Неандертальское захоронение.

Нехудожественный смысл.

Подражательная магия.

Нехудожественный смысл применения багрового цвета

У меня беда (или радость, не знаю; потому что всё время пока выпутываюсь). Есть у меня одна опора в мировоззрении (и особенно в эстетическом, так сказать, мировоззрении), которая всё подламывается и подламывается. Опора - что искусство появилось с появлением человека, а человек – с появлением речевого мышления, второй сигнальной системы. В опоры это я взял себе, через других, от Поршнева. А Поршнев после смерти в столь многих пунктах своей гипотезы провалился за треть века к настоящему времени, что я в беде.

Предпоследним провалом было, что до меня (в 2006-м) дошло, что 130.000 лет назад у предкроманьонцев появилось ожерелье из раковин.

А думали-то, что первые произведения искусства – наскальная живопись кроманьонцев 40.000-летней давности. Тогда, по Поршневу, и появилось речевое мышление и человек.

Ну выполз я из такой беды. Зачем, подумал, ограничивать перестройку работы мозга несколькими тысячами лет? Ей же всё-таки из одиночной мутации в сколько-то массовую наследственность нужно было переместиться. Надо дать этому процессу лет 100-150.000. (Такова, вроде, и скорость образования новых видов вообще.) Хватит того, что неандертальцы тут не при чём. Остаётся, по Поршневу, резкая грань между людьми и ещё не людьми.

И я плохо понял скепсис учёного, открывшего для меня ожерелья, А. Маркова: “Насколько мне известно, обнаруженные до сих пор свидетельства символического осмысления мира и ритуальной деятельности неандертальцев (захоронения, украшения и др.) либо значительно моложе израильских и алжирских находок [это упомянутые 130.000 лет], либо их возраст вызывает сомнения”.

Я обрадовался было, а зря. Ибо через несколько месяцев понял: какая разница, что у неандертальцев это моложе. Факт же, что появилось. Это при другом-то мозге, чем у кроманьонцев.

Мозг обязательно другой.

Нет-нет. Я не ретроград. Я знаю, что у животных есть инструментальное мышление и коммуникативная речь. А под неё у макак – опытами зафиксировано - в мозгу даже центры голосовой внутривидовой связи там же находятся, где у человека центры речи.

Просто другость мозга, значит, глубже, чем районирование на коре головного мозга.

Глубже, и вот у животных нет речевого мышления.

Ну пусть возле костей неандертальца нашли в одном месте ожерелье из зубов, в другом – костяную флейту*, в третьем - каменную скульптуру лисы со вставным глазом из кости. Я всё вынесу за скобки как единичные исключения. (Мало ли как, когда и почему они там оказались.)

Но захоронений-то неандертальских многие десятки.

А это ж религия. А религия – форма общественного сознания. То есть опять подломилась опора.

И вот я опять оказался спасён. Ю. Семёновым (http://scepsis.ru/library/id_305.html). – Не религия - эти захоронения. А магия.

Говорение животных – проторечь. Она признак ситуации, её часть. Тревожный крик неотторжим от опасности. Крик о змее неотторжим от факта появления змеи, об орле – от появления орла. Те же макаки отличают поддельный под макакчий крик и - не реагируют. Видно, малейшего отклонения от ситуации достаточно. А чтоб макака закричала о змее, надо змею ей подпустить. И детёнышу макаки достаточно раз-два поприсутствовать в ситуации, чтоб всё усвоить.

И чтоб сделать каменное орудие (их всего 4 вида у неандертальцев), молодому достаточно поприсутствовать. И увидеть, что надо кремень, а не что-нибудь, взять, для обивания речной гальки, - тоже речевого мышления не надо.

Но всё-таки это уже производство. То есть ничто, ну просто ничто не помешает неандертальцу сделать каменный топор, а им – заточить комель молодой ели и срубить ей все ветки, то есть сделать копьё. Разве что все большие животные должны б навсегда исчезнуть.

Это уже могущество. Это уже не животное, хоть ещё и не человек. Это уже не абсолютная привязанность к ситуации - поведения. Будь то проторечь или протомышление.

Попасть же копьём бизону, куда надо, может и не получиться. И не раз. Случаи. Невезенье. Неизвестное. Или, наоборот, не известно от чего везение. Если случилось пару раз, что повезло при плевке на комель, то плевать станут всегда. Хоть и с плевком не всегда будет бросок удачным.

Откуда такое упрямство? – От могущества. От привычки достигать желаемого во что бы то ни стало. Отсюда и возведение в совершенно необходимое некоторых зряшных (с нашей точки зрения) действий – магии, волшебства.

В одной области деятельности – в производстве орудий, скажем, - её меньше, в охоте – больше. Носитель наибольшей информации при инструментальном мышлении – старик. Имеет смысл во что бы то ни стало сохранить его живым. Даже если он умер.

Да и кто знает, умер ли он. Может, он впал в такую же спячку, как сурок – на зиму?

Как осенью засыпает сурок? – В норе, с припасами зерна. Вот и неандертальцы своего старика “клали в “нору”, в позе спящего сурка и посыпали зерном или багрово-желтой охрой, краской осени” (Олжас Сулейменов http://www.kitap.net.ru/sulejmenov/aziia2-20.php).* * На правый бок его, скрюченного… – Подражательная магия. Неотрывная от ситуации с драгоценным стариком. Лучше всех умевшим добиваться результата. Самым своеобразно сильным. Он – проснётся.

И не нужно пока неандертальцу речевого мышления.

4 августа 2007 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/45.html#45

* - Есть объяснение, что это не флейта:

http://www.gumfak.ru/kult_html/uchebnik/uch05.shtml

“У неандертальцев мы встречаем и первые попытки запечатлеть духовные представления в зримых обрядах. Так, в пещере де Л'Азе (Франция) была найдена часть ребра с нанесёнными насечками, линиями. Насечка на кости обнаружена в пещерах Ла Ферраси, Баго Киро (Болгария), на стоянке Вилен (Германия), в Турске Маштале (Чехия) и др.”

Более того. Есть симпатичное объяснение, что это счётная палочка:

“нужно было принести, например, по 3 древка для дротиков из леса на расстоянии 2 суток хотьбы от стойбища, перед отправкой можно было установить число древков, но сохранить в памяти это число до возвращения в стойбище оказывалось трудным делом: комбинации на руках и ногах забывались, камни мешали в пути, частично терялись и Т. д. Гораздо рациональнее была палка или кость со следами ударов рубящим орудием”

http://nounivers.narod.ru/bibl/numb2.htm

Причём, объяснение, не затрагивающее приоритет человека на речевое мышление.

** - Есть гораздо более раннее применение охры, у гомо-эректусов.

http://toyber.narod.ru/ISTOR.htm

“Принципиальное изменение способа решения приспособительных задач возникает только у Homo erectus (питекантропы, синантропы), проживавших в период от более 1 млн. лет до ~300 тыс. лет тому назад. Реальные находки относятся к двум периодам: более 1 млн. лет тому назад и 700-500 тыс. лет тому назад. Результаты деятельности Homo erectus уже не удается проинтерпретировать и уложить в представление об их утилитарной необходимости ради удовлетворения голода, половой потребности или для самообороны и даже как вспомогательную деятельность по изготовлению и использованию орудий. Как таким образом объяснить крашение обглоданных костей охрой…

И эти, и другие особенности культуры Homo erectus, о которых будет сказано дальше, могут быть объяснены появлением и постепенным внедрением в систему приспособительных действий - воспроизведения коллективной охоты в состоянии эмоционального подъема, продолжающимися в этом состоянии выкриками, связанными с работой орудием при отсутствии непосредственного контакта с жертвой обычными для хищников средствами убийства (предритуал - последействие). Затем подобное коллективное действие провоцируется чувством голода и воспроизводится над останками пиршества, для чего они и окрашивались окислами железа, воспроизводя цвет крови (А. Д. Столяр). Возможно, и сам цвет охры был стимулом для организации предритуала”.

Вот с этой ветви генеалогического древа гоминид и пошли преимущественные охотники, не падальщики. И, вооружившись огнём, пошли они по всему свету, даже и в холодные страны, и доразвились до неандертальца. (И тот уж охре ещё одно назначение нашёл, но опять имитационное.) А другие, падальщики, остались в Африке и, вооружившись огнём, принялись отгонять хищника от убитой им жертвы, и доразвились до кроманьонца. (И тот только охре нашёл художественное применение – окрашивать процарапанные линии изображений.)

29 августа 2009 г.

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)