Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Шнуров. Путина, конечно, жалко…

Улыбался, сжав кулак…

Художественный смысл.

Идеал трагического героизма.

 

Кошмар.

Имея довольно мало объективных доказательств естественно нарываться на провалы.

Это я о приходе Шнурова в политику в “Партию Роста”, партию капиталистов. Либерально-консервативаной она себя позиционирует. То есть – поменьше государства в экономике. Пошёл туда Шнуров вопреки моему (неведомому для него) мнению, что подсознательным его идеалом является антикапитализм (см. тут и тут). То есть что? – Коммунизм, наверно, с его анархией (без центральной власти, или с федерацией федераций по Прудону, что как-то смыкается с либеральной жаждой “поменьше государства”).

И я не знал, как мне реагировать (а реагировать надо, если я честный и если у меня есть уверенность в теории художественности, по которой художественный смысл нецитируем). То есть, если, скажем, Шнуров издевается над Путиным с его политикой вмешательства государства в экономику в целях политики “социальное государство”, запрещает предпринимателям то и сё во имя блага нанимающихся на работу (например, за увольнение в предпенсионном возрасте штраф до 200 тыс.рублей или в размере зарплаты или иного дохода за период до 18 месяцев либо обязательными работам на срок до 360 часов {3.10.2018}). Издевается Шнуров в ответ на весной 2018 начавшиеся разговоры о пенсионной реформе ровно в то же время? Как “Окна РОСТа” Маяковского (слушать, например, тут):

   
 

Путина, конечно, жалко.

Столько лет одно и то же.

Нет, тобако или алко

Он позволить себе может,

Но немного. В кабинете

Только, чтоб никто не видел.

Выкурит по сигарете,

С кем-нибудь, кто служит в МИДе.

 

Это сложно, сложно,

Как у Путина стезя:

Вроде бы, ему все можно,

Вроде бы, ему все можно,

Вроде бы, ему все можно, но нельзя.

 

Или выпьет по-писят,

Но без русского размаха.

Камеры везде висят,

Палево повсюду, нах.й!

В личной жизни он степенен.

Ну, а как? Когда? И с кем?

Не гулять ему ж, как Ленин.

В женском, сука, парике.

 

Это сложно, сложно,

Как у Путина стезя:

Вроде бы, ему все можно,

Вроде бы, ему все можно,

Вроде бы, ему все можно, но нельзя.

 

Всё не так, как у людей.

Мимо рта и по усам.

Ну не в Кремль же ему бл.дей,

Вызывать, подумай сам.

Вот и ездит он по встречам.

То охота, то рыбалка.

То Шойгу зайдёт, то Сечин.

Путина, конечно, жалко.

 

Это сложно, сложно,

Как у Путина стезя:

Вроде бы, ему все можно,

Вроде бы, ему все можно,

Вроде бы, ему все можно,

но, по факту, ничего нельзя.

2018

Ну так и кажется, что это предпринимательская агитка всё-таки. Артистичная, через наоборот: сожалеет, что НЕЛЬЗЯ… то и то, и то… За вседозволенность, мол, Шнуров.

Путём умственной эквилибристики можно себе объяснить, что так прорвался идеал коммунистической анархии (которая без, повторяю, центральной власти). Но. Что-то заумно.

Так я б молчал, не наткнись я на нечто объективное:

""В 1999 году, когда мы сидели вместе с Владимиром Сорокиным (писателем. – Авт.) в кафе, я ему сказал: "Мне кажется, я спиваюсь". На что он мне ответил: "Сергей, вы не можете спиться, потому что больны совершенно другим наркотиком. Называется “искусство”. Спиться вам нереально!" И я с утроенной силой начал пить”. (Из интервью журналу “Телепрограмма”)” (https://www.anews.com/p/105042191-sergej-shnurov-ot-bydlorokera-do-millionera-kak-oglamurilsya-shnur/).

Шнуров духарится, да. Но Сорокин-то – нет! – А что такое Сорокин?

Самоцитата:

“Сами бессмысленные слова, мы видели, были поначалу средством очень даже эмоционального выражения, казалось бы, авторской ненависти к русскому бунту, бессмысленному и беспощадному, как о нем думал глуповатый пушкинский Петр Гринев, а теперь присоединяется, казалось бы, отнюдь не глупый сорокинский Гусев.

И терпение русское он, казалось бы, ненавидит. И патриотизм. И вообще все, что вот уж десятилетие (в 94-м же вышла вещь) не позволяет России вестернизироваться или хотя бы смириться с компрадорским и унификаторско-глобалистским подстиланием ее верхов под Запад.

Казалось бы. Но!

Такой вывод был бы верен, если б в “Норме” не было пустых страниц, не было бесконечных строк из букв “а”, не было сотен бессмысленных слов. Так, кстати, часто “Норму” (скрыв, что она гусевская) и публикуют в интернете.

Да вот они ЕСТЬ – те пустые страницы и прочая нечитабельность. – В чем дело? – А в том, что Сорокину (пожалуй, не Гусеву) потребовалось вызвать в читателе некую неприемлемость только что прочитанной им антисовковости.

(Нужно, конечно, читателю подвергнуть себя здоровенному истязанию – попробовать хотя бы почитать белиберду – чтоб убедиться в этом феномене отрицания отрицательного. Не все это могут. И – ошибаются насчет Сорокина, о Гусеве даже и не вспоминая.)

Нет. Конечно. Возвращения к совковости Сорокин не хочет. Совок это обыватель, когда-то воодушевившийся-таки навязанной ему высокой идеей коммунизма, а по мере ее обанкрочивания по привычке так с ней, обессмысленной, и оставшийся жить. Зато в будущем (относительно времени написания "Нормы"-1983) открывшаяся обывателям перспектива жить без навязанного высокого (то есть перспектива жить только низким) тоже не сахар, по Сорокину. То есть западным человеком <…> он не стал” (http://art-otkrytie.narod.ru/sorokin.htm).

И Шнуров не стал.

Поразительно, что он не чует, что теперь левый поворот России совершают не левые. А Путин. В том числе и не бросая страну о очень опасный момент консолидации против неё вековых врагов внешних (Запада) и внутренних (5-й колоны).

Ну, не чует, так не чует. Бог с ним. Зато он остаётся под влиянием своего подсознательного идеала коммунизма с того анархией. И потому с такой страстью ополчился теперь на согласие Путина: “Как вы, дорогие друзья, решите, как вы проголосуете 22 апреля, так и будет”.

   
 

Улыбался, сжав кулак,

Пока все кружились в танце.

Путин долго думал как

Так уйти, чтобы остаться.

 

“Можно не любить меня.

На все, право, божья милость,

Но чтоб такого поменять,

Чтоб ничто не изменилось?

 

Конституция! Точняк!

Впишем всякой лабуды!

Избиратель наш обмяк,

Но не вижу в том беды.

Пока мы очки считаем!

Ну какое дело вам?

Мы почти равны с Китаем,

По свободам и правам.

 

Пойду Сталину молиться,

*** чего изменишь махом.

Как веревочке ни виться,

Будешь избранным Монархом”.

2020

Получается с этим нецитируемым художественным смыслом, как в том анекдоте, когда муж застукал жену с любовником, а она ему и говорит: не верь своим глазам, верь моей верности тебе.

Шутки шутками, а идее художественности как наличию следов подсознательного идеала грозит неприятие её массами.

Ну, в самом деле, странность применения мата в высоком (неприкладном) искусстве при таком распространении мата в жизни неожиданностью, признаком следа подсознательного идеала не кажется. Как и необыкновенность аскезы Путина, применённая в ёрничании насчёт него на фоне издевательств над ним в фейсбуке тоже не выглядит неожиданностью.

Но что если всё-таки это – неожиданности. – Тогда Шнуров остаётся художником с коммунизмом в качестве сокровенного.

12 марта 2020 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/ruzhizn/solomon-volojin-koshmar-5e6ca58b12bb2521083a5c28

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)