Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Репин. Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года.

Художественный смысл.

Величие народа выразил Репин, выразив тем своё подсознание.

 

Цветущая сложность.

Есть так называемые инактуальные чувства. Скажем, знаешь, что Репин гений, и… нисколько он тебя не волнует. Где-то висят его картины, а ты к ним не стремишься. И к репродукциям с этих картин…

А вдруг прочтёшь в новостях такое:

“В “Святой Руси” полагают, что “безобразная картина Репина” — клевета на царя, не убивавшего своего сына, и ее надо снять с экспозиции. По мнению лидера движения Василия Бойко-Великого, она вводит в заблуждение школьников и оскорбляет патриотические чувства русских людей” (http://lenta.ru/news/2013/10/03/ivan/).

И так и нахлынет волна возмущения.

Надо же! Быть такими идиотами!

А художественность что? Она уже не нужна?

Реставрация капитализма предполагает, конечно, понижение культурного уровня, но…

Впрочем, и предыдущий общественный строй, по идее, нацеленный относительно культуры противоположно, умудрился довести до практического забвения, что такое художественность по Выготскому, самое верное определение.

Сказать (тем, кто впервые слышит эту фамилию)?

Художественность – это умение художника выразить своё подсознательное.

В случае с реализмом (а Репин реалист) – это умение художника выразить общественное бессознательное.

Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года. 1885 г

Разве не видят деятели из “Святой Руси”, что на этой картине не только убийство, но и раскаяние, не только закономерный итог необузданности, но и случайность?

А это и есть признак художественности – противоречивость. Только так и можно выразить собственное подсознательное.

В чём оно, если попробовать выразить его всё же непротиворечивыми словами?

Я процитирую Константина Леонтьева:

“Без великих волнений не может прожить ни один великий народ” (Корольков. Пророчества Константина Леонтьева. С.-Пб., 1991. С. 113).

Или ещё он же в пересказе Королькова:

“Сопоставляя, например, гуманность и христианство, он [Леонтьев] относит идеи гуманизма к простым, в отличие от сложности идей христианства, ибо гуманность однозначно отрицает страдания и утверждает стремление к равенству и счастью. Обиды, горести, разорения, страдания целительны, полезны для людей, и всякий духовно значительный человек непременно прошёл через страдания и лишения” (Там же. С. 100).

Картина написана через 4 года после убийства Александра II, через 24 года после отмены крепостного права, то есть во время политической реакции и страшного для одних и воодушевляющего для других наступления капитализма. И… народонаселение росло поражающими темпами (это, впрочем, было известно лишь статистикам, но на то и существуют художники, чтоб чуять).

Величие народа выразил Репин, выразив тем своё подсознание, и идя наперекор народникам, разгромленным режимом Александра III. Плевать ему было на то, что принято в приличном обществе за общественный прогресс, и что пребывало по мнению этих прогрессивных в упадке. Они были слепы, а он им открывал неведомое. Это ли не реализм?!

Я признаю, что метод, отказываться считать целью создания художника то, что видит глаз зрителя, чреват… Субъективизмом, волюнтаризмом, натягиванием себя, интерпретатора, на художника. Причём я ж не разрешаю себе опираться на собственные слова художника. Например, на такие: “Что за нелепость – самодержавие. Какая это неестественная, опасная и отвратительная по своим последствиям выдумка дикого человека” (http://www.e-reading.biz/chapter.php/85371/27/Moleva_-_Ot_Velikoii_knyagini_do_Imperatricy._Zhenshchiny_carstvuyushchego_doma.html). Художник-де наиболее правдив в своём произведении.

В случае с Репиным я могу сослаться лишь на его отказ жить в Советской России. Он не считал, что жизнь заведомо плохо устроена, и надо её революционно переделывать.

Ну хорошо, публика из “Святой Руси”, может, малообразованна и не знает про художественность как противоречивость. Вообще много таких, кто этого не знает. Но. Можно ж и доверять вкусу пяти (или сколько там?) поколений. Наконец, человек же с минимальным образованием знает, что искусство имеет дело не с тем, что было в действительности, а с выдумкой. Следовательно, какая ему разница, убивал Грозный сына или не убивал. Репин использовал бывшее в ходу мнение, что убивал, как одну из необходимых ему противоречивых красок, и – прав. Для того на картине никого, кроме царя и сына, вокруг нет, и посох стальной окровавленный на полу валяется. То есть царь и убил. И как можно теперь поднимать вопрос, что это антиисторично? Надо быть дикарём – так ставить вопрос. Это, как стрелять в белых на киноэкране, чтоб те не успели убить Чапаева.

4 сентября 2013 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/176.html#176

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)