С. Воложин.

Ригведа.

Художественный смысл.

Сталкивалось два “хорошо”: внетекстовое естественное и текстовое искусственное под видом естественного проявления не их, людей, а богов. Оба – приятные. И - готовность воспринимать тяготы работы как благо.

 

Бессознательное в Ригведе.

Начнём с цитаты, чтоб быть конкретными.

К божествам поля

 

1 Благодаря господину поля,

Как с помощью доброго (друга) мы покоряем (поле),

Кормящее скотину (и) коней.

Да смилуется он над такими, как мы!

2 О, господин поля, подоись у нас

Медовой волной, словно корова - молоком,

(Волной), сочащейся медом, прекрасно очищенной, словно жир.

Да смилуются над нами господа закона!

3 Да будут нам медовыми растения,

Небеса, воды, медовым - воздух!

Господин поля да будет нам медовым!

Невредимые хотим мы двигаться за ним вслед!

4 На счастье (пусть будут) тягловые животные, на счастье - мужи!

На счастье пусть пашет плуг!

На счастье пусть завязываются ремни!

На счастье помахивай стрекалом!

5 О Шуна и Сира, наслаждайтесь этой речью!

Та влага, которую вы создали на небе, -

Оросите ею эту (землю)!

6 Приблизься к нам, о борозда,

Приносящая счастье!

Мы хотим славить тебя,

Чтобы была для нас приносящей счастье,

Чтобы была ты для нас очень плодородной!

7 Индра пусть вдавит борозду!

Пушан пусть направит ее!

Богатая молоком, пусть доится она для нас

Каждый следующий год!

8 На счастье наши лемехи пусть врезаются в землю!

На счастье пусть выйдут пахари с тягловыми животными!

На счастье Парджанья (пусть оросит) медом (и) молоком!

О Шуна и Сира, дайте нам счастье!

Синим я пометил действия людей, красным – действия богов с помощью инструментов (поливалок, сеялок, плугов, ремней, привязывающих плуг к тягловому животному, самих этих тягловых животных) или с помощью своих естественных проявлений (лить дождём, светить светом, овевать воздухом, расти растением из земли). Соотношение синего к красному 2 к 12.

То есть люди действуют по ритуалу, автоматически, а не сознательно.

"Нет субъекта трудовой деятельности, задающего ей цель. Вернее, такой субъект есть, между строк гимна он ясно прочитывается, но он есть объективно, а не субъективно, он выведен за рамки сознания поэта-риши, потому что этот “субъект” -сама суггестия, первобытная общность, неосознаваемое ощущение, “мы” как сакральная “первоэмоция” ритуала. Это ощущение предписывает определенные действия. В мифологическом сознании оно персонифицируется в качестве действующих для людей богов” (https://cyberleninka.ru/article/n/trud-v-nachale-chelovecheskoy-istorii).

Даже, может, и ещё сложнее:

"…первобытный человек не познает мир… а узнает знакомые ему слова в окружающем его мире” (http://lenivtsyn.livejournal.com/83483.html).

Это, наверно, трудно понять, но постараемся.

Гимны Ригведы устно передавали из поколения в поколение избранные люди. Но, чтоб их помнить, их часто публично повторяли. Они всем знакомы. А живут все строго по ритуалу. Почти немыслимо от него отступить. И он распространяется на каждый чих. И вот, работая на земле по ритуалу, работая автоматически, пахарь, сеятель, поливальщик, пропалыватель, сборщик урожая в том, что автоматически, повторяю, делает, он "узнает знакомые ему слова” того или иного гимна. Ни он мыслит, ни он сознательно трудится.

Но в их коллективном подсознательном есть цель. И она нецитирукемо выражена в гимнах.

То абстрактно хорошо, что в таком обществе нет не понимающих скрытого смысла произведения.

Плохо абстрактно же, что нет личностей. Это – полуроботы с человечскими, так сказать, условными рефлексами.

Но главный вопрос: является ли Ригведа произведением неприкладного искусства, то есть испытывающего сокровенное мироотношение?

Она стала сочиняться тогда, когда, чтоб спастись от страшного изменения климата, пришлось перейти к земледелию. До того племена кочевали в поисках пищи. Их движение по-учёному называется блужданием Леви. Перемещение частыми короткими отрезками и редкими более длинными. А произошёл случайный акт земледелия. Это удивило. Было из ряда вон. Запомнилось. И стало прославляться. Обожествляться. Наступило кочевое ведение сельского хозяйства. И в процитированном гимне виден обычный минус-приём: полное отсутствие в тексте блуждания Леви. Которое реально существовало. И было всем известно. И было естественным, потому что не требовало насилия над собой.

Так вот в гимне сталкивалось два “хорошо”: внетекстовое естественное и текстовое искусственное под видом естественного проявления не их, людей, а богов. Оба – приятные. Естественное – по помнящемуся самоощущению – и искусственное, так сказать, со словесным внушением и ублажением. Ублажением не только богов, но и собственного слуха. Там, вроде бы, в подлиннике звукоповторения есть в разных словах звуков, таких, как и в именах богов. А ещё и часто повторяются сами имена богов. Вон, и в процитированной части повторены имена Шуна и Сира. А ещё есть ритмы какие-то в подлиннике…

Что даёт столкновение противочувствий от такого столкновения текстового с внетекстовым? – Возвышение чувств, приобщение к богам, к подсознательному МЫ и готовность воспринимать тяготы работы как благо.

Заодно в Ригведе часто упоминается бог Сома, опьяняющее растение, действующее как эфедрин (а может, в том растении он и есть). И ритуал требовал три раза в день его настойку или сок выпивать. И человек чувствовал любовь к окружающим и желание делать что-то приятное для всех.

Вот так, если я не ошибся, можно возвести Ригведу в высшую категорию произведений искусства.

10 июля 2017 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/494.html#494

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)