Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Шахназаров И. Рок.

Художественный смысл.

Ницшеанство.

 

Как головой об стену.

Но жалок тот, кто всё предвидит…

Пушкин.

На днях обнаружил в своём компьютере статью, которую не опубликовал. Перечитал её. Посмотрел ещё раз фильм, о котором статья. И понял, почему не дал статье ход. – Я в ней опёрся для вывода на очень мало “текстовых” деталей: на необоснованность смены одежды персонажами и на необоснованность попадания легковушки в распоряжение одного из персонажей, ну, и ещё пара соображений вокруг легковушки не обоснованы. Всё. А вывод – длиннейшая цепь рассуждений. Да ещё и приводящая к результату, который новинка. И отчуждает от чтения хотя бы за одно то, что новинка никем не принята.

Ну так я второй раз решил, что я статьёй перемудрил, и второй раз не пустил её дальше.

А сегодня на утренней прогулке, вдруг, стрельнуло в голову, что в том кино и самый первый эпизод – немыслимый.

Ну не станет заводить серьёзный деловой разговор по телефону человек, решивший размять ноги и выйти из вагона дизель-электрохода, остановившегося на каком-то полустанке. А этот человек так поступил, увлёкся, не заметил, что поезд тронулся, и вот – остался. В дизель-электроходе проводников нет. Это единственно, что реалистично. А вот что человек, увидев тронувшийся поезд, за ним побежал, крича машинисту, это уже выдумка ради стиля комедии. Тогда этого стиля ради сделано и само отставание от поезда. Надо, чтоб музыкальный продюсер попал в глушь – пожалуйста: по нелепости. Смейтесь, зрители.

И так – из эпизода в эпизод. Всё – ненормально. – И я смеялся то и дело. Влипают парни и влипают в самые непредставимые случаи. А на самом деле эта комедийность есть сплошь ложные сюжетные ходы. И я два раза на них, в общем, купился.

На самом же деле в фильме огромная глубина. Как огромна глубина эпиграфа из Пушкина.

 

Он был любим... по крайней мере

Так думал он, и был счастлив.

Стократ блажен, кто предан вере,

Кто, хладный ум угомонив,

Покоится в сердечной неге,

Как пьяный путник на ночлеге,

Или, нежней, как мотылек,

В весенний впившийся цветок;

Но жалок тот, кто все предвидит,

Чья не кружится голова,

Кто все движенья, все слова

В их переводе ненавидит,

Чье сердце опыт остудил

И забываться запретил!

Ведь ложных ходом осмеивается тут не романтик Ленский, а реалист, образ автора. – С какой позиции? – С позиции такого демона прямо, каким был, например, Александр Раевский, друг-враг Пушкина. Так вот Пушкин против демона. Для того Пушкин лишь ложно даёт самоосмеивать автора автору, в голосе которого слышится голос демона.

Какая сложность, а?

Я же претендую на сложность ещё большую. Демона я оправдываю на фоне человекодемона, не возвышающегося в своей вседозволенности до улёта в метафизическое иномирие от скуки Этого, причинного, мира.

На место демона я ставлю режиссёра фильма и его воплощение, троицу рокеров (вседозволенности {абсурда в фильме и хаоса звуков в рок-музыке} достигающих в условности, в произведении искусства), а на место человекодемонов (со вседозволенностью в жизни) Венгра (убийцу людей) и Константина (убийцу унитазов). Венгр активный, Константин пассивный.

Пассивному почти ничего от жизни не надо, его философия – ничто. Она выражена во всенеприсутствии:

"Константин: Ты смотришь в одну точку перед собой и ничего вокруг себя не видишь. (Встаёт лицом назад на движущейся вперёд в составе поезда железнодорожной платформе и кричит) – Пошли вы все на хрен! – А? (показывает назад пальцем трём музыкантам) – Поезд едет со скоростью 60 километров в час. И мой крик там, уже 200 метров позади. Всё. А меня там нет. В этом смысл движения. Я могу делать всё, что хочу”.

Но реально его дела никого не затрагивают. Даже поджог склада унитазов. – Какой-то там хозяин где-то есть в абстракции. Всё равно, что нигде.

Венгра ради денег никакое преступление не останавливает. Свободен.

Тогда как надо всеми тяготеет рок

А рокеры – иначе свободны, они в иномрие улетели. Принципиально не достижимое, зато можно дать его образ.

В общем, я статью с этим вот предварением пускаю в дело.

 

Вот как вы отнесётесь к фильму, в котором не раз и не два применён принцип “рояль в кустах”? – Я говорю о фильме Ивана Шахназарова “Рок” (2017). Или если в нём нарочитая халатность? Например, два парня из троих попали к сектантам; те их насильно переодели в свои хитоны, а их одежду сожгли; парням удалось сбежать; и они таки некоторое время продолжают путь в этих робах, но потом вдруг оказываются в обычных рубашках. Как так? А от диалога:

"- Одежда запасная есть?

- Одежда есть. Пристегнись”.

А откуда могла взяться запасная одежда? Они, трое, отправились на один день в Москву выступить по радио, не взяв никакой запасной одежды. Что на них было, в том и собирались выступать. Стиль их музыки это позволял. Да и радио не телевидение. Одежда не важна.

Раз "Пристегнись” сказано, значит – если вы фильм не видели – вы понимаете, что они едут в легковушке. Откуда она у них? А она понадобилась третьему для спасения двух, попавших в беду. Он с её помощью – сбив киллера – спас товарищей от расстрела. – Но как машина оказалась в распоряжении третьего? А умалчивается. Как и то, каким образом этот бедный, судя по всему, парень умеет водить легковую? Как и то, с какой стати он, поссорившийся с этими двумя и решивший их бросить и вернуться домой, тем не менее, заимев как-то машину, не домой поехал, как и решил, а в противоположном направлении?

Абсурд на абсурде сидит и абсурдом погоняет.

Жанр приключений, вообще говоря, абсурда не предполагает.

Но его предполагает… идеал ницшеанства. И тут – причина того, как я назвал статью. Так акцентировано ницшеанство понимаю едва ли не я один. И сколько я так ни акцентирую, никто не подхватывает. Из искусствоведов. Другим профессиям этот акцент давно известен:

"Хотя современное искусство дает нам множество примеров неявного влияния философии абсурда, в работах Ницше она обнаруживается совершенно явно: нужно лишь суметь различить ее. Ницшеанский нигилизм — это тот самый корень, из которого выросло все дерево абсурда. И если Ницше представляет нам саму философию абсурда, то о непредвиденных им зловещих последствиях предупреждает нас его старший современник Достоевский: Ницше был слеп к свету Христовой правды, которая одна способна противостоять абсурдному мировоззрению” (Ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, кандидат экономических наук и директор Интернет-газеты “Протестант” Александр Сергеевич Зайченко http://www.gazetaprotestant.ru/2014/01/nicshe-i-otkrovenie-absurda/).

“Как мировоззренческая теория, абсурдизм является частью философии экзистенциализма, и через него, очевидно, имеет своими корнями воззрения датского философа XIX века Сёрена Кьеркегора. Как стройная философская концепция, абсурдизм получил своё развитие в программной работе Альбера Камю “Миф о Сизифе”, опиравшегося на идеи Шестова, Бердяева, Гуссерля, Достоевского, Ницше и Кьеркегора” (сайт “Академик” https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1166002).

Самое непостижимое для большинства людей – как можно иметь позитивное отношение к абсурду.

Вот посмотрите этот фильм, и, может, вам это станет понятно. Сожжённые в костре на поляне сектантами музыкальные инструменты как бы восстают из пепла (остались целыми при пожаре дома в Москве, где помещалось пригласившее их выступать радио). Парни эти музыкальные инструменты берут и сперва самозабвенно поют прямо на пепелище, а потом присваивают их и поют по дороге домой. Всё провалилось – и они счастливы. Полной неприкаянностью в Этом плохом, плохом, плохом мире.

Если Чехов, тоже ницшеанец, делал выскакивания в абсурд почти незаметными (например, кто из обычных зрителей “Чайки” замечал, что Треплев в первом действии совершенно немотивированно поправляет дяде галстук; для массы людей Чехов-писатель до сих пор гуманист), то Иван Шахназаров делает эти выскакивания в абсурд наглыми. Но его ницшеанцем всё равно никто не назвал.

Так Чехова можно хотя бы понять. Он был чахоточный, и каждый день ждал смерти. Религии спасения у него не было. А без позитивного Абсолюта человек жить не может. Что ж делать человеку, который считает Этот мир безнадёжно скучным, раз в нём есть смерть или хотя бы просто причинность? – Он любит иномирие (Алогичность, Апричинность, Абсурд, Вневременье и т.п.), он любит невообразимую метафизику, пусть она и принципиально недостижима (в пику христианскому Царству Божию на небе в виде бесплотных душ).

А что довело до такой же крайности Ивана Шахназарова? – 90-е годы? Или все последующие?

Самое смешное, что отец его, Карен Шахназаров, судя по его публицистическим выступлениям, имеет совершенно оптимистичный идеал, неплохо относится к советскому прошлому и благое будущее видит в какой-то похожести на советскость. И вот такой отец ни полусловом не высказал “фэ” этому фильму и даже техническими советами помогал. И для меня это – пусть и косвенное – доказательство того, что ни он, ни его сын не знают (как и многие), что абсурд – признак ницшеанства. А сын делал фильм, можно подозревать, искренне. То есть ницшеанское иномирие является его подсознательным идеалом. То есть я, эстетический экстремист, вынужден счесть это кино – художественным.

Карена Шахназарова, наверно, тоже чутьё не подвело, и именно из-за художественности он и не корил сына.

16 августа 2018 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/kak-golovoi-ob-stenu-602a6be6c219c97e3282faff

 

 

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)