Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин

Рубинчик. Культпоход в театр

Художественный смысл

За настоящий социализм.

 

В помощь ныне белорусскому народу

Я хоть и слабо сам для себя различаю слова русский и россиянин, но думал, получается теперь, что именно русских характеризует укороченная (мною) цитата из Феофана Затворника: “Дело не главное в жизни, главное – настроение сердца”. А оказывается – и белорусов.

Хочу поговорить о белорусском фильме “Культпоход в театр” (1982) режиссёра Рубинчика.

Наткнулся на фильм далеко не в начале в ТВ канале “Культура”, и сразу, красно говоря, защемило сердце: своё, родное, глубокое…

А потом подумалось: почему я за секунду узнал?

Было место, где парень девушку провожает поздно вечером, они друг другу – не знаю, почему это чувствуешь – симпатизируют, но надо разойтись. Парень на поселении в доме родителей девушки.

(При повторном просмотре ясно, почему “не знаю”. Потому что девушка разлюбила своего жениха, а тот приехал и намеревается вернуть её любовь, так она попросила другого приехавшего, писателя, сделать вид, что он в неё влюблён и ухаживает {а все знают, к чему приводит такое притворство}, и вот она с якобы ухажёром возвращается домой, там ждёт жених и прощаться надо при нём, и естественно, что всё как-то неестественно и не понятно.)

По этому месту, пожалуй, не найдёшься, чем советские фильмы отличаются от теперешних. По всему фильму – можно. В основе советского – мораль Феофана Затворника, в основе теперешних – потребление как ценность.

Обе морали ничем не ограничены, но потребление как-то неуважаемо до сих пор. Оттого я не помню, где и когда было, чтоб я поверил в теперешних фильмах, что “он” и “она” – любят.

Причём неуважаемость потребления ещё в 19 столетии не была характерна именно для России: "Девушка может петь о потерянной любви, но скряга не может петь о потерянных деньгах” Джон Рёскин.

Джон Рёскин (1819 – 1900), сын богатого торговца, но разочаровался в жирующем рационализме и примкнул к антибуржуазному течению в культуре.

В фильме тоже борются именно рациональность и иррациональность. Побеждает первая, а душа лежит ко второй. К бедности, которая и есть свобода.

Соответственно фильм начинается.

Бедная земля провинции. Ранее утро. Звучат позывные радио Белорусской ССР:

 

Радзіма мая дарагая,

Ты ў шчасці жаданым жыві!

Я сэрцам табе прысягаю

Ў шчырай сыноўняй любві!

На рэках шырокіх і нівах,

Заводах, будоўлях – наўсцяж

Народ наш працуе руплівы

І край ўзвышаецца наш.

 

Навокал жыццё расцвітае –

І песня ўзлятае сама:

Мне лепей ад роднага краю

Нічога на свеце няма.

Чужое зямлі нам не трэба,

Пачуцці ў нас сёння адны:

Мы хочам, каб мірнае неба

Не знала пажару вайны.

Мы дружбы народам жадаем

І шчырай братэрскай любві.

Радзіма мая дарагая,

Красуйся і ў шчасці жыві!

4 куплета – пропагандистские, их все вычита`ли из внимания. А в первом – то самое настроение сердца.

Точно так же, как эта песня, сделан фильм. Для того, чтоб комиссия фильм приняла, трагический конец (инфаркт у механика и руководителя сельского музыкально-инструментального ансамбля Александра Михайловича Тихомирова, сердце которого не выдержало сплошной неурядицы от высоких порывов, гнобимых низменной реальной жизнью), - трагический конец алогично превращён в счастливый. Тихомиров не умер, а гуляет с писателем Скоробогатовым после постановки того пьесы в их селе, пьесы о том, что только что – по сюжету кино – случилось в этом селе. То есть Скоробогатов всё-таки сумел пьесу написать. А по сюжету, чтоб и вторая жена, дочка Тихомирова (они таки влюбились, притворяясь, и сошлись в итоге), от него не ушла, как и первая (из-за безденежья писательской работы, если она честная и талантливая), писатель устроился в строительную контору, то есть творчеству конец. И это даже не режет ухо и глаз, потому что жанр этого кино – комедия. Смешные нелепости разбросаны тут и там по всему фильму. Смешон, на поверхностный взгляд и перл Тихомирова (на самом деле там стихи Максима Танка), якобы шуточная песня, где исполнители выбрасывают за кулисы – по сюжету песни – одни за другим музыкальные инструменты. Как, кстати, в пику жестокости князя Эстергази в 1772 году, сочинил и исполнил “Прощальную симфонию” Гайдн: музыканты при исполнении симфонии по его наущению по очереди клали на стул свои инструменты и уходили со сцены за кулисы.

Эстергази всё понял и отпустил музыкантов в отпуск. А советская власть ничего не поняла…

Слушать тут.

 

Во чистом поле сваты плутали,

Плутали, скрипку свою потеряли.

Рванулись кони, как ветер шалый

И в снег упали с саней цимбалы.

А в перелеске у гармониста

Гармонь свалилась в сугроб искристый.

За перелеском, под старым дубом,

С последних санок скатился бубен.

Теперь на скрипке метель играет,

Лады гармони перебирает,

Бьёт глухо в бубен, звенит в цимбалах,

Во поле чистом я услыхал их.

Во чистом поле сваты плутали,

Плутали, музыку потеряли.

Куда помчало по белу свету

Эту метелицу, свадьбу эту?

У меня слов нет… я чуть не плачу, слушая эту песню. И это надо объяснить. (А чиновница по фильму зарубает её. И она права в своём раже служащего при тоталитаризме: самодеятельность надо душить на корню, чтоб она не выросла до политического требования самоуправления на местах.)

Ведь настоящий социализм – это строй с ежедневно увеличивающимся самоуправлением за счёт потакающего государства вплоть до полного отмирания государства. В том смысл слов “советская власть”. Но Власть Советов, возникнув, продлилась лишь несколько месяцев – до начала гражданской войны весной 1918 года. А там – понеслось… Война гражданская, ожидание новой войны, новая война, ожидание ещё новой войны. К 60-м годам был достигнут ядерный паритет со США и можно было тоталитаризм начать сворачивать (всю техническую работу по управлению государством, ставшим ультрасложным препоручив ОГАСу {Общегосударственной автоматизированной системе учёта и обработки информации} и обслуживавшим её специалистам). Но партийной верхушке не хотелось отходить от власти нигде. И… Страна покатилась в реставрацию капитализма с того требованием ещё большего оглупления масс, чем при лжесоциализме.

И Тихомиров, его самодеятельный коллектив, сваты этой песни, порываются куда-то вон из этой памороки 1982 года…

Понимаете теперь меня, самого бывшего, как Тихомиров – самодеятельным критиком вне своего инженерства?

У меня не получилось, как в финале фильма, снискать успех у селян, надо думать, написав пьесу в послерабочее время, именно так и поступив, не бросив ни инженерство, ни искусствоведение. Но я и не пресмыкался в искусствоведении. Наступила гласность, и в ней верх взяла тенденция на ещё большее оглупление народа. Вот я и не преуспел. Написанное оценит будущее, если оно будет коммунистическим. Я работал на него.

Лукашенко, мне кажется, инстинктивно тоже работал на него, сделав свою Беларусь как единый организм, с упомянутым типа ОГАСом, подчинённым себе (не развалив промышленность, как в России, в порядке вписывания России в систему западного капитализма на условиях Запада).

Лукашенко притормозил вписывание. И теперь некоторые там ведут себя как пьяные сваты из той песни: выбросить имеющееся… Как Украина… (В то время, как Россия, наоборот, взяла курс на реальную, а не только написанную, политику социального государства – с акцентом, берёт, на госкапитализм. Остаётся только проакцентировать и так имеющийся традиционализм недостижительностью {гарантированным доходом, что не прошло на референдуме в Швейцарии из-за приверженности швейцарцев эпохе Потребления, но может пройти – Медведев уже огласил – в России}).

В новый коммунизм вместе с Россией! В бедный, грубо говоря!!!

Главное – настроение сердца! Жить искусством. Творцами или сотворцами.

18 октября 2020 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу.

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/v-pomosc-nyne-belorusskomu-narodu-5f8c3b59a70d4515e7f8c0b6

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)