С. Воложин.

Тугаринов. Памятник Суворову на перевале Сен-Готард.

Прикладной смысл.

Вера – не то, что б предполагало руководство художника Незнанием (так обострённо можно назвать подсознательный идеал).

 

Туго иным с Тугариновым.

Гнилой интеллигент – так я кляну себя за принципиальность, когда начинаю толковать то, что толкованию не подлежит – прикладное искусство. Особенно – произведения, призванные усиливать чувство патриотизма. Принципиальность требует от меня обязательно обозначить, что прикладное искусство – как бы второсортное по моим меркам. Так как в нём не встретишь ЧЕГО-ТО, словами невыразимого, что является (для меня) следом того, что творческое вдохновение имело в последней глубине источником подсознательный идеал.

Но разбор тугариновского памятника Суворову на перевале Сен-Готард (1999), кажется, не заставит меня терзаться.

Дело в том, что памятник здорово оплёван.

"Сам памятник, исполненный скульптором Тугариновым, вызвал у официальной делегации из Москвы неудовольствие, но кто же будет портить себе поездку в Швейцарию за казенный счет из-за такого пустяка, как трактовка образа Суворова? А образ и создает интригу: полководец изображен не суперменом, а юродивым. Скульпторы обычно направляют взгляд героя на завоеванную, вернее, на освобожденную землю, и рука, как правило, поднята в угрожающем или указующем на врага жесте. Здесь все не так. На полуживой кляче примостилась курицей сумасшедшая старуха, в которой трудно узнать привычный молодецкий образ народного любимца-генералиссимуса. Глаза устремлены в небо, а рука вознесена в крестном знамении. Альпийский крестьянин-проводник с сожалением и сочувствием смотрит на уставшую, изможденную лошадь. Вольно или невольно скульптор создал метафору двух мироощущений: русская мессианская идея, оседлав народ, гонит его Бог знает куда, а швейцарский пастух, не глядя в небо, пытается найти надежную тропинку среди скал и пропастей” (Михаил Шишкин. Вильгельм Телль как зеркало русских революций. 2017).

Что кляча полуживая, пусть останется на совести Шишкина. На самом деле рёбра её покрыты плащом Суворова и нам не видны, а голову она опустила потому, что голодная (войска голодали), а проводник её обманывает, что в пальцах он держит что-то съедобное, а сам спустился ниже её и манит её тоже спускаться, потому что ей страшно.

Да и как сожаление и сочувствие в лице проводника увидел Шишкин?

Проводник просто разговаривает с лошадью. Чтоб она не боялась, шла за ним, говорит. Конечно, это "не глядя в небо”. Но и не "пытается найти надежную тропинку”. Он проводник. Он тут всё знает. Не раз ходил. Просто Шишкина несёт идея противопоставления рациональности Европы и иррациональности России.

Но, что верно, это что тут дано таки мироощущение русского. Что Русь – святая. Что её и её воинство Бог хранит.

Суворов крестится, потому что армия теперь спасена.

В реальности тот поход был славен не только победами-наступлениями, в частности на перевал Сен-Готард, на котором и стоит памятник, но и переходом-отступлением, который вывел армию из окружения через другой перевал. Вот это второе и изобразил Тугаринов.

Суворов же сам прошёл путь через перевал, перед тем, как вести через него армию (ну такую легенду себе сочинил Тугаринов). И вот Суворов на перевале. Пройти можно! Бог русских любит!

Для того Суворов и показан таким тонкошеим и хилым. Ибо победа русских не в силе, а в правде. И юродивый потому и почитаем был на Руси, что один за всех выступал с правдой на устах. Не боялся. И потому показать любимого всеми Суворова юродивым – для русских не насмешка. Просто Шишкин, живя в Швейцарии с 1995 года, наверно, немного перестал чувствовать русскость.

А "сумасшедшая старуха” и курица – это полемическое преувеличение Михаила Шишкина, исповедующего идеал мещанства, Личной Пользы (я это и в разборе произведений его вывел неоднократно).

Впрочем, непонимания памятника полно помимо Шишкина:

"И пусть сидит наш великий фельдмаршал на своей кляче, с просветленным лицом юродивого глядя на швейцарские горы, чтобы все видели – русское не только в непомерной физической силе, но и в мужестве, смекалке и находчивасти”.

“Щуплый фельдмаршал с просветленным лицом юродивого, сидя на кляче, смотрит на солнышко”.

“Видение московского скульптора Д. Тугаринова резко разошлось с традиционным представлением о Суворове как о величайшем военном гении, Марсе войны. Тугаринов изобразил очень усталого старика, совершающего последний подвиг во славу Родины. Такое видение Суворова, наверное, куда ближе к жизни”.

“Скульптор изобразил Суворова немощным стариком, сидящим на лошади. Маленькое лицо, обтянутое кожей – как посмертная маска. Многие критиковали и скульптора, и памятник. Но надо помнить, что швейцарский нейтралитет не позволяет возвеличивать военных, тем более, иностранных полководцев. Возможно, поэтому Суворов Тугаринова – обыкновенный человек, борющийся с немощью, болезнями, с усталостью”.

“В фельдмаршале нет ничего героического. Памятник стоит не на постаменте, а прямо на голой скале. Суворов больше похож на рыцаря печального образа…”.

Грешен, такое неоднократное непопадание в истину шепнуло мне, а не значит ли это, что художественный смыл памятника скрыт. И, – чего ни помыслишь? – скрыт и от сознания самого автора. То есть, создано это под вдохновением от подсознательного идеала.

А потом я узнал, что Тугаринов верующий. Этот факт убивает мелькнувшую было мысль. И стало ясно, что просто те, кто не понимают, или сами неверующие, или плохо у них с воображением.

А вера – не то, что б предполагало руководство художника Незнанием (так обострённо можно назвать подсознательный идеал). Наоборот, верующий, выражающий какой-то аспект своей веры, благодаря ей способен её усиливать произведением в зрителе. Даже в неверующем зрителе. Например, во мне. Умеющем, надеюсь, вжиться в автора.

 

Памятник установили 19 июня 1999 года, а когда он начал создаваться?

"…когда руководство страны [Югославии] (особенно военное руководство) в конце 1990 года обратилось к Москве с просьбой помочь, Москва ответила категорическим отказом. Ответ последовал от Михаила Горбачева и от нашего Министерства обороны… Россия занимала очень прозападную позицию” (https://histrf.ru/biblioteka/b/sssr-i-iughoslaviia-istoriia-potieriannoi-druzhby).

Да и сам СССР дышал на ладан.

Тугаринов, наверно, был против обоих развалов. А близилось 200-летие похода Суворова в близкие от Югославии края. Вот и не исключено, что он с горя и изобразил обратное – спасение Суворовым своей армии Божьей волей. По крайней мере, на ёрнической выставке “Антисоветская выставка, посвященная 80-летию Великого Октября” 7 ноября 1997 года в малом размере подобие будущего памятника

уже существует. А в Международном художественном салоне “Снова вместе” в ЦДХ в 2018 году, где собраны работы художников со всего бывшего СССР эта скульптура

тоже есть.

12 декабря 2018 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://newlit.ru/~hudozhestvenniy_smysl/6253.html

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)