Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Писсаро. Картины.

Художественный смысл.

Хвала абы какой жизни.

 

Почему Писсаро бросил пуантилизм и дивизионизм

У меня хилая позиция в дальнейшем повествовании, признаюсь сразу. – Из-за того, что у меня есть несколько с мира по нитке собранных для собственного пользования законов (или не знаю, как их лучше назвать) искусствоведения (масса же людей не считает искусствоведение наукой, а считает как бы некой игрой в субъективные понятия). Есть и собственное (а кто я такой?) развитие заимствованного. И всё – не общепринято. Так, если у меня складывается из этой мешанины что-то логичное касательно какой-нибудь картины, то я считаю себя вправе выставлять это на обозрение.

Читая силлогизмы и бравуры о вот этой картине,

Писсаро. Поздний вечер на нашем лугу. 1887.

я подумал о ней совсем не так. Бессилие какое-то солнца. Пусть и не такие уж длинные тени, но солнце какое-то полупотухшее. И люди, видно, смирились давно. Если теория тепловой смерти Вселенной в середине 19 столетия была уже разработана, то перед концом века в культуре вполне могло зародиться настроение, ей подобное. Или, наоборот, ей вполне соответствовала философия Шопенгауэра:

"Жизнь во временном потоке представляется цепью безотрадных страданий, сплошным рядом крупных и мелких невзгод, то есть жизнь всего лишь эпизод, нарушающий покой абсолютного бытия. Жизнь может и должна заканчиваться стремлением к подавлению “воли к жизни”, превращением в ничто. Только в единстве со смертью жизнь может реализоваться как целое. Небытие является основой для дальнейшего существования” (https://desinfection.livejournal.com/15315.html).

И некоторые “измы” вполне оказались способны выразить такое настроение безразличия, бесчувствия. Почти буддистская нирвана. Всё зыбится как марево предпоследних секунд мира.

Писсаро. Наводнение в Понтуазе. 1882.

Писсаро. Дома в Понтуазе. 1878.

Но это – выражение колоссального разочарования. Импрессионисты к такому настроению отношения не имели. Наоборот. Как бы ни было плохо, всё равно хорошо, - хорошо, что есть сама жизнь. И если это верно для не раз голодавшего Моне, то тем более верно для Писсаро, жившего всегда очень бедно. (Не продавалась их мазня, как тогда её считали.) Мне вообще пришлось, я извиняюсь, вывести формулу импрессионизма: хвала (свет, мерцание) абы какой жизни (тема). Оптимизм такой, простецкий и индивидуалистский.

Писсаро не устраивало получившееся глубокомыслие пуантилизма. Он попробовал изобрести "монументальный импрессионизм” (https://8-poster.ru/onenews/721/).

Писсаро. Молодая крестьянская девушка с кофе. 1881.

Как он добился подавления тотальной зыбкости, я не усекаю. Похоже, тем, что в некоторых местах пуантилизма просто нет (в линиях подоконника, в кайме чашки, в ложке, в складках юбки, в кайме блузки, в волосах в тени). Пуантилизм обеспечивает необычное сияние (хвала). А абы какая жизнь – это низменность темы: бедность такова, что нужно ложкой выскрёбывать то, что не выпилось, гущу – всё же добро, не выбрасывать же его.

Писсаро. Молодая женщина и ребенок у колодца. 1882.

Здесь тоже не во всех местах пуантилизм (в блузке женщины, в её головном уборе, в камнях колодца, собственно, и в зелени, и в домах, и в небе). Только юбка женщины и платье девочки мерцают.

В результате он пуантилизм изгнал вообще.

Писсаро (слева направо): "Картофельный рынок на бульваре де Фос в Понтуазе" (1882 г.), "Продавщица мяса" (1883 г.), "Рынок домашней птицы в Жизоре" (1889 г.)

От хвалы, правда, отпали сильно действующие световые эффекты. Потому он, наверно, ещё раз соблазнился – дивизионизмом (первая репродукция). От которого тоже пришлось отказаться по уже указанной причине.

Её, правда, придётся натягивать на такие жизнерадостные вещи.

Писсаро. Жатва. 1889.

Писсаро. Кирпичный завод “Делафоли” в Эраньи. 1888.

Впрочем, можно себя накрутить, что это внешняя жизнь, обман самих себя, делание хорошей мины при плохой игре. А на самом деле всё "всего лишь эпизод, нарушающий покой абсолютного бытия”. Несуществование-де, вон, уже пробивается в этом мареве нерезкости.

Пришлось художнику и дивизионизм оставить.

Чем он после этого стал выражать хвалу, я как-то не могу ответить. Приблизительностью, что ли? Лёгкостью письма? А абы какая жизнь – это просто:

"Писсаро отходит от принятого в ту эпоху изображения городских достопримечательностей – знаменитых памятников, скульптур, архитектурных построек” (https://www.liveinternet.ru/users/publizist/post257304668).

Писсаро. Бульвар Монмартр. Дождливая погода днем. 1897.

30 июля 2021 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/pochemu-pissaro-brosil-puantilizm-i-divizionizm-61044ec749aa541e4a8812f0

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)