Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Слонов. “Welcom to Sochi!”

Лавренёв. Ветер.

Прикладной смысл и художественный.

Подобранная Слоновым противоречивость элементов не такая, чтоб сделать его произведения искусством 1-го сорта.

 

Слонов в посудной лавке.

Выставка красноярского карикатуриста Василия Слонова “Welcome to Sochi 2014”.

Давайте я притворюсь (а может, я им являюсь) дурачком.

Почему название выставки на английском? Ведь экспонировалась она в России? - Ну, скажем, это, как в литературе: автор находится в речевой сфере другого. Например, волонтёра на будущей олимпиаде. А у того всё - для гостя. И международный язык - английский. И вот - по Грибоедову - "Господствует еще смешенье языков: / Французского с нижегородским". Обходительность - западная, суть - русская, нелепая для иностранца, но не замечаемая самим валенком-волонтёром.

Поощряется самобытность. Вот и вставлен фрагмент балалайки, русского народного инструмента. Но… Вылезает и русская агрессивность - автомат Калашникова.

Правда, вряд ли она существует, русская военная агрессивность, у россиян эпохи реставрации капитализма.

С другой стороны… С точки зрения иностранца… - Страна-наследница СССР, сверхдержавы, рухнувшей… Обязательно ж должен быть комплекс неполноценности, от этого и стремление к реваншу. Та же недавняя оккупация (я нахожусь в сфере сознания иностранца, которому промыли мозги тамошние СМИ) части Грузии (Южной Осетии и Абхазии). - Этот автомат Калашникова подновит генетическую память ещё с времён Форрестола: "Русские идут!" Вон, Путин… Как только пришёл опять в президенты, так резко увеличил военный бюджет страны.

Российский волонтёр, он-де прост душой, он не может за любезным словесным гостеприимством (ну где уж россиянам тягаться в политкорректности!) и голубым фоном для балалайки совершенно спрятать свою и страны глубинную сущность, военную агрессивность. Вот и - чёрный фон для этих слов, вот и - этот вдруг автомат Калашникова. Он же, волонтёр, за Путина голосовал, и рад теперь, что тот взял курс на возврат страны к военному паритету не в ракетно-ядерной области (там паритет не терялся), а и в других областях, более применяемых в политике. В той же Сирии, например. Вон, постоянное базирование флота в Средиземном море, как при СССР, вернулось. И – нельзя катарцам, саудитам и Западу распорядиться по-своему в Сирии. Там вон уже Асад побеждает… Тиран своего народа.

Страшная страна… Страшные люди… Империя Зла… - И - олимпиада, эта замена военной агрессивности - спортивной… - Обман же!..

То же, только с заменой балалайки на очаровашку-Чебурашку. Вот только в 1980 году для олимпиады был сделан гениальный выбор, вышучивающий образ всехнего врага России-СССР – медведя. А теперь Слонов делает противоположную - и совсем не талантливую - услугу своей родине.

То же с заменой балалайки же на медведя, только совсем не добродушного, как в русском фольклоре, а в функции автомата Калашникова.

То же с заменой балалайки на лапоть. Но если балалайка не имела негативной ауры, то лапоть имеет - бедность. Она унизительна - из-за колоссального природного богатства страны: ископаемыми и талантами. Бедность, которую принято перед иностранцами прятать. Как потёмкинские деревни строить. Что есть миф, потёмкинские деревни, с лёгкой руки саксонского дипломата Гельбига распространившийся по всему свету и опозоривший Россию.

Слонову Гельбига не переплюнуть. Бедность в России не миф. Но в Сочи она будет-таки спрятана - ультрасовременными постройками.

Так чтоб иностранцы не обманулись - пожалуйста: плакат. То есть знайте, гости, Россия всё-таки страна отсталая. И материально и общественным устройством.

И ведь, правда!

Правда, и не рассчитанная на иностранцев. Расчёт – напомнить своим лишний раз как пагубен путинский режим. С тем же пробиванием для России олимпиады, в том числе. Всё - на имидж, а сердцевина плохая. Даёшь революцию! Оранжевую…

Будто не существует спокойной российской недостижительности в менталитете - как примера для человечества, как спастись от надвигающейся гибели человечества в экологической катастрофе от перепроизводства и перепотребления, от неограниченного прогресса. Будто неограниченный прогресс - панацея от всех бед, а Россия, соответственно, есть Империя Зла через свою недостижительность. Будто менталитета - нет.

Впрочем, и американцам слоновские плакаты могут быть утилитарно полезны. И вот почему.

" Estj, konechno, amerikantsi, kotorie dazhe turistami v Rossiju ezdili – I im ochenj ponravilasj russkaja ekzotika. Kogda ja im govorju, chto bolshinstvo russkih chernoi nenavistju nenavidit Ameriku, oni strashno udivljajutsja. Tut SMI nikak ne mogut donesti eto do chitatelei – malo kto etim interesuetsja… "

Это написал американец, выходец из СССР.

Так если предположить, что в Сочи до американской делегации будут донесены эти плакаты, люди поймут, к каким врагам они приехали соревноваться в спорте.

В общем, прикладная польза от этих плакатов, безусловно, есть: подогреть угасающие протестные настроения в оранжевых слоях общества, просветить общественное мнение рядовых американцев о не устранённой агрессивности России и вообще о том, что это по-прежнему Империя Зла, как говорил когда-то Рейган.

А кого просвещать не надо, так хоть укрепить это мнение. Шуткой. Ибо в каждой шутке ж есть доля правды. Нет? (Я знаю в США человека, который уверен, что раз Путин кагэбэшник, то это он заказал убийство Политковской.)

Это как в США* шутят насчёт Путина и "Путина прогони!" в панкмолебне:

И, не знаю, может, от общей ассоциации со злобностью Слонова, но мне и сравнительно безобидные опусы его кажутся обидными.

Оно, конечно, самовар таки русская национальная специфика. Но выглядит это, как слова: "корова на льду". Равнинная ж страна, в общем, - как бы говорит автор зрителям, - вот и не совались бы со свиным-то рылом в калашный ряд, где австрийцы и немцы.

Беда в том, что Россия - расколотая страна. И одни других способны очень больно задевать.

Но неужели это так трудно понять, что пятой за сто лет революции страна не выдержит и, как СССР недавно, развалится окончательно? И как ни ценен вам, либералы, человек, в пику ценности государства, что: всё-таки будете продолжать раскачивать лодку?

- Ну а как с эстетикой? Неожиданность есть?

- Конечно! Придумать оскорбить самое душевно-ценное… Ведь сколько стран конкурировали за право принять олимпиаду! Ведь какая честь – быть избранной как страна, достойная олимпиады! И спорт больших достижений стал же как бы заменителем отсутствующей национальной идеи. Укусить олимпиаду даёт же возможность укусить большинство (которое стабильно не за оранжевых). И потом… она ж ещё личное, можно сказать, достижение Путина (эта его неожиданная французская речь, помимо правительственного уровня гарантий олимпийскому комитету). То есть – это и лично Путину оскорбление… А он же оранжевым – самый враг. Надо ж было додуматься, ТАК оскорбить…

Один художник задумчиво возразил мне, когда я восхитился изгибом двух деревьев на его пейзаже леса: “Ценно то, что потребовало крепкого думания”.

То есть, понимай, он не наткнулся на такой изгиб, а его придумал. Ценно – небывалое.

Трудно ж было предположить, что существует ТАКОЙ злобный к российской действительности россиянин, как Слонов, что способен ТАКОЕ оскорбить. Ан вот – есть такой. Шокирует.

А искусство ж – не мораль. Шокирует – значит, эстетически ценно. И тут галерист Гельман прав.

Где прав, там прав.

Кто знает, что Гельман специализируется на оскорблении нравственности большинства, тот, причисляя себя к большинству, пусть и не ходит на выставки, им организуемые. И всё.

Я б и властям посоветовал, что-то подобное написать перед выставкой на невыставочной городской территории. Но не запрещать её. Плохо – запрещать. Ну плохо – запрещать.

И не должен сметь оскорблённый цивилизованный россиянин требовать закрытия выставки. Искусство – это всё-таки не жизнь. Оно – условность. Выдумка. Небывалое (такого глупого волонтёра пропустили-де на олимпиаду). Если тебя предупреждали, а ты проигнорировал, то и молчи в тряпочку, раз оказался оскорблённым.

Вот если б была общепринята идея делить искусство и помещения для него на два сорта: 1-го и 2-го… 1-го – для выражения подсознательного, 2-го – для всего остального, - тогда, может, властям и предупреждать большинство жителей об опасности быть оскорблённым выставками, организуемыми Гельманом, не требовалось бы, а просто объявить сорт (чего там больше – таков и сорт). Чего ходить на выставку искусства 2-го сорта?!. Большинство б и не пошло. И отменять выставку не надо было б, демонстрировать нецивилизованность власти.

Ведь подсознательное просто не выразишь. Только – ценностными противоречиями, причём не жизненными, а подобранными автором для выражения этого подсознательного (стихийно это происходит у художников).

Скажете, Слонов же и подобрал: 1) исполнительность волонтёра, которому велели что-то своё хвалить и 2) глупость волонтёра же, который пробалтывается и выносит сор из избы (по крайней мере, иностранец это считает сором, а волонтёру и невдомёк).

Так я возражу. Волонтёр-то не соврал в обоих случаях. Такова российская жизнь. Она жизненно противоречива (по причинам географическим, историческим, политическим, мало ли каким). А подсознательное-то требует для выражения - структурных, а не жизненных противоречий. Так что подобранная Слоновым противоречивость элементов не такая, чтоб сделать его произведения искусством 1-го сорта.

Как факт, если б оно было 1-го, оно б невольно нравилось и сторонникам Путина. А этого не было. Почему выставку и запретили. В запрете есть тоже некая эстетическая правда. Не только морально-политическая. Большинству б опусы Слонова просто не понравились бы, и большинство б ругало себя за потерянное время. Вот его, большинство, и оградили от такой потери.

Другой факт, противоположный. Я знаю “оранжевого” либерала, которому нравится Лавренёв, например, его “Ветер” (1924). Там главный герой – несграбный матрос Гулявин, впоследствии большевик. С классовой ненавистью, не меньшей, чем антиавторитарная ненависть Слонова и Гельмана. Гулявин, от притворства, что он трезвый (а он тайно от начальства пил), получил расстройство, состоявшее в том, что ему каждую ночь снилось, что лейтенант в виде таракана грозит его защекотать усами до смерти. В сущности, за это он лейтенанта убил, когда случилась февральская революция: “…и глубоко вошел под ребро лейтенанту финский матросский нож”. Со сластью он убил пристава: “…и сейчас же с шипением вошел штык в сукно серой шинели плотного пристава”. Ему гражданская война – мать родна. А мирная жизнь инвалида – каторга. Из-за этого он накричал на секретаршу, приступ ненависти, с пеной изо рта, с ним случился от другой сотрудницы, за то, что хотела ему понравиться. Сбежал на фронт, получил разведзадание, выполнил его и пошёл в тылу у белых на провал просто от вдруг вспыхнувшей ненависти к белым. Несграбный. Неуправляемый, потенциально, во всяком случае. Воплощение всех-всех-всех будущих перегибов советской власти на всех уровнях.

Но так вкусно подобраны и составлены слова, будто сам ветер расписался. Вот конец повести: “И прыгнул вниз на вытянутые жала штыков”. – Надо же!... “Жала”. Каждый, небось, бывал хоть раз укушенным осой – почувствует особенно живо… Метельный стиль, так называемый… Как отмщение в 1924-м году за НЭПовское отступление перед капитализмом. Сласть… ужаса революции…

Не вникая, что эти противоречия значат, и даже не замечая их, мой “оранжевый” либерал чувствует непреодолимое удовольствие. Мол, от стиля.

Даже процитированному тут (выше, латиницей) плакальщику о слепоте американских СМИ к американофобии россиян, - даже ему безумно нравится фильм “Сорок первый”. А ведь тот создан по повести тоже Лавренёва.

Вот, что такое искусство 1-го сорта.

8 июня 2013 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/148.html#148

* - Ошибка. Карикатура – бельгийская.

- Не важно. Достаточно сделать запрос поисковику, как вам выдаст целый список сайтов с такими карикатурами из США преимущественно.

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)