Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Семёнов. Апогей.

Художественный смысл.

Мещанский идеал.

 

Ещё одна из проб читать по наводке

(Поток сознания при чтении).

"Апогей” (2019) Семёнова.

Несогласия мои с автором начинаются с первых строк “Вступления”.

"Автор, конечно, не был свидетелем описываемых событий. И просит прощения у, возможно, более осведомлённого читателя за неизбежные ошибки и неточности своего повествования”.

Если эти слова литературная игра, то возразить нечего, ибо каждое художественное произведение есть выдумка в какой-то мере. И все это знают, извиняться нечего. Вейдле даже различает искусство слова и искусство вымысла. Если первому ещё допустимо быть вневременным и выражать радость жизни, то второе связано с историей духа, и самая художественность его состоит в чрезвычайной выразительности касательно какого-то момента этой истории духа. Ну, а по-моему, точнее: вымысел должен позволить автору выразить свой подсознательный идеал, связанный с внешним миром через соответствие какому то моменту истории духа, выразить так здорово, как ничто иное, вроде, и не сможет.

Если и дальше Семёнов литературно шутит, это тоже можно было б принять, если б не тема:

"Да и можно ли рассказать о Блокаде правдивее и точнее тех, кто сам её пережил?”

О Блокаде шутки неуместны. Значит, нет никакой игривости. Но тогда – беда! Это не цель искусства – правдивость. Разве что оно прикладное, т.е. призвано усиливать знаемые переживания. Например, колыбельная – усиливать желание спать, выступления плакальщиц – желание плакать. Семёнов, видно, нацелился на что-то, близкое к плакальщицам.

Тогда я попал не в свою область. Моя – раскрывать скрытое, в частности, подсознательное. А в прикладном искусстве в принципе нечего открывать, раз оно знаемого касается.

Разве что Семёнов ошибается. Думает, что пользуется негодованием от недостатков (пусть и вымышленных) в связи с Блокадой как образом негодования от недостатков сегодняшних (например, вечным русским пренебрежением к личности, {"О недостатках стоит говорить до тех пор, пока эти недостатки существуют”}), - думает так Семенов. А на самом деле выражает подсознательное, например, прямо противоположное негодованию: скажем, гордость, что сталинизм отличается от столь же губительного для людей фашизма (отсутствием идеолого-теоретического обоснования жертвам).

Если Семёнов насчёт своих намерений фактически ошибается, - что сразу ставит его в ряд художников, - тогда, да, мне есть что тут делать.

Если Семёнов не ошибается, то мне нечего читать Вступление дальше только что прочтённого и прокомментированного первого абзаца. Тут он будет давать не конкретное, а обобщённое. Опосредованное. Тогда как даже прикладное искусство работает с непосредственным. Философские куски в “Войне и мире” не представляют художественной ценности.

Можно проверить, угадал ли я? – Первое предложение второго абзаца:

"Любая страна, вступившая в войну, уже проиграла”.

Так и есть, угадал. Плюс сомнительный это посыл. Невступление в войну просто не возможно, потому что это не односторонний акт. Например, Дания и Вторая мировая война. Дания, казалось бы, не вступила в войну, не оказав сопротивления немецкому вторжению. Но в итоге кончилось тем, что она перестала существовать как государство – "29 августа 1943 года правительство Дании было разогнано, власть в стране перешла к немецкой оккупационной администрации в лице имперских уполномоченных секретарей по Дании” (Википедия). Невступление равно исчезновению. И может ли это называться противоположностью понятия "проиграла”? – Нет, конечно.

Но не моё амплуа спорить в публицистской части.

Мне надо решить, как быть с задачей проверить, не пробьётся ли где сквозь образную публицистику текста, что вне Вступления, художественность? Мне ж смертельно скучно читать даже и произведение прикладного искусства.

Я сделаю так.

Судя по оглавлению, здесь несколько не связанных общим сюжетом рассказов. – Я возьму средний, называющийся “Леденцы” и его прочту. Если я в нём не найду следов подсознательного идеала, то и не сочту всю вещь художественной.

 

Прочёл. Парадокс. И контра и просоветский – люди. И согласились спустить кровь, чтоб её, замороженную скармливать детям. Даёшь, мол, общечеловеческие ценности. А не – какие бы то ни было социальные.

Да, это прикладное искусство. Применено иносказание: идейно противоположные люди нашли в себе общее, общечеловеческое – ценность жизни сама по себе. Усиливается переживание ценности мещанского идеала. Даже проявлен артистизм: через наоборот это смысло-чувство продвигается – героизмом исполнителей. Они надрезают себе вены на кисти руки, спущенной в таз. Героизм не свойствен мещанству.

А теперь честно: может, этот вымысел как раз и художествен? И просто мне лично антипатичен мещанский идеал, ибо я считаю, что Россия может быть или великой, или не быть, для чего от россиян требуется массовый героизм, а не мещанство. Общечеловеческие же ценности – это, мол, идеологическое орудие Запада в его извечной борьбе с мессиански героической Россией ли, СССР ли. А на самом деле общечеловеческие ценности – это названные так идеологами Запада ценности западной цивилизации, менталитет которой всех остальных себе подчинить. – Такому мне трудно через себя переступить и признать Семёнова таки художником. Легче отдать ему артистизм, ранг пониже художника.

Но я переступлю через свои идейные симпатии. И назову: Семёнов – художник.

И первая фраза Вступления – таки литературная игра. Якобы скромность человека, чующего силу художественного вымысла своего, но притворно извиняющегося за не "точнее тех, кто сам… пережил”.

Можно даже проверить это – спросить его самого, когда он написал Вступление? Если до текста рассказа, сочинённого самым первым, то я не прав, если после, то прав.

Если я прав, это объясняется и историко-психологически. Сознание эволюционирует. Человек не произошёл с нашим теперешним сознанием. До нашего была фаза мифологического, так называемого, до мифологического, до того были другие фазы вплоть до самого первого – контрвнушения. И при психических заболеваниях замечено, что сознание возвращается вспять по филогенезу вида человек. Художественность – изменённое психическое состояние. Не болезненное. Но всё-таки оно предшественник нашего теперешнего сознания. Когда-то художественное творчество было массовым. Танцевало всё племя. А сейчас… Когда на художника (способного становиться художником, когда потребует поэта к священной жертве Аполлон) находит вдохновение – это требует выражения подсознательный идеал. Он именно в подсознательной фазе тогда. А изольётся – фаза меняется и переходит в сознательную. И в ней всё грубее выходит. Спорно. Как во Вступлении у Семёнова.

В рассказах же всё бесспорно и почти всесильно. Разве что упёртные на своём читатели (вроде меня в какой-то момент), считают, что это не художественность, а всего лишь артистизм – такое выдумать.

4 октября 2019 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://newlit.ru/~hudozhestvenniy_smysl/6400.html

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)