С. Воложин.

Сенчин. Чего вы хотите?

Назидательный смысл.

Назидательная штука этакая. Устами, мол, ребёнка глаголет истина, лжепортные.

Нет. Не художественное произведение это.

 

Интересно и художественно это одно и то же?

Есть проблема перед Россией: или каждый, ну, по крайней мере, большинство станет проявлять инициативу в своей деятельности, или Россия перестанет существовать как таковая скоро-не-скоро, но перестанет.

С этим, мне думается, никто в России не спорит (пишу так чисто по интуиции). Сам об этом хлопочу ежедневно, можно сказать.

Книга Сенчина “Чего вы хотите?” об этом. Скрыто или явно.

Скрыто – первый рассказ трилогии (книга – трилогия: “Зима”, “Что вы хотите?” и “Полоса”). В “Зиме” даётся практически полное описание действий и мыслей человека в течение одного дня. Бездеятельного, как в большинство дней в году. Слово “практически” я применяю в том смысле, что если герой живёт на четвёртом этаже, то его выход из дома гулять не описывает спуск по каждой ступеньке. Нет. Там написано коротко: “Спускаюсь по лестнице”. Это о физике. Зато несколько абзацев о мыслях по поводу видимого по мере спуска: 2 абзаца – о щитках на электросчётчиках, 2 абзаца – о мусоропроводах и обхождении с мусором, 1 – о счётчиках воды и вообще экономии…

Рассказ растянулся на 52 страницы.

Понимаешь: так жить нельзя, - хотел сказать автор. Без восклицательного знака, как Шукшин когда-то, в застой, написал.

И как сделать, чтоб этот кончивший техникум безработный (он только летом работает – шезлонги таскает и протирает) не отказывался от предлагаемых ему службой занятости работ (дворником, курьером)? Надо или чтоб государство взяло курс на неолиберализм (урезало б социалку), или чтоб обнаружилась национальная идея, способная всколыхнуть всех (как великие стройки коммунизма) и рождать инициативу и рабочие места, даже для неинициативных. – Об отсутствии национальной идеи вторая часть трилогии. Она подаётся с точки зрения 15-тилетней девочки оранжевых родителей, приверженцев Удальцова и Лимонова. Но о зове опять к революции этих деятелей – ни слова. (Родители опасаются такое произносить при дочери?) И девочка ничего не понимает: всё вроде неплохо, а по родителям – плохо. Папа Даши писатель. Имеется в виду – написавший, в частности, уже обсуждённый рассказ. Даша его читает и не видит в нём подтекста.

Жертванул автор почти собою.

Нет, я ожидаю, ожидаю, что автор отличается от папы Даши, хоть обоих зовут Роман Сенчин.

Автор, думаю, знает, как поступали большевики когда-то, задумав отнять и разделить. Они ж пошли в народ, которому предполагали отдать. Так именно из знания этого и вытекает, думаю, акцент его протестантов на какую-то информационную, что ли, революцию. Получая премию правительства, сказать в телекамеру: “Россия без Путина!” - Как Пусси Райот. – Как в бочку п…ть.

И возмущением Даши (как и всеми предыдущими недовериями её к родительской пустопорожности бунта) автор, по-моему, выдаёт себя.

Я вообще его подозреваю…

Этот его стиль будто подробно, без пропусков описывать жизнь в данной повести привёл его к подробному описанию хода мыслей Даши. Для чего, например, если Даша вникает в какое-то новое для неё понятие путём прочитывания в “Википедии”, то даётся (или имитируется, что дана) вся статья “Википедии”. Раз, другой и т.д.

Мелькнула мысль, что, как большевики начали с кружков образования рабочих, так автор решил начать со своих читателей. – Так это ж не функция литературы…

Но, боже мой! Как интересно читать!

И ведь дразнение есть это, выготское, так сказать. То Даша против родителей, то за…

Что ж собой представляет этот опус?

Читаю и стыжусь себя: боюсь, что я поддался своему политическому темпераменту.

Даше 15 лет. Её волновал парень, что натаскивал её по классу фагота. Но вот фагот как-то уехал из внимания мамы, следовательно – и Даши. И что-то ни разу она того Сашу не вспоминает. Какой-то одноклассник Никита несколько месяцев смотрит на неё и больше ничего. Написал, говорят, записку и съел её. – И это – мельком в две строчки. И больше Никиты нет в мыслях Даши. – Только политика. – Так бывает? Такое мыслимо?

А я читаю, и мне очень интересно, за кого станет Даша твёрдо.

Как обычно: достанется или не достанется Гретхен своему Гансу…

Тьфу. Интересность – признак же дурной литературы!..

А тут ещё папа считает, что в Европе… социализм. (И как это читал – если читал – настоящий Лимонов?)

И стычка противоборствующих на площади, увы, Революции. И – взрыв: Даша против противостояния. То есть – за Путина (поскольку стабильность же связана с Путиным). И это конец произведения.

И что сказал автор? То, что в название вынес (слова Даши)?

Ай, нехорошо…

И раньше чувствовалось, что он с нею сливается.

Плохо. Нет подтекста, - говорю я, - как давеча и Даша определила опус отца.

Так я тоже чего-то не понимаю?..

Но нехорошо ж – без национальной идеи, что вменяется (одним персонажем) в вину… Путину:

“- Сегодня прижимается всё, любая инициатива. Силы народа уходят в песок. Особенно созидательные силы. Зато процветает либерализм. Власти он удобен и неопасен: занимайся собой, своей личной жизнью, отхватывай кусочки, откладывай про запас. Тем более что в любой момент любого можно схватить за шкирку и вытряхнуть кусочки или припугнуть, чтобы отдал…”.

Вот только каша: по тому, что отрицается, не понять, что мечтается. Как же “процветает либерализм” (пусть даже и с точки зрения левого, пусть и самообманно левого), - как же, когда в действительности (не в книге) либералы гонят Путина за недостаточный либерализм (книга же претендует на соответствие действительности).

И эта каша, по-моему, не автором произведения персонажам придана (процитированная филиппика приписана Сергею Шаргунову, так он и в действительности имеет мутное мировоззрение – см. тут). Или тот же Лимонов в реальности (где его “отнять и разделить”?):

 

Европа спит и чмокает во сне,

Ей в плоть сухую врезалась пижама,

Европа спит, немолодая дама,

Очки на стуле, предки на стене....

Из орд германских, франков, виз и гот,

Из англов, саксов, крови с алкоголем

Был создан твой ублюдочный народ,

Насильственно держащий под контролем

Всю сушу, а еще пространство вод...

Растения политы. Пол метен,

Ни пятнышка на потолке от мухи

И шелест алых, с свастикой знамен,

Не потревожит сон сухой старухи...

Забыла как была она пьяна,

С фашистами, веселая, лежала...

(-Эсэсовцев не помнишь имена?

Не помнишь, для них ноги раздвигала?)

Лишь помнит, что "капут!" она кричала,

Когда была проиграна война...

Европа спит, но турки в чайхане,

Сговаривались тихо до рассвета

С арабами участвовать в войне,

Джихад в Берлине совершить до лета...

Над белою Европою луна,

Как символ бед и атрибут сражений,

Аукнется ливийская война,

Откликнется сирийская война...

И турки и арабы допьяна,

Читают прейскурант вооружений...

Европы, сука старая, сопит,

На ухо съехал чепчик протестантский,

К утру придет партнер американский,

И на войну с Ираном пригласит...

Трах-тарарах… Шурум-бурум.

А повесть? – Назидательная штука этакая. Устами, мол, ребёнка глаголет истина, лжепортные.

Нет. Не художественное произведение это.

М-да.

А ведь я чуть не бросил читать третье произведение трилогии…

Сенчин, как и во второй вещи, принялся в одном месте длинно цитировать… Я даже пропустил кое-что.

А в результате аж до мокроты глаз довёл меня автор.

Ну… Человек я сентиментальный. Однако расчёт у автора оказался точный.

Он показал, наконец, человека, который не перестал действовать (не для себя лично действовать) от всей этой безнадёги, что случилась со страной от реставрации капитализма. Не перестал и всё. День за днём, год за годом – больше десятилетия! И содержал брошенный в тайге аэродром, главное – взлётно-посадочную полосу – в рабочем состоянии. Какой бы порчи отношений с соседями ему это ни стоило.

Кто знал, слышал, тот вспомнит, что было такое чудо в действительности: огромный ТУ, у которого отказали ВСЕ приборы, сел на давно заброшенный, но ОКАЗАВШИЙСЯ ухоженным аэродром.

Россия – страна чудес…

Вот с таким масштабом в уме и написаны все три вещи.

Соответственно и позволил себе Сенчин такое применять, что другой бы себе не позволил.

М-да.

И не хватило всё же чего-то Сенчину, и я еле дочитал последние страницы.

Самое плохое (плохое в рамках специализации моего сайта: открывать то подсознательное, что невольно двигало автором), - самое плохое, что Сенчин не выражает подсознательного. То, что он “не в лоб” выражает – это известная мысль про Россию, что она может быть или великой (спасительницей человечества), или перестать существовать. Вот эту известную мысль Сенчин и иллюстрирует “не в лоб”. То есть похоже на художественность, но не есть художественность. Это похоже на реализм, но не реализм. Ибо – иллюстрация.

Хм. Появилась мысль, а как для тех людей, для кого такая мысль про Россию – новость? Что: сразу трилогия превращается из нехудожественной в художественную? Реализм же то, что писатель уже открыл, а общество, хоть воочию видит, но ещё не осознаёт. Вот для невежды о той мысли про Россию что: Сенчин превращается в классного писателя?

Нет.

Большинство не обязано достигать (и таки не достигает) озарения (то есть выраженности в потенциально словесной форме) о художественном смысле произведения.

Но иллюстративность засушивает текст, и это бьёт по сознанию любого или, по крайней мере, большинства:

“Щурясь и часто моргая с непривычки читать с экрана, Шулин пополз взглядом по строчкам:

“В Республике Коми приостановлена продажа билетов на так называемые социальные авиарейсы, которые совершает внутри региона единственный авиаперевозчик – компания “ЮТэйр-Экспресс”. Как сообщили ИА КОМИИНФОРМ в справочной сыктывкарского аэропорта, сыктывкарские кассы не продают билеты на рейсы в северном направлении – в Усинск, Ухту, Воркуту и Печору””.

И так далее на всю страницу.

Будто этот Шулин того сам не знает. Или будто в общем читатель того не знает.

Когда Даша из предыдущей повести спрашивала у поисковика: “тувинцы”, - чтоб узнать, обгоняют ли те русских по скорости изменения численности, то ни Даша, ни читатель этого не знает. Имело какой-то смысл чуть не полностью переписать статью “Википедии”. – Девочка на наших глазах проверяет пессимизм родителей о перспективе исчезновения русских на фоне заполненной гастарбайтерами Москвы, где живёт Даша, и чем возмущаются её родители.

Как-то понятно, когда полностью переписано сообщение радио о перемещениях Удальцова по Москве после освобождения из-под ареста. – Тупая информация, призванная взволновать пусто чутких людей из оранжевой оппозиции, к которым относятся родители Даши. Автор иллюстрирует как всё больше и больше Дашу достаёт родительская ничего не достигающая суета.

В той повести все несуразной величины цитаты были, хоть как-то, да к месту. А в “Полосе” Сенчин вдруг потерял вкус… - Так, может, у него и с самого начала вкуса не было, и он только более или менее хорошо притворялся? – Похоже. И лишь мой политический темперамент терпел его длинноты.

Жаль, что на столь животрепещущую тему пишет человек не такой уж и безукоризненный.

А ведь могло б подсознание Сенчина учуять, что какой-то мертвечиной тянет не только от России, а и от самых передовых стран (тот же Лимонов в процитированном стихе почуял ведь!). Мертвечиной от самого неограниченного прогресса, на который молится капитализм. На который – по недомыслию – молился и так называемый социализм, упиравший тоже на неограниченный прогресс. Потому и погнавшийся по глупости в перегонки с Западом на материальной ниве. Что и сам Лимонов по инерции ещё недопонимает и потому остаётся с девизом старой левизны: “Отнять и поделить!”. Но вот подсознание-то Лимонова, видим, уже чует, что старость – от ориентации на комфорт (“Ни пятнышка на потолке”), на неограниченный прогресс то-бишь. Подсознание-то Лимонова уже чует, что победы Запада чреваты чем-то… Его сознание ещё мыслит по старому – даёшь войну цивилизаций и перелом в ней в пользу традиционализма. Так то – только сознание. А подсознание?

Вот бы Сенчину учуять, что традиционализм, который ему такой родной, без войны цивилизаций способен разъесть саму идею неограниченного прогресса. Которая, да, требует этой инициативы каждой личности, которой, да, не наблюдается в России. Но.

Если и ждать чуда от России, то не в материальной сфере.

Где ж подсознание Сенчина, сознание которого столь близко подобралось к чуду.

9 июля 2014 г.

Натания. Израиль.

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)
Отклики
в интернете