С. Воложин.

Зардарян. Картины.

Прикладной смысл.

Патриотизм.

 

А как повёл себя художник Зардарян?

У меня стойкая привычка подходить к произведениям искусства с психолого-социологической стороны. В Венской школе искусствоведения это называли духом времени.

А в живописи, в каждом произведении, есть неискоренимое качество – выражать экстраординарностью ещё и радость жизни. Ещё и! Как довесок к тому, какое вообще-то знаемое переживание усиливало произведение, если это было произведением прикладного искусства… И как довесок к тому, какое ЧТО-ТО, словами невыразимое, выражено, если это было произведением искусства неприкладного (о незнаемом, данном лишь в виде подсознательного идеала).

И вот у меня появилась глобальная идея, что в СССР из-за пресса идеологического тоталитаризма художники были склонны прятаться в выражение этой внеисторической радости жизни. Уходить в прикладное искусство вроде как нехорошо: утилитаризм, иллюстрация – второсортность, в общем. А радость жизни можно и как бы подсознательно выражать.

Я, читатель, ощущаю натяжку с этим подсознанием. Оно ж и не признано, и не дано ж сознанию по определению – как о нём можно писать, как о данном и избираемом… Но. Так мне легче выразить свою дальнейшую мысль.

Мне интересно проверить, убежал ли в радость жизни Зардарян.

Зардарян. Персик в цвету. 1945.

Зардарян. Я айгин (настройщнк духовых инструментов).

На его имя я наткнулся у Н.Н. Александрова.

Был такой рисковый теоретик. Он, в отличие от многих искусствоведов, не боялся вляпаться. Берёт, например, недоказанную угадку Гумилёва о пассионарности, охватывающей страны из-за чего-то, случающегося в биосфере планеты. Может, солнечная активность там первоисточник. И привешивает, что в искусстве пассионарность эта выражается ослепительностью, конкретно – контрастностью.

Мне сомнительна эта гипотеза. Для меня пассионарны все типы подсознательных идеалов. Даже мещанский. Я помню, когда я дочитывал “Доктор Живаго” (а именно таким идеалом был вдохновлён Пастернак, когда этот роман писал), я как по облаками ходил. Этот роман – предвестие литературы хрущёвской оттепели. Именно её Александров наделяет такой пассионарностью. А вот эту картину –

её выражением способом контрастности.

Если Александров не видел эту картину в подлиннике (он тольяттинец) в Третьяковской галерее, то ориентировался он не по такой репродукции, которую контрастной никак не назовёшь:

В заграничном интернете (Зардарян был награждён серебряной медалью на всемирной выставке в Брюсселе в 1958 году) есть и ещё менее контрастные репродукции.

Парить весной земля в Армении, похоже, тоже может.

Правда, я нигде в интернете не нашёл фото, где небо зелёного оттенка.

Сам Александров поместил такую репродукцию (пришлось увеличивать).

Достаточно контрастная и декоративная. То есть, - Александров помыслил, наверно, - не пресловутый соцреализм на Запад послали, послав Зардаряна и Сарьяна. И, казалось бы, Александров не ошибся:

"…картина принадлежит середине второй архаики, которую мы знаем как “оттепель” (1953-1964)” (http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001c/1743-alx.pdf).

Тем более, что декоративизм в то же время был у Зардаряна не случайным.

Зардарян. Севан. 1953.

Зардарян. Стремление. 1960.

Тем ещё более, что, когда оттепель кончилась, он изменил тональность повторения “Весны” на что-то угрожающее.

Зардарян. Весна. 1967.

Как факт (обнаруживаю):

"В советское время его творчество не всегда понимали. Искусство Ованеса Зардаряна часто шло вразрез со стандартами соцреализма. Вероятно поэтому при жизни персональных выставок в Армении у художника не было. Очень много картин, которых никто не видел. “Бой Давида Сасунского с Мсра Меликом”

Зардарян. Бой Давида Сасунского с Мсра Меликом. 1939.

- это одна из первых работ мастера. Она была создана в студенческом послевоенном [ошибка: предвоенном] Ленинграде” (https://www.youtube.com/watch?v=1fQ2f8Ykkwo).

А что такое декоративность? – Это некое искажение натуроподобия. – И отчего такое? – От какого-то драматизма или трагизма жизни.

Армяне ушиблены фактом геноцида в 1915 году. Семья Зардаряна бежала в Россию из Карса от геноцида. Когда я был в Армении, мне кажется, я почуял затаённую боль оттого, что Арарат, вот, он виден, а это Турция. Это как страстная вера иудеев-ортодоксов, что при жизни их поколения будет восстановлен храм. В их домах даже оставляют кусок недостроенности, чтоб достроить после восстановления храма.

И вот отсюда – декоративная суровость даже вида на Севан. Например, я могу думать, что человек, смотрит не просто на мыс другого берега Севана,

а мысленно – дальше на запад, где, он знает, лежит его родина, Карс, когдатошняя столица Армянского царства.

А в 1939-м году (с этим Давидом Сасунским), если и нет ещё визуального контраста, то эмоциональный – налицо. И тысячу лет назад приходилось Армении драться за независимость. Может, художник думал, что вот-вот начнётся (или уже началась) Вторая мировая война, и Турция нападёт на СССР, и наконец будет освобождён от турок Карс, уже бывавший в составе Российской империи.

И тогда не прав Александров с ослепительностью.

А за то, что я прав с художественностью как следами подсознательного идеала (любого и, значит, не привязанного к вспышками солнечной активности), говорит даже Платон:

"…ещё со времён античности – бросалось в глаза, что в художественном произведении как целом и в искусстве вообще многое выходит за рамки преднамеренности, в отдельных случаях за границы замысла. Объяснение этих непреднамеренных моментов пытались найти в художнике, в психических процессах, сопровождающих творчество, в участии подсознания при возникновении произведения. Явственно свидетельствует об этом известное изречение Платона, вложенное им в "Федре" в уста Сократа: "Третий вид одержимости и неистовства - от Муз, он охватывает нежную и непорочную душу, пробуждает её, заставляет выражать вакхический восторг в песнопениях и других видах творчества и, украшая несчётное множество деяний предков, воспитывает потомков. Кто же без неистовства, посланного Музами, подходит к порогу творчества в уверенности, что он благодаря одному лишь искусству станет изрядным поэтом, тот ещё далёк от совершенства". "Искусства", т.е. сознательной преднамеренности, недостаточно; необходимо "неистовство", участие подсознательного; более того, одно оно и придаёт произведению совершенство” (Ян Мукаржовский. Исследования по эстетике и теории искусства. М., 1994. С 199-200).

Тогда не прав Александров и с принадлежность “Весны” 1956 года к хрущёвской оттепели.

Нет, если Зардарян её писал сколько-то с натуры, то ХХ съезд КПСС, где разоблачили культ личности Сталина, был в феврале и в принципе можно было успеть вдохновиться и картину весной и написать. Но она – в заграничных репродукциях – неотличима (за исключением зелёного неба) от произведений пресловутого соцреализма. В ней и неистовства не чувствуется. Ей и премию в Брюсселе в 58-м, наверно, дали по политическим соображениям.

Но вообще Зардарян не исключительно отсиживался в аполитичном и вневременном выражении радости жизни.

10 января 2021 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/a-kak-povel-sebia-hudojnik-zardarian-5ffb6ba9d1a90641cabb702d

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)