное пришествие Царства Божия на небе. А воскрешённым мёртвым места на Земле не хватит, значит, надо освоить космос. “Ах, ты материализовал! – Получай!” Осмеянию подвергся, думаю, первый в России бюст Фёдорова в городе Боровске 2009 года создания.

Здесь старец смотрит вверх (всё-таки космизмом называют его учение, а космос где? – вверху). – Ну, так опустить его космос и сделать мыслителя смотрящим вниз.

Жиляев. Наследие будущего. 2015.

Иная, чем Земля, планета опущена на пол, соответственно вниз смотрит приподнятый на пьедестал Фёдоров.

На поверхности не лежит ядовитый смысл этого произведения. Но зарождён он явно не в подсознании, а вполне себе из осознаваемой и популярной уже второе десятилетие антипатии к России на Западе.

Обратите внимание, выбран Фёдоров, которого мало кто знает. Это обеспечивает непонятность изображённого, гораздо большую, чем в вещи “Вежливые гости из будущего”.

Дело в том, что все, имеющие какое-то отношение к искусству, как бы молча чувствуют то, за осознание чего я многие годы безуспешно борюсь – что художественность есть наличие следов подсознательного идеала автора, которые есть недопонятность, неожиданность, странность.

Но невозможно, захотев заиметь подсознательный идеал, его заиметь. Как и много чего другого невозможно.

"Могу ли я, захотев иметь мысль, этим хотением ее получить в следующий момент? Или – взволноваться, захотев взволноваться? Вдохновиться, захотев вдохновиться? Есть масса событий в мире, которые нельзя получить таким образом” (Мамрдашвили).

Что делать нехудожнику, если он хочет выглядеть художником? (Он так о себе не думает, конечно.) Он, например, нагромождает что-то. Сознательно. Чтоб нам было не понять.

Вот так тут.

Жиляев. Возвращение. 2017.

Имеется в виду, что это творчество с точки зрения робота (по имени Пастернак, сделанного людьми в среднем будущем), - с точки зрения этого робота, дожившего до далёкого будущего, когда искусственный интеллект вытеснил с планеты естественный, нас, и вот тоскует этот Пастернак по естественному интеллекту, по античности, когда люди-скульпторы творили фигуры людей в мраморе. И вот – сотворил-де Пастернак в мраморе, приблизительно, что помнил из своего, Пастернака, прошлого-родословной: МКС…

Так это я внятно описал, то, что намутил Жиляев:

"-Ваша первая за пять лет персональная выставка “Возвращение” на “Винзаводе” (до 4 февраля) состоит из белоснежных скульптур спутников и стены с эволюционными алгоритмами [?]. О чем это?

- Каждый зритель задумывается о своем. Кто-то говорит, что выставка оспаривает устоявшиеся каноны истории культуры, ведь она представляет позицию робота Роберта Пастернака, придуманного мною персонажа. Кто-то размышляет об излишней искусственности работ, кто-то — о потере ауратичности [от слова “аура”], потому что, по сути, выставка состоит из копий — двухмерных изображений на стене или космических объектов в зале. Я же хотел сделать нейтральное выставочное пространство, где можно играть в будущее, разгадывать его возможные загадки. Мне хотелось создать открытый к участию зрителя мир” (http://www.theartnewspaper.ru/posts/5308/).

Учёный мир! Искусствоведы! Ну когда вы примете, пардон, моё определение художественности? Обоснованное (см. тут).

Тогда никто б и не посмел вот так, как Жиляев, придуриваться.

17 июля 2020 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/i-vot-etogo-avtora-priniali-v-tretiakovskuiu-galereiu-5f116b9c60706c4841e15dbc

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)