Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Тушнова. Не отрекаются любя…

Почти художественный смысл.

Усилить переживание любви.

 

От души – Тушнова

Стихи стали песней.

 

Не отрекаются любя.

Ведь жизнь кончается не завтра.

Я перестану ждать тебя,

а ты придешь совсем внезапно.

А ты придешь, когда темно,

когда в стекло ударит вьюга,

когда припомнишь, как давно

не согревали мы друг друга.

И так захочешь теплоты,

не полюбившейся когда-то,

что переждать не сможешь ты

трех человек у автомата.

И будет, как назло, ползти

трамвай, метро, не знаю что там.

И вьюга заметет пути

на дальних подступах к воротам…

А в доме будет грусть и тишь,

хрип счетчика и шорох книжки,

когда ты в двери постучишь,

взбежав наверх без передышки.

За это можно все отдать,

и до того я в это верю,

что трудно мне тебя не ждать,

весь день не отходя от двери.

1944

А та стала лауреатом Всесоюзного телевизионного фестиваля “Песня-77”. Значит – прикладное искусство, второсортное, ибо усиливает, в общем-то, знаемое переживание верности любви во время войны. В 77 году только авторские песни сплошь создавались вдохновением, то есть подсознательным идеалом, т.е. с ЧЕМ-ТО, словами невыразимым (потому что идеал не дан сознанию). И если были о войне, то потому, что там было нечто, имеющее отношение к подсознательному идеалу. А тот был у левых шестидесятников (Высоцкий) – за настоящий социализм, а у правых шестидесятников (Галич) – за возвращение к капитализму. И оба были такими удивительными, что только в подсознаниях авторов и восприемников существовать и могли. Тоталитаризм бы их к ногтю, если б осознавалось. Галича, впрочем, и выслали, когда он от художественности (то есть скрытости художественного смысла) стал отказываться в пользу нескрытости (публицистики, т.е. неискусства).

А верность женщины любви в войну, причём аж к разлюбившему мужчине, да, тоже редкость. Можно даже сказать – удивительность. А это "весь день не отходя от двери”… Может такое быть?!?

Это фраза только, на самом деле Она сидит за книгой под лампой (раз счётчик хрипит). Но фраза написана! Это образ исключительной исключительности. Ни фига себе! Какова же тогда сила любви!?. – Вообразить страшно. – Чем не тоже ЧТО-ТО, словами почти невыразимое, раз такую нереальность пришлось руке поэтессы написать. Такую странность. Что не иначе как подсознание вмешалось. Только не то, что идеал, а то, что обеспечивает убедительность того, что принялись эмоционально усиливать: путём согласования указания всех деталей на одно.

(Минков лишил песню странности {противоречия ожидания у двери и чтения под лампой}. Усиления он достиг просто истошным от страсти голосом Аллы Пугачёвой {" И так захочешь теплоты” и "За это можно всё отдать”} – слушать тут. Превратил песню в шлягер. Бывают, мол, повышенно страстные женщины. Что соответствовало эстраде того времени и разнузданному имиджу Аллы Пугачёвой.)

Я то, что вне скобок, зачем написал?

Чтоб стегнуть себя, экстремиста, за дискриминацию прикладного искусства. У того тоже есть своего масштаба ЧТО-ТО, словами невыразимое (удивительная по неотвязности любовь).

29 июля 2021 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/ot-dushi--tushnova-610316f95fdf8305ff12e216

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)