С. Воложин.

Дали. Последнее произведение.

Прикладной смысл.

Мол, многозначительно: математично.

 

Искусствоведение – наука, а я – миниучёный в ней

Возьмём высказывания безусловного авторитета в учёном мире, академика Мигдала, и сравним со мной.

Мигдал:

"…построения в физике требуют постоянного согласования с тем, что мы уже знаем об окружающем мире” (https://litvek.com/br/79073?p=31).

Мне очень легко это делать теперь, в век электроники. У меня есть просветительский искусствоведческий сайт, http://art-otkrytie.narod.ru/ , в нём есть поиск по сайту и файл со списком всех авторов. Вот в последней статье, “Разоблачение Дали”, мне потребовалось подкрепись вывод о том, что последнее произведение Дали не является произведением художника, а является произведением иллюстратора. Я смутно помнил, что уже не раз доказывал это в своих прежних статьях. Надо оцифровать мою смутную память. – Я беру, перехожу в файл - список авторов, - кликая на активную букву “Д” на главной странице, нахожу Дали, вижу 7 статей, по очереди открываю каждую… А у меня в каждой вверху большими красными буквами написано или “Художественный смысл” или что-то другое со смыслом: прнкладной, иллюстративный, образный… И в моей системе ценностей первосортным является неприкладное искусство (общение между подсознаниями автора и восприемника по сокровенному поводу). Только его я наделяю художественным смыслом. Всё остальное искусство, прикладное, о, в общем-то, знаемом, выражающее, усиливающее осознаваемый замысел, имеет-де лишь эстетическую ценность. А если выражает очень уж ясными образами, то это вообще околоискусство. – Так вот. Открывая каждую статью о Дали, я мгновенно читаю, есть ли вверху красным слово “художественный” или нет. И мне сразу становится ясно, какого качества художник творил разбираемое в этой статье произведение. – Получилось в результате обзора всех семи статей, что только в одной я его наделил высшим качеством. – Теперь смог написать в новую статью слова, что он: “дурил людей”.

.

Мигдал:

"Физическая теория - не логическое следствие из принятых аксиом, а здание, построенное на правдоподобных предположениях, которые предстоит проверить. Казалось бы, здание строится на шатких основаниях, но слабые звенья постоянно заменяются более крепкими, и здание делается все прочнее”.

И у меня на сайте принято ничего не стирать. Если кто мне докажет (или если до меня самого дойдёт), что я ошибся в конкретно этом вот месте, я ставлю там большую красную звёздочку и делаю сноску, в которой ошибку признаю. На месте ошибки я красным же цветом делаю поправку. Иногда мне приходится ставить звёздочку в заглавие и в сноске писать, что вся статья ошибочная. А верный вариант находится по такому-то адресу.

А что не логическое следствие у меня в статье играет главную роль, можно заметить по некоторому сумбуру изложения. Это из-за стиля “поток сознания”. Моя-то задача – определить, каким подсознательным идеалом вдохновлялся автор при создании произведения имярек. Ориентируюсь я по “тестовым” странностям, странностям на момент создания произведения. Для такой ориентации мне надо писать и чуять не втягиваюсь ли я в самообман, та ли это странность, что указывает на подсознательный идеал. Я веду себя, как амёба. Та высовывает ложноножку в каком-то направлении, чувствует, что там еды меньше, прячет её и высовывает в другом направлении другую ложноножку. – А я часто не стираю ложный ход мысли, просто перехожу к другой. Часто – противоположной, и та как раз потому оказывается попавшей в цель. Мне аж жалко тратить время на стирание прежней мысли – так меня тянет развивать новую. – Угадка это истины, а не логика.

Правда, последнее больше относится к другому высказыванию Мигдала:

"В главе “Как работают физики” будет много примеров того, как неуклонно приводит к цели метод проб и ошибок. Вы увидите, как мало было оснований для гениальной догадки де Бройля о волновых свойствах частиц: раз свет - и волна и частица, почему бы электрону тоже не быть сразу и частицей и волной! Или другой пример: уравнение Шрёдингера, блестяще объяснившее свойства атома еще до того, как смутные и тончайшие соображения привели к пониманию физического смысла волновой функции.

Есть особая прелесть в этих поисках в потемках, где проводник - шестое чувство!”.

.

Ещё Мигдал:

"Математик не может без негодования смотреть, “как физик суммирует бесконечные ряды, предполагая при этом, что два-три члена ряда дают хорошее приближение ко всему ряду, и вообще живет в царстве свободы, нарушая все “моральные нормы”. Но вместе с тем эффективность “колдовства” физиков… оставляет математика в состоянии немого изумления”…

Результативность интуитивных методов физики объясняют слова, написанные на камине в доме Эйнштейна: “Господь Бог изощрен, но не злонамерен”. Экзотические ситуации, которые математик обязан предусмотреть, создавая строгое доказательство, редко встречаются в реальном мире - бесконечности и разрывы есть результат упрощенной или неудачной формулировки. Можно ожидать, что те же величины в более совершенной теории окажутся конечными и непрерывными при вещественных значениях переменных. И тогда возмущенный математик получит строгим путем часть уже известных физикам соотношений”.

Что меня толкнуло писать упомянутую статью “Разоблачение Дали”? – Я читал восторженные слова, что Дали читал книгу о теории катастроф, восхищался ею. А написано это было по поводу последней картины Дали, очень сильно переживавшего смерть жены и вообще переставшего писать после этой картины и вскоре умершего.

И меня озарило, что, раз Дали так в итоге опустился, то явно его восторги о теории катастроф приходились на время, предшествовавшее его душевном падению. То есть ласточкин хвост (графическое отображение какого-то вида катастроф), применённый им в последней картине-автопортрете для абриса своего лица, появился в его сознании раньше трагедии с его, Дали, душевным состоянием. То есть ласточкин хвост – иллюстрация, а не результат подсознательного идеала (скажем такого: всё ничто, если нет моей ЛИЧНОЙ ПОЛЬЗЫ {жены Галы}). – И я стал писать статью о том, что у настоящих художников (как и у физиков, видим) сперва случается вдохновение, а потом приходит математик и находит математическую основу того, что вдохновило художника (физика). А если последовательность обратная, то это не художник, а иллюстратор знаемого.

.

Мигдал:

"Красота теории имеет в физике почти определяющее значение, делает недостоверные рассуждения достаточно убедительными, чтобы поставить эксперимент для проверки предположений”.

Я не знаю, насколько красива мысль, что сперва у художников вдохновение чем-то неясным, требующим себя выразить (а как? неясное ж!), а потом приходит математик и вычисляет, какому именно соотношению соответствует золотое сечение или что-то иное, математическое. Я не знаю, красиво ли я поду мал, но слова Мигдала подвигли меня на проверку, когда именно Дали читал теорию катастроф и когда умерла Гала, его жена.

Она умерла 10 июня 1982 г.

А "В 1978 году, 26 мая Дали избирают иностранным членом Академии искусств Института Франции. Во вступительной речи он отметил значительное влияние “великого математика и тополога Рене Тона”, автора теории катастроф. “Это прекраснейшая в мире эстетическая теория, то есть я хочу сказать, что меня она заинтересовала главным образом с эстетической точки зрения, потому что каждая из катастроф, а он их насчитал шесть: параболическая точка округления, "ласточкин хвост " и т. п., - завораживала меня чисто эстетически, а его самого - по иным причинам...”.” (https://vuzlit.ru/534786/teoriya_katastrof_1979_1983).

На минимум 4 года раньше. Эксперимент теорию подтвердил.

Смешно, что и я, своём экстремизме, называю второсортное прикладное искусство имеющим эстетическую ценность. Когда каждая деталь содержит идею целого и сделано оказывается так, что кажется, что лучше нельзя.

21 августа 2021 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/iskusstvovedenie--nauka-a-ia--miniuchenyi-v-nei-6120b27f5980e060bb50a6f9