С. Воложин.

Расторгуев. Картины.

Прикладной смысл.

Хвала простейшим инстинктам.

 

Высасывание из пальца.

Было время… Я купил брошюру о Шагале. С иллюстрациями. Прочёл и ужаснулся. – Нич-чего не понятно. Безобразие, а… хвалят. За что?!?

Прошло много времени. Я раз читал “Шошу” нобелевского лауреата Башевиса-Зингера с офортом “Над городом” Шагала на форзаце. И всё понял. Издевается, мол, Шагал над замшелым опостылевшим иудаизмом и его приверженцами.

Потом почитал-подумал и пришлось от такого толкования отказаться. А согласиться, что выражено обратное видимому глазом. Не безобразие, а (самоцитата) “"простейшие инстинкты и неотрефлексированные представления" (А. С. Мигунов) как идеал”. Что соответствует самоощущению масс, вышедших на арену истории. Но чтоб им так понимать Шагала, так нет. Так только элита понимает. Что Шагал просёк. И уехал из СССР во Францию, ибо советские массы его не понимали адекватно, а парижане – понимали.

И вот, ссылаясь на похожесть на Шагала, пишет Манин, в частности:

"Расторгуев пишет людей в каком-то фантастическом бытовом окружении, и здесь он близок к Шагалу, только на русской почве. Стилистика Расторгуева родом из городецкого искусства, сюжеты, характеры – из быта: то ли из дореволюционных времен, то ли из 1920-1930-х годов. Все они глубоко провинциальны по духу, но ирония сообщает им некую анекдотичную завлекательность. Образы художника продолжают живописную методологию начала века: в какой-то мере Шагала, затем – Тышлера. Они привязаны к русскому фольклору. В их образной специфике разворачивает многовековая картина людских отношений. Типаж взят из истории, из 1920-х годов – это мужики, франты, продавцы, картежники, парикмахеры и т.д. Возникает вопрос: зачем художнику эти исчезнувшие типы? Но в том-то и дело: цепная связь удерживает их в современности, а главное – Расторгуев оживляет эту прошедшую жизнь как воспоминание, в том числе в формах русского фольклора ХХ века… Расторгуев обладает чувством цвета. Нежные переливы его живописи создают гармонию, определяющую эмоциональную тональность сюжета. В картине “Лихач” (1984) почти кустодиевская красавица растворена в нежных дымчатых, розовых, зеленых, голубых, желтых красках, формирующих ее образ – безусловно, фольклорный, но так же, как у Кустодиева, сориентированный на определенные социальные вкусы – в данном случае обывательские” (Русская живопись ХХ века. Т. 3).

Городецкая роспись. XIX век.

Расторгуев. Лихач. Из цикла “Городецкие фантазии”. 1984.

Чтоб меня застрелили, если б я сам смог додуматься, что такое может иметь не только эстетическую ценность (цветов "нежных дымчатых, розовых, зеленых, голубых, желтых”), но и художественную – обывательскую (от столкновения нежных оттенков с грубой фольклорностью). Да ещё и с элитарной насмешкой над обывательщиной (наверно, насмешка тусклостью).

Расторгуев. Музыка. 1988.

Расторгуев. Свидание у Церемонова болота. 2008.

И, смотрю я, художник наштамповал таких каляк-маляк многие сотни.

Так вот, верный принципу, что художественно только то, в чём есть следы подсознательного идеала, я не могу поверить, что штампование может быть порождено таким тонким переживанием, как смутное требование подсознательного идеала себя выразить.

Это у Расторгуева вряд ли вообще искусство. Вряд ли "неотрефлексированные представления” художника. Вполне отрефлектированные.

 

Написал и застеснялся. Абстрактные каляки-маляки Поллока, хоть они тоже в чём-то одинаковы, я обошёл таким уничижительным подозрением. Я тогда обрадовался, что я смог сам одну-другую его вещь понять, вывести из теории.

Расторгуев тоже удовлетворяет аж теории художественности Выготского – сложноустроенность из противочувствий и катарсиса. Но я ж посмел Расторгуева развенчать, а Поллока нет.

Хорошо, я дам там сноску, что развенчиваю Поллока за массовидность его продукции.

Скажете, тогда я должен по массе статей этак пройтись и отказать от художественности авторам, за похожесть их произведений друг на друга.

Нет. Не буду. Понять Поллока мне удалось с особенно большим трудом. Его идеал, ницшеанский, в принципе очень труднопостижим. Мне перед совестью своей важно этот полюс непонимания низвергнуть с художественности для повторений. С более легко постижимыми идеалами можно не поступать так принципиально.

Ну кто, в самом деле, знает, когда до сознания художника дошло то, что было в подсознании. Само обращение к такой категории как подсознание уже предосудительно для многих.

20 июля 2019 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://newlit.ru/~hudozhestvenniy_smysl/6720.html

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)