Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин

Пустогаров. Странные движения души.

Художественный смысл.

Чего-де мудрый отец не простит своим блудным сыновьям.

Погодные ассоциации.

Смело верь тому, что вечно,

Безначально, бесконечно,

Что прошло и что настанет,

Обмануло иль обманет.

М.Ю. Лермонтов

Вы не задумывались, почему всегда русские как-то держатся за свою материальную бедность, что ли (оправдываясь духовной самобытностью)? Вот и после 1991 года как-то сумели от своих западных соседей отстать. Да и еще не очень-то и признаются. Будто смутно чуют, что не богатый Запад – авангард человечества. Не прогресс – панацея землян. А некий хозяйственный застой. Это и в пословицах отразилось… Всех денег не заработаешь. Не в деньгах счастье. Живут не для радости, а для совести. И т.д.

Раньше православие влияло. Земная история, мол, ведет лишь к концу света. Самый грешный народ и неспособный к рациональному самосовершенствованию (русский) потому и богоносец, что лишь ему на Христа только и остается уповать. На Страшном суде спасение, мол, возможно лишь всем, а не персональное – по грехам. Все за всех отвечают. Где уж тут себя ставить в центр мира.

А теперь… А Америка…

Вон, эгоистически не подписывает Киотский протокол. – Ну так ураганом Катрин показала именно ей природа, что глобальная экологическая катастрофа на подходе (http://www.grani.ru/Events/Disaster/m.94332.html) и пора кончать молиться прогрессу.

Пора всем перестать идеализировать Америку как образец жизнеустройства.

И не чувствуют ли русские подсознательно, тайно, темно, давно и навеки, что на них нужно миру равняться. И не кажется ли сознанию (и их, и других), что это имперские амбиции.

И не потому ли Андрей Пустогаров рассказ “Странные движения души” (http://www.codistics.com/sakansky/all/pustogarov/andrey3.htm) построил на намеках.

Сердце красавиц склонно к измене и к перемене, как ветер мая…

Вот так же и западные украинцы, по Пустогарову.

“Я”-повествователь, приглашенный гость из Москвы, "на западных рубежах бывшего СССР”, в городе, где родился и вырос, встретил товарища юности, Назара:

"Мы коснулись друг друга лбами и постояли так несколько секунд. Возможно, что-то перетекло в этот момент из его головы в мою.

– У тебя надолго разговор?

– Еще минут пять”.

Обманул Назар, не обманул, но не освободился и через десять минут. “Я”-повествователь ушел погулять.

Первая жена Назара, когда сочла его плохим, оставила его, не взяв с собой двух сыновей. Теперь у нее третий муж. И захотелось детей забрать. - Забрала. Тем более, что хочет вернуться к первому. Намекает об этом “я”-повествователю. Чтоб передал Назару.

У Назара вторая жена. Но изменить ей Назару, видно, раз плюнуть.

"Я видел Назара, он стоял неподалеку и разговаривал со столичной журналисткой. Потом они вдруг развернулись и ушли куда-то вниз по улице. Сверкнули под фонарем и растаяли в темноте его босые пятки”.

Писатель, “старший друг Назара”, “был, наверное, самым известным писателем соседней страны”. "Во время избирательной кампании он подписал открытое письмо в поддержку своего кандидата с оскорбительными для его русских сограждан фразами”. “Писатель потом уверял, что сказать хотели совсем не то, что сказали”.

Писатель приглашен Игорем, - с целью продвижения литературы соседней страны в России, - в Москву. Не смотря на то, что он "заигрался в свою “русофобию””, он не только соглашается, но и ставит условие: чтоб ему оплатили самолет.

На публичном мероприятии Писатель, уча революции россиян, "явно чувствовал себя персонажем своего романа, что когда-то обратился с рассказом о своей родине к посетителям московского пивбара и красноречием выжал слезы даже из этих суровых людей”, и не заметил Писатель, что "большинство смотрело на Писателя с выражением “Не учи отца кашлять””.

“Я”-повествователь выступил на этом мероприятии с обвинением Писателя в почти геббельсовских пассажах в своей книге. Писатель… отказался, что это у него в книге есть.

В литературном кафе Писатель, декламируя свои стихи, указал ладонью на повествователя при словах: "Один из недобитых в девяносто первом…”. Но кончалось стихотворение братанием лирического героя с недобитком.

При прощании в аэропорту, в конце рассказа, Писатель с повествователем тоже обнялись.

“Фу, какие рационалисты - украинские националисты!” - как бы намекает Пустогаров. А его “я”-повествователь – наоборот: широкая-де русская душа. И самолет оплатил, и домашним супчиком кормил, и за “русофоба” Назара хлопотал, и ссужал этого Назара деньгами…

Ну

А что тех шатает?.. – "Возможно, перепады погоды вызвали все эти движения души”, - так начинается повествование.

Я извиняюсь, что своим пересказом и цитированием сгустил смутные намеки Пустогарова до состояния ясности ребенку (а еще можно ж доказать наличие негативизма “я”-повествователя к “русофобам”). Сам Пустогаров, мне кажется, подсознательно переживает по отношению к ним нечто большее. – То, о чем я написал вначале.

5 сентября 2005 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.codistics.com/sakansky/paper/volojin/solomon05.htm

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)