Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Полисский. Пермские ворота.

Отсутствие смысла.

Мещане сумели и против себя произведения приспособить к своему идеалу Пользы: сделали произведения модернизма родом резервной валюты. Было от чего устать. И искусство от столь экстремистского идеала обратилось к… безыдеалью.

 

Ты что, с Урала?

Что меня подвигло писать данную статью? – Главным образом отъезд Гельмана из страны. А это с его, думаю, подачи как главного реализатора проекта “Пермь – культурная столица” поставлены в Перми “Пермские ворота” (2011) Полисского.

Узнал я об этом произведении из “Бесогона” Михалкова, очень ловко связавшего отъезд Гельмана с ещё более ранним отъездом губернатора, давшего государственных 9 миллионов рублей на строительство на условиях, что собственностью города произведение не будет. А также с оглашённой радостью губернатора, что будет теперь жить, где не будет русских.

И стало интересно поискать, нет ли чего противного русскости и в скрытом смысле (если он обнаружится) данного произведения, раз так побежали из России его устроители.

Смысл, собственно, и не скрыт – он в отсутствии смысла. Ибо быть большой-пребольшой по величине буквой, с которой начинается имя города, и быть сделанным из того, чем богат (древесиной) край, называющийся по городу, – это являть скудомыслие, которое вполне может быть образом отсутствия смысла. Кстати это – общая идея постмодернизма.

Постмодернизм – есть усталость от модернизма. А тот был идеологической потугой вырваться из мира, где царствует Зло, во что-то над Добром и Злом, куда-то в иномирие, что было в большой вражде с мещанством. Иные с ума сходили от такого экстремизма (в первую очередь – Ницше, самый чёткий словесный оформитель такой идеологии). Было от чего устать за десятки и десятки лет господства философии ницшеанства в искусстве. Тем более, что мещане сумели и такие (против себя произведения) приспособить к своему идеалу Пользы: сделали произведения модернизма родом резервной валюты (сумасшедших денег стоят). Было от чего устать. И искусство от столь экстремистского идеала обратилось к… безыдеалью.

А страстный менталитет российский не может без идеала. И народ подспудно тоскует, к чему бы глобальному, мессианскому себя приспособить, как это было с православием и коммунизмом. Нет национальной идеи – и страна, можно сказать, в моральном упадке. Как Илья Муромец, лежавший на печи 30 лет, потому что дела по плечу не было.

Уехавшие экс-губернатор и Гельман самим отъездом как-то очень естественно*, получается, демонстрируют, что не подходят такому российскому менталитету. Им оставаться в России, чтоб было по душе, – это, надо б бороться с народом, ломать его через колено, для чего как раз очень годится постмодернизм. А власть и народ (которые едины оказались, особенно с Крымом) совсем не привечают их инициативу работать ни во власти, ни в галерейном бизнесе.

Запад, умеющий утилизовать любое течение искусства, даже образно отвергающее Запад, получается, культурный (ибо его людям плевать на образный смысл произведения). А Россия, людям которой не плевать, – некультурная!.. – Фокус-покус.

Ну как продвинутому Гельману жить с таким народом, с такой властью, что такого губернатора не удержала при власти? – Ну никак.

27 декабря 2014 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/270.html#270

*- Свалили вы всё в одну кучу - бывшего губернатора, который повластвовал и свалил со всеми капиталами за границу (можно подумать, это так редко в России происходит с чиновниками или олигархами), Гельмана, который уехал по причинам чисто идеологическим, Полисского, который сотворил этот нелепый дровяник...

- А мне кажется, что связь есть. Через неприятие российского менталитета. Правда, неприятие другой его черты, не затронутой в статье. Теперь затрону. Это – недостижительность российская. Дело не главное в жизни, – как говорил Феофан Затворник, – главное настроение сердца.**

Почему уезжают на Запад в большинстве случаев? – Из-за лучшего положения с материальной стороной жизни там, чем в России. Что мешает прибылям Чиркунова в России быть бо`льшими? – Так называемая политика социального государства, от которой в той или иной степени со времён Тэтчер отказались на Западе. (Это вмешательство государства в хозяйство в интересах социума.) Раз в интересах социума, то за счёт бизнеса. Раз так, то вон из России. Пусть во Франции "не меньше социализма, чем на родине” (http://newsland.com/news/detail/id/1317423/), но всё же (и он полемически заострил, конечно).

С Гельманом – похоже. Он галерист. Деньги зарабатывает от выставления и продажи произведений искусства. Причём специализируется он на постмодернизме. А тот, как выяснили мы выше, душепротивен страстному по менталитету народу. Особенно, наверно, во время национального подъёма в связи с Крымом. Раз так – валить надо из России: денег меньше стал зарабатывать на своём любимом деле, а хочется – больше.

С Полисским – иное дело. Он художник мирового масштаба. Он получает заказы не только в России. Ему можно не уезжать. Его радость – не деньги делать и на них потреблять побольше.

Чиркунов уехал с большими деньгами. Они ему всё сделают. У Гельмана, видно, меньше. Поэтому ему понадобилось сделать политическое заявление о причине переезда: будет лучше принят обществом, в котором Россия теперь поносится. Так что принимать всерьёз его политические слова не нужно. Всё – из-за денег, этого бога западной цивилизации, которая даже на постмодернизме делает деньги.

28.12.2014

**- Это ж усечённая цитата.

- Признаю. Я этого не знал. Но она, именно усечённая и неопределённая, до чрезвычайности верна для обозначения российского (русского уж точно) менталитета.

9.07.2016

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)