Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Ванян. Влюблённое дерево.

Художественный смысл.

Несгибаемость: несмотря ни на что – люблю.

 

Немедленно!

Мне предложено для разбора произведение.

Влюбленное древо.

Ветви дерева моего дотронулись до тебя, думая, что ласкают. А ты заплакала. Я не хотел причинить тебе боль. Мое прикосновение ветвисто. На ощупь узнаю, кто рядом. Ветер ли, вода ли, воздух ли, трава ли. Как же иначе узнать? Прости. Я не хотел причинить тебе боль. Кто ты? Кто ты? Кто ты? Мои ветви поранили тебя. Нежную мою, добрую мою! Где ты? Где ты? Где ты? Прикованный к земле! Ветвями обнимающий ветра, слепец! Прошу, прошу, прошу тебя! Влюбленная древесная душа, готовая склониться до земли, кричу, ветвями, листьями кричу - Вернись ко мне! Никто, никто не понимает язык шершавого, шуршащего слепца! Молчание вокруг. Молчание сдавило до земли. Ни ветра, ни воды, ни воздуха, ни трав. Склоненная древесная душа. Безумие влюбленного слепца. Безветрие, застывшее в листве. Бессмертие окаменелых скал…

Ветви дерева моего дотронулись до тебя, думая, что ласкают, а ты заплакала. Прости меня родная, любимая моя!

Солнышко ты мое на ветвях! Птаха певчая ты моя на ветвях! Ты росинка моя нежная на ветвях! Дуновенье ты мое легкое на ветвях!

Прикосновение мое шершаво. Я дерево, пойми, и ты пойми меня! Корявое, раскидистое древо, шуршащее листвой! Ветвями говорю, ветвями слышу и люблю! Люблю тебя!

Ну не врубаюсь.

Не дерево – “я”. Потому что “Ветви дерева моего”. Что тогда “я”? Душа? Которая помещена в дерево? Хорошо. Но тогда почему ТАКОМУ телу придана активность (“дотронулись”)? Или ладно. Если ветви от ветра качаются, то пусть от чувства они активны. Хорошо. Но до такой степени активность, чтоб от прикосновения иной заплакал?!. Или ладно. Пусть ТАКОЙ порыв, что оцарапало корой. Тогда другая трудность: почему среднего рода (дерево)? Нельзя было мужского? Тополь, скажем? Как у Гейне кедр для пальмы? Или это было б простым романтизмом? Индивидуалистским. В котором “она” есть производное от героя, хоть и антитеза ему… А надо – как у Лермонтова: полное равенство (и сосна и пальма – женского рода). Ладно. Но у Лермонтова символистский (улётный в коллективизм) реализм, а не простой (индивидуалистский) романтизм. Из-за реализма у него естественнейшая и простейшая грамматика (На севере диком стоит одиноко…). Никакой головоломки. А тут… Тут только та же, что у Лермонтова несгибаемость: несмотря ни на что – люблю… Сбудется в сверхбудущем…

Или тем самым я как раз и врубился? – Некая, хоть и анти-, но пролермонтов?

18 июня 2017 г.

Натания. Израиль.

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)